Память сердца: Путешествие

Продолжаем публикацию заметок архангельского фотографа Николая Чеснокова
Фото: Николай Чесноков

Лучшая в жизни пора — июньские деньки на бережке Соломбалки.

Сидишь вместе с книжкой и фотокамерой, готовой увидеть и запечатлеть всякие чудеса. Вот туда-сюда снуют лодки, моторные катера — и распрекрасных сюжетов не счесть! Вспоминаешь строки поэтессы Ольги Фокиной: «Соломбалка, Соломбалка — ни река, ни ручеёк», — и далее через две строки: «…Сколотили мастера флот не меньше, флот не хуже, чем у Первого Петра!»

Видишь в тельняшках обветренных капитанов маломерных судов: кто стог сена везёт или огромную гору рыбацких снастей, кто оконную раму или медный, сверкающий в солнечных лучах самовар. С ними рядом на лодочных крышах их верные друзья — лохматые псы, держащие нос по курсу — только вперёд! А вот и удалая поморка с кучей ребятишек на зелёном борту, ведь для неё самое лучшее воспитание — это всей шумной «капеллой» пуститься в кругосветное путешествие! Впереди новые земли, новые берега, новые открытия. Впереди большая, часто тревожная жизнь.

Рядом на травке старинная книжка писателя-путешественника Сергея Максимова «Год на Севере» чудным образом открылась на нужной страничке. Вот он, портрет Соломбалы середины XIX века, которая: «…сильно оживляется летом со времени открытия навигации. Сам Архангельск будто бы вымирает, на это время уступая Соломбале.

Шумная деятельность помимо рыночной площади сосредоточена в гавани. Двина здесь столь глубока, что позволяет купеческим кораблям становиться вдоль крутого и приглублённого берега. Вдоль реки тянется ряд приглядного вида домов — это купеческие конторы с надписями „offise“ или гостиницы с названием „taverne“ с прибавлением названия города, откуда бывают пришельцы: „Madride“, „London“, „Paris“. Не надивишься шумной и разумно-сосредоточенной деятельности в гавани. И восстаёт живым образ Петра, первого основателя заграничной торговли…»

…На этом, давно сделанном снимке с мамочкой-капитаном её детям неслыханно повезло. Время прошло, они давно повзрослели и, верно, сами уже капитаны. Сами выбирают пути-перепутья и сквозь лихие шторма идут напролом. В поморских краях каждый знает: с речки Соломбалки начинается Мировой океан.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Николай ЧЕСНОКОВ