Хор Пинежского землячества побывал с гастролями в сёлах малой родины

Поездку с программой «Край наш Пинежский, край наш таёжный» артисты приурочили к 95‑летию Пинежского округа

Притяжение Севера у каждого своё. Кто‑то приезжает, чтобы открыть неизвестную землю. А для тех, кто здесь родился, — это возвращение к себе.

Хор Пинежского землячества «Рябиновые зори» в Архангельске в прошлые выходные отправился в поездку с программой «Край наш Пинежский, край наш таёжный» по сёлам Пинежья, приурочив её к 95‑летию Пинежского округа.

Артисты хора для поездки выбрали левобережье, куда попадать сложнее, особенно сейчас, когда дороги размыты, вода стоит на Пинеге высокая, понтоны ещё не установлены.

Кеврола и её околока

Яна Акулова родом из Кевролы, сейчас живёт в Архангельске, работает в детском саду музыкальным педагогом, и она — молодое поколение хора «Рябиновые зори». Её мама, Анна Акулова, — руководитель Кеврольского народного хора. Яна едет домой, в родное село, но всё же она теперь представляет здесь хор пинежского землячества из Архангельска.

По дороге Яна выступает в роли экскурсовода, рассказывает историю своего старинного села. Шутка ли — оно основано в 1137 году и было первым центром Пинежского уезда.

— У нас до сих пор нет улиц, — говорит Яна, — только околока, их в селе 15.

И правда, мы как раз проезжали мимо вывески с названием «Околок Обросов». Да, такое село — находка для особых ценителей живой истории. В том числе песенной. Кеврола известна хором «Кеврольские жёнки». Я видела выступление этого хора на фестивале «А в Пекашино ставят стога» в 2017 году. Почему‑то они мне запомнились весёлыми, жизнерадостными, наверное, праздник к тому располагал. А ещё они озорно пели пинежскую песню с прозвищами, там, где «веркольцы — ельцы, люли-люли; шардомена — кашники, люли-люли; церкогора — церепаны, люли-люли». И так далее. «А кеврольцы — богомольцы, люли-люли». Одеты тогда они были в лёгкие красные сарафаны, чтобы и работать было удобно, и хороводы водить, и игры устраивать.

А сейчас дома в качестве принимающей стороны все артисты были степенны, да и как иначе можно себя вести, облачившись в парчовые наряды?

Выступление хора «Рябиновые зори» было назначено на 12 часов. Мы приехали за полчаса до него. Успеть бы артистам переодеться. А ведь с трёх часов ночи они в дороге. Надо было преодолеть две переправы, потом объезд по какой‑то таёжной дороге из‑за того, что основную размыло, а это сто с лишних километров. Когда автобус останавливался — водителю надо было отдохнуть, артисты начинали репетицию, и на всю тайгу неслись пинежские напевы. Никакого отдыха.

Пока они переодевались, я успела обежать один кеврольский околок, но всё думала — как они с дороги будут выступать? Ведь даже чаю не успевали попить. Но они вышли на сцену Кеврольского дома культуры собранные, никакой усталости заметно не было. Впрочем, первое выступление всегда самое сложное. В зале много молодёжи, детей. Это хорошо, но не всё им эмоционально понятно в сложных старинных песнях. Но дети и подростки сидели до конца выступления хора. А потом все вместе водили хороводы. В том числе мальчишки. И было видно, что им это нравится. Поскольку шёл дождь, хороводы водили в фойе Дома культуры. Тут и кеврольский хор развеселился — хоровод ведь и объединяет, и заряжает общей энергией. И какой она будет, зависит от тех, кто его начинает водить. В тот день тон задавали «Рябиновые зори», которые приехали на родную землю с большой любовью…

Ёркино и его «избушки на курьих ножках»

Когда мы ехали в Кевролу через Ёркино, я чуть из автобуса не выпрыгнула, увидев целый ряд амбаров, которые стояли вдоль дороги — один в один, будто избушки на курьих ножках. Для северной деревни амбар — дело привычное, но обычно они стоят где‑то на задворках, а здесь — на главной улице. Да ещё таким строем. Оказалось, что они раньше тоже были на задворках, а когда в восьмидесятых годах прошлого столетия в селе пошло строительство, а заодно и перепланировка, амбары оказались на центральной улице. И теперь они — её главное украшение.

Когда мы вернулись из Кевролы в Ёркино, и снова же артисты пошли переодеваться, я побежала фотографировать это диво дивное. Шёл дождь, но как‑то он даже не мешал, а в чём‑то создавал настроение. (И я не случайно делала эти снимки — с амбарами связана потрясающая история, которую оставлю на один из следующих номеров).

В Ёркино к нам в автобус села Анна Владимировна Томилова, депутат окружного Собрания депутатов, которая всю жизнь в Ёркино проработала музыкальным педагогом в детском саду. Она тоже рассказывала разные истории про Ёркино. Меня поразила вот эта, которую я потом прочитала и на стенде, где рассказывалась история села. Недалеко от него протекает река Нельнега, на которой стояли мельницы, известные во всей округе. А местные жители решили построить там гидроэлектростанцию. Строили сами на добровольных началах на средства колхоза. И построили! Начали в 1948 году, а в 1951 в селе появилось электричество — первое в районе. Это для представления — вот такое оно, Ёркино!

Когда я прибежала перед самым началом выступления хора, зал уже был полон. Для жителей села это событие. И если в Кевроле переживала, как после утомительной поездки выступят артисты, то здесь беспокойство сразу прошло. Зрители — сама доброжелательность. И с первых номеров — аплодисменты. Особенно горячо принимали шуточную песню «Про Фому», которую «Рябиновым зорям» подарил Сергей Григорьев, врач по профессии, но также автор многих песен, которые уже стали народными.

Когда со сцены читали небольшие рассказы Фёдора Абрамова «Во крестьянстве выросла» и «Корка хлеба», многие зрительницы утирали слёзы — всё своё, всё понятно.

И у артистов от такого приёма будто крылья выросли — от усталости и следа не осталось. Недаром говорится, что сцена лечит. А ещё больше — душевные зрители, какими оказались жители села Ёркино.


Веркола: требовательная и справедливая

На воскресенье было назначено два выступления хора — в Верколе и Карпогорах. Перед выступлением в Верколе артисты волновались. Всё же там есть свой хор, весьма известный, а потом веркольчане каждый год имеют возможность видеть и слышать разные коллективы, которые приезжают на фестиваль «А в Пекашино ставят стога».

Но поддержать гостей пришли артисты Веркольского хора, я сидела рядом с ними, видела, сколь доброжелательно они были настроены. И требовательный веркольский зритель с первых номеров воспринял выступление гостей. Того же «Фому» просили повторить на бис. Эту песню исполняли Елена Гольчикова, руководитель хора, и Илья Залывский, который Верколу считает своей малой родиной. Хоть он родился и вырос в Архангельске, но каждое лето приезжал сюда к бабушке и дедушке. Они были в зале, к тому же бабушка, Татьяна Александровна Абрамова, поёт в Веркольском хоре.

После выступления хора сдержанные веркольцы подходили к участникам хора «Рябиновые зори», благодарили, обнимали, а потом водили хоровод, к которому присоединились и участники Веркольского хора.

Очень важный момент — на выступление «Рябиновых зорей» приезжали хоры из других сёл. В Кевролу приехали фольклорно-этнографическая группа «Живëм» из деревни Лохново и фольклорный коллектив «Покшоночки» из деревни Кобелëво, В Ëркино — Кушкопальский народный хор, в Карпогорах вместе с «Рябиновыми зорями» хороводы водили фольклорный коллектив «Журава» из деревни Ваймуша и Шотовогорский народный хор.

О том, как важно такое содружество, сказала Елена Гольчикова. Она говорила, что в городе чувство привязанности к родной земле живёт глубоко в сердце. И воплощается в песню.


Пинежский песенный круговорот

Осенью прошлого года у «Рябиновых зорь» появился новый руководитель.

— Нам очень повезло, что Елена Ювинальевна Гольчикова согласилась работать с хором, — говорит Ольга Михайловна Репищная, одна из опытных участниц хора, которая в этой программе была ведущей. — Не прошло ещё и года, как Елена Ювинальевна занимается с нашими артистами, а мы уже видим результат.

Елена Ювинальевна тридцать лет пела в Северном русском народном хоре, сейчас руководит малым Северным хором.

— Моя главная задача как руководителя малого Северного хора — учить детей подлинным традициям, а их можно взять только здесь, где они хранятся до сих пор, — объясняет она. — И я это могу сделать, занимаясь с хором «Рябиновые зори», репертуар которого состоит именно из таких произведений. Мы знаем, из какого села взята песня, как она раньше исполнялась, чтобы уже в своём исполнении сохранить её подлинный смысл.

Эта поездка хора «Рябиновые зори» была очень насыщенной концертами, встречами, плюс трудные переезды с двумя паромами и размытыми дорогами. Но для всех участников хора такая поездка — это счастье. А ещё на выступление «Рябиновых зорей» приезжали хоры из разных пинежских сёл. И это тоже был не только песенный, но и душевный обмен. С какими‑то коллективами договорились об участии в фестивале «Пинежские тальники», который тоже инициировал хор «Рябиновые зори».

В интервью нашей газете Михаил Афанасьев, президент Российской библиотечной ассоциации, директор Государственной публичной исторической библиотеки России, сравнил библиотеки с воздухом. Когда он есть — его не замечают. А когда нет — дышать нечем. Если продолжить эту ассоциацию, тогда народные хоры — это тонкий озоновый слой. О нём можно не думать, не вспоминать, но без него нет жизни.

И пожалуй, что народные хоры — это всё же не художественная самодеятельность. Конечно, есть научная классификация, кто такие профессиональные артисты, а кто самодеятельные. Артисты народных хоров где‑то работают, учатся или находятся на заслуженном отдыхе. Их никак профессиональными не назовёшь. Но… У них есть миссия! В этом всё дело.

И миссия эта, возможно, в том, чтобы поддерживать песенный круговорот, чтобы он никогда не прекращался и не останавливался. Вот и сейчас песни, пришедшие в город из пинежских сёл, побывали дома и вернулись обратно. Но с новой энергетикой. Теперь её своим слушателям будут передавать те, кто эти песни исполняет. Всем хватит!

Фото автора и Михаила Тараканова

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Светлана ЛОЙЧЕНКО