В Котласе матери ребёнка-инвалида разрешили судебно-психиатрическую экспертизу в заочном формате

В истории с проведением судебно-психиатрической экспертизы по признанию недееспособности появилось продолжение
Фото из архива «Правды Севера»

Речь — о герое публикации «Правды Севера» Глебе Истомине, о котором наша газета рассказывала в январе.

На днях Котласский городской суд Архангельской области вынес определение о назначении судебно-психиатрической экспертизы по признанию недееспособности юного котлашанина с тяжёлой инвалидностью в заочном формате.

В суд за статусом

Напомним, в редакцию тогда обратилась инициативная группа — родители тяжёлых детей-инвалидов из Котласа. В их числе были и родители Глеба, которые пояснили, что существует проблема, связанная с прохождением судебно-психиатрической медицинской экспертизы в Архангельске.

Дело в том, что по закону, когда дети, имеющие тяжёлую инвалидность, достигают совершеннолетия, их родителям, чтобы и дальше представлять интересы своих уже взрослых детей, необходимо в судебном порядке подтвердить право на опекунство — получить статус опекуна, пройти через процедуру лишения «не ребёнка» дееспособности.

И поскольку в Архангельской области судебно-медицинская экспертиза проводится только в Архангельске, то, по словам родителей, везти тяжёлого инвалида приходится порой за сотни километров. Справиться с такой поездкой может не каждый — это сложно не только физически, но и финансово.

По словам Ирины Истоминой, организатора интернет-сообщества помощи детям с поражением центральной нервной системы «Особый ребёнок», если раньше специалисты-эксперты ездили в Котлас сами, то теперь выезжать перестали. И такая ситуация, как пояснили родители «Правде Севера», не только в Котласе.

Инициативная группа «Особого ребёнка» выступила с предложением рассмотреть возможность проведения экспертизы заочно, с помощью телемедицины, учитывая тяжесть заболевания инвалида. Свои предложения котлашане также отправили депутату Госдумы Елене Вторыгиной.

«Без присутствия пациента»

Разбираясь в ситуации, «Правда Севера» пообщалась и с другими семьями Архангельской области, которые в разное время проходили через процедуру признания недееспособности. Они подтвердили, что вынуждены были для проведения экспертизы возить своих детей, имеющих паллиативный статус, в Архангельск — проблема существует. В итоге редакция обратилась за комментарием в региональное министерство здравоохранения — к главе ведомства Александру Герштанскому.

В министерстве подчеркнули, что на территории Архангельской области проведение судебно-психиатрической экспертизы возможно только на базе профильного отделения психиатрической больницы — в Архангельске. Но возможность проведения заочной судебно-психиатрической экспертизы по решению суда тоже существует. Для этого необходимо предоставить в суд медицинские документы от лечащего врача по месту жительства, указывающие на невозможность участия гражданина в очной процедуре. В данном случае экспертиза будет проведена на основе имеющейся медицинской документации — без присутствия самого пациента.

На собственном опыте

Комментарий министра мы включили в материал. И, судя по реакции читателей, для многих именно эта информация стала полной неожиданностью. О возможности заочного формата экспертизы родители детей-инвалидов оказались абсолютно не осведомлены.

Между тем Ирина Истомина, которая изначально и обратилась в «Правду Севера» с проблемой, на днях смогла убедиться на собственном опыте — заочный формат существует. Котласский городской суд в феврале вынес определение о назначении заочной судебно-психиатрической экспертизы о признании недееспособным её сына Глеба.

— Но мне и после суда писали, звонили многие родители, — говорит Ирина Истомина. — Не только из Котласа, но и из других городов. В нашем родительском интернет-сообществе десятки особых семей. Переспрашивали: «Заочно? А что, так можно было?» Подходили и незнакомые люди на улице: «Как у вас дела с судом? Мы за вас переживаем…»

Да я и сама до конца, если честно, ещё не верю, что не придётся везти Глеба в Архангельск, — признаётся Ирина. — Думаю, наше судебное определение для многих будет как прецедент, вселяющий надежду… Спасибо «Правде Севера», что помогли поднять эту тему!

«Все пошли нам навстречу»

По словам Ирины Истоминой, после публикации её пригласил на приём котласский межрайонный прокурор.

— Узнав о нашей проблеме, прокурор дал поручение изучить ситуацию — меня подробно проконсультировали по поводу того, какие документы необходимо собрать для предстоящего судебного заседания, — говорит Ирина. — Порекомендовали, например, взять справку в больнице о том, что ребёнок нетранспортабельный. В больнице, правда, переспросили: «Что значит нетранспортабельный? Вы ведь можете носить сына на руках…» Но справку всё‑таки выдали. Я также взяла заключение психиатра. У нас в Котласе есть замечательный доктор Сергей Николаевич Ануфриев, который так внимательно отнёсся, выдал обстоятельное заключение. Очень благодарна и адвокату Владимиру Цвилю за бесплатную юридическую поддержку.

— Глеб присутствовал на судебном заседании?

— Да, мы его взяли с собой, — кивает Ирина. — Обстановка в суде была благоприятная, поэтому Глеб перенёс всё спокойно. Само заседание в общей сложности длилось минут 15–20. Я, кстати, статью «Правды Севера» с комментарием министра Александра Герштанского тоже захватила с собой в суд. Для уверенности, на всякий случай… Ходатайство в суд направили и органы опеки — все пошли нам навстречу.

— После того как экспертиза состоится, каким будет ваш следующий шаг?

— Дальше будем решать вопрос об опекунстве. Мы с мужем вдвоём собираемся стать опекунами Глеба, — поясняет Ирина Истомина. — Сейчас, как мне пояснили, углублённый медосмотр для родителей-опекунов отменили, анализы сдавать тоже не надо. Необходимо будет заказывать справки о том, что мы несудимые — на это уйдёт какое‑то время, а так стандартный пакет документов. Но всё это здесь, в Котласе, ехать никуда не придётся, поэтому, надеюсь, будет не так сложно.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Наталья ПАРАХНЕВИЧ