Николай Хлустиков

Прокурор Архангельской области — об аварийном жилье, «серых» схемах на автотранспортном рынке и мезенском кофе в самоваре
Николай Хлустиков. Фото предоставлено областной прокуратурой
В Архангельске в 2020 году появилась аллея, посвящённая 300-летию прокуратуры России
Рабочая поездка в Мезень с губернатором Архангельской области Александром Цыбульским
Ежегодно сотрудники прокуратуры поздравляют воспитанников Рембуевского детского дома с 1 сентября

В июле 2021 года в Архангельской области был назначен новый прокурор. Представить его приехал заместитель генерального прокурора Российской Федерации Алексей Захаров.

В первом большом интервью мы спросили Николая Хлустикова о приоритетах работы и впечатлениях от региона.

– Николай Николаевич, до назначения в Архангельскую область вам приходилось работать в нескольких регионах — Владимирской и Липецкой областях, Республике Крым. Проблематика Севера России для вас оказалась в новинку?

– До приезда в регион я знакомился с проблематикой заочно, в том числе по публикациям в СМИ. После вступления в должность я объехал практически всю область за исключением, пожалуй, труднодоступных районов — Лешуконского, Ленского. Безусловно, есть общие проблемы, присущие всем регионам. Например, в сфере здравоохранения — это обеспечение лекарственными препаратами, или в сфере ЖХК — качество услуг управляющих компаний. Но есть и вопросы, которые специфичны именно для Архангельской области. Пожалуй, главная проблема — это ветхое и аварийное жильё. Масштабы, конечно, впечатляют. Ни один приём граждан не обходится без обращений по этой проблеме.

– Какие полномочия у прокуратуры в этом вопросе?


– Мы работаем по трём направлениям. Во-первых, программа переселения из аварийных домов реализуется за счёт бюджетных средств. Мы отслеживаем процесс их эффективного расходования, чтобы они были потрачены без хищений, и оцениваем адекватность принимаемых властями решений.

Во-вторых, это манёвренный фонд. Есть ситуации, когда людей из аварийного жилья необходимо переселить немедленно. Речь идёт о сходе домов со свай. Например, в 2021 году в Архангельске со свай сошло шесть многоквартирных домов. Люди фактически остались без жилья, и по закону муниципалитет должен предложить им манёвренный фонд. Но в Архангельске и ряде районов области этот фонд недостаточен и находится в плохом состоянии, поэтому люди просто отказываются заселяться в эти жилые помещения. Судом удовлетворено наше исковое заявление о возложении на администрацию города Архангельска обязанности привести помещения манёвренного фонда в соответствие с требованиями санитарно-эпидемиологического законодательства. На рассмотрении суда находится наш иск о понуждении администрации города Архангельска создать необходимое число помещений манёвренного фонда. Прокурорами Плесецкого, Вельского, Устьянского районов, ЗАТО города Мирного руководителям органов местного самоуправления внесены представления об устранении аналогичных нарушений.

Третье направление — это надзор за соблюдением законодательства об исполнительном производстве в интересах граждан, добившихся вынесения судебных решений о переселении. Так, сегодня на исполнении порядка 1,5 тысячи решений судов начиная с 2012 года.

Кстати, впервые по всем домам, сошедшим со свай, были инициативно возбуждены уголовные дела, которые расследуются следственным комитетом. По одному процесс уже идёт в суде. Мы ставим вопрос о привлечении к уголовной ответственности руководителей управляющих компаний, когда видим, что деньги, которые собирались с жильцов, не вкладывались в содержание общедомового имущества, а выводились на другие цели. То есть за счёт денежных средств жителей директора управляющих компаний решали свои задачи. То же самое касается и самих компаний как юридических лиц.

– В 2021 году в рамках программы переселения из аварийного жилья в Архангельске разным людям выделяли жилые помещения в одной квартире. По сути, снова формируя коммунальные квартиры. У прокуратуры к этому процессу нет вопросов?


– Нарушений закона в этом нет. При предоставлении жилого помещения в рамках программы переселения в первую очередь учитываются положения закона, обязывающего органы местного самоуправления предоставить нанимателю жилое помещение площадью не менее ранее занимаемого.

К сожалению, у муниципалитетов не всегда есть возможность улучшить жилищные условия граждан, выделяя помещение большей площади. Но, безусловно, они должны стремиться к этому.

– Предоставление новых квартир взамен аварийных — это один из механизмов реализации программы переселения. Есть ещё вариант предоставления денежных компенсаций. Однако их размер сегодня не соответствует реальному положению дел на рынке жилья.


– Да, действительно, есть вопросы к размеру получаемой компенсации. Но поверьте, органы власти стараются приблизить размер выплат к реальному положению дел на рынке, чтобы у людей была возможность улучшить свои жилищные условия. Но здесь очень много нюансов. Основной — достаточно маленький рынок вторичного жилья. Например, в Архангельске при покупке квартир для детей-сирот мы часто сталкиваемся с тем, что в определённый период времени средняя стоимость жилья резко увеличивается. В результате заложенная стоимость квадратного метра ниже рыночной и закупки проваливаются. Да, этот процесс завязан на рынке, но есть вопросы и к чиновникам. Они обязаны оперативно оценивать ситуацию и реагировать на неё вплоть до внесения изменений в условия закупок и перераспределения средств. Но не всегда это делают. Поэтому в 2021 году в Архангельске большая сумма денежных средств осталась нереализованной. Аналогичные случаи несвоевременного освоения бюджетных средств выявлены в Северодвинске, Виноградовском, Каргопольском, Шенкурском, Устьянском районах, а также онежским межрайонным прокурором и ЗАТО города Мирного. В нашей практике есть и факты приобретения жилья сиротам по завышенным ценам в Виноградовском, Каргопольском, Лешуконском, Пинежском, Холмогорском районах. А в Каргопольском и Верхнетоемском районах квартиры были куплены в домах, которые впоследствии признаны аварийными.

– Но рынок отрегулировать мерами прокурорского реагирования невозможно. А очередь из детей-сирот растёт.


– По данным на конец 2021 года, в регионе в очереди на жильё стоят более 2300 детей-сирот, при этом более 1,5 тысячи из них уже достигли совершеннолетия. И, к сожалению, к тому времени, когда подходит очередь, они уже находятся в другой возрастной категории или даже жизненном статусе. У них могут быть уже семьи, дети. А им предлагают воспользоваться правом, которое они имели когда‑то как дети-сироты. Поэтому мы предложили рассмотреть возможность выдачи сертификатов, которые граждане смогут направить на решение своих жилищных проблем. Такой опыт есть в других регионах. Это не панацея, но один из способов обеспечить право этой категории граждан. Соответствующая информация направлена губернатору области и в областное Собрание депутатов.

– 11 января в Октябрьском суде Архангельска началось рассмотрение по существу искового заявления прокуратуры о признании незаконным распоряжения главы города Дмитрия Морева. Речь идёт о строительстве многоквартирного дома на месте, где должен был быть построен детский сад. Пожалуй, это одни из немногих случаев, когда прокуратура встала на сторону жителей, выступающих против строительства дома, а не администрации города и застройщика.


– Мы всегда на стороне жителей. Если предусмотрено градостроительным планом, что в границах улицы Поморской, проспекта Обводный канал, улицы Володарского и проспекта Советских Космонавтов должен быть построен детский сад на 125 мест, он там должен быть построен. А сегодня жителям предлагают встроенно-пристроенное дошкольное образовательное учреждение на 75 мест вместо отдельно стоящего здания на 125 мест. Безусловно, в этом есть хитрость застройщика, хотя очевидно, что наличие объекта социального назначения сделает эту территорию более коммерчески привлекательной. Я думаю, что по результатам рассмотрения иска в суде правда будет на нашей стороне.

– Вы назвали проблему с обеспечением лекарствами граждан одной из общих для всех регионов. В Архангельской области насколько она критична, особенно в период пандемии?


– Чаще всего речь идёт о необоснованных отказах в назначении и необеспечении лекарственными препаратами, в том числе предназначенными для лечения редких (орфанных) заболеваний. И здесь, действительно, нам приходится вмешиваться — понуждать органы власти своевременно осуществлять закупки и поставки препаратов.

Возникали ситуации, когда некоторые препараты не были сертифицированы в России, тогда мы выходили на механизм их закупки через судебные решения. Стоит отметить, что в этом году законодательство стало более гибкое, решения о закупке лекарственных препаратов принимать проще.

Ещё один нюанс региона — своевременное получение гражданами компенсаций за приобретение протезов. Люди покупают протезы, стоимость некоторых достигает и пяти миллионов рублей, обращаются за компенсацией в фонд социального страхования, а выплаты задерживаются. В этих случаях нам приходилось вмешиваться.

Что касается пандемии, то в 2020 году, да, были жалобы и на нехватку средств индивидуальной защиты у медиков, и задержку выплат за работу с коронавирусом. В 2021 году таких заявлений не поступало.

– А как насчёт отстранения от работы граждан, отказавшихся от вакцинации от коронавируса?


– Такие обращения есть. Прививаться или нет — это решение каждого человека, его право и его сфера ответственности за последствия для своего здоровья. Но когда речь идёт не только о здоровье конкретного человека, а большом количестве граждан, вакцинация необходима.

– Как человек новый в Архангельске, как вы можете оценить качество пассажирских перевозок?


– Если вы про «ПАЗики», то да, я не видел в таком количестве в других субъектах РФ этот вид автотранспортных средств, который используется в Архангельске. Но главное — это отсутствие альтернативы.

– В конце прошлого года ещё и стоимость проезда повысили…


– Проблема есть, мы её видим, но решить её лишь мерами прокурорского реагирования невозможно. Мы, безусловно, реагируем на нарушения. Администрацией Архангельска за ненадлежащее исполнение условий перевозки пассажиров, в том числе за нарушения их регулярности, компаниям-перевозчикам предъявляются требования об уплате неустоек за неисполнение условий контрактов. Но за 2020 год было предъявлено требований на два миллиона рублей, а за 2021 год — 1,2 миллиона рублей. Снизилось количество нарушений? На наш взгляд, нет. Но вопрос ещё и в размере штрафных санкций. В контрактах предусмотрен штраф в размере 100 рублей. Это было сделано в момент, когда коммерческие перевозчики только заходили на рынок. Сегодня ситуация изменилась. Мы добиваемся того, чтобы при заключении новых контрактов на право выполнения работ по перевозке пассажиров размер штрафных санкций за нарушения условий контракта был увеличен до тысячи рублей. Посмотрим, как это будет стимулировать перевозчиков. Второе направление, находящееся под нашим вниманием, — это деятельность самих автотранспортных предприятий. Мы прекрасно понимаем, что все проблемы с качеством перевозок кроются в самих предприятиях. Это и вопросы, связанные с наймом на определённых условиях водителей, с оплатой их труда. Потому что человек, который не заинтересован в своём труде, найдёт массу причин, чтобы не выйти на работу или уволиться. Реагируем, если видим, что зарплаты переходят в разряд «серых». К слову, подобные нарушения есть не только в Архангельске. Например, Онежской межрайонной прокуратурой в деятельности МУП «Онегаавтотранс» выявлены факты выплаты заработной платы ниже минимального размера оплаты труда лицам, осуществляющим деятельность при суммированном учёте рабочего времени, но фактически отработавшим за месяц установленное число рабочих часов. Это послужило основанием для возбуждения в отношении руководителя административного дела.

– Какое количество коррупционных преступлений выявлено в прошлом году?


– За 2021 год на территории Архангельской области выявлено 277 преступлений коррупционной направленности, из них 73 процента — это факты взяточничества. Широкий общественный резонанс получило возбуждение уголовных дел по фактам злоупотребления должностными полномочиями в отношении генерального директора ООО «ТГК-2» Натальи Пинигиной, исполнительного директора АО «Архоблэнерго» Валерия Заикина, а также по фактам взяточничества в отношении бывшего главы МО «Котлас» Андрея Бральнина.

Для рассмотрения по существу в суд направлено 66 уголовных дел о преступлениях коррупционной направленности.

В прошлом году по искам прокуроров обращено в доход государства имущества на сумму 37 миллионов рублей, в том числе квартиры в Архангельске и Москве, оформленные на родственников чиновников.

– Сегодня в Архангельской области в рамках реализации нацпроектов строятся дома, школы, дороги. Есть ли нарушения, и какой характер они носят?


– Много нарушений, допущенных на этапе проектирования объектов, из‑за чего потом срываются сроки выполнения работ. Например, в Мезенском районе при проектировании школы в Долгощелье не приняли во внимание грунты, которые там залегают. А оказалось, что там большая прослойка торфа, на котором строить нельзя. Соответственно, пришлось копать до материковой части, а это привело к удорожанию проекта и отразилось на сроках его реализации. Кроме того, подрядчик, когда заходил на объект, не учёл, что все строительные материалы придётся завозить. Кстати, в рамках выполнения госконтрактов претензии есть и у бизнеса — им задерживают выплаты по договорам. Нам приходится вмешиваться в эту ситуацию. В прошлом году вынесено 48 представлений, возбуждено семь дел об административном правонарушении, девять человек привлечены к ответственности. Благодаря прокурорскому вмешательству, в 2021 году погашена задолженность перед предпринимателями по выполненным госконтрактам на сумму 467,3 миллиона рублей.

– Вы сказали, что за полгода работы уже удалось объехать практически всю область. Чем вас она удивила?


– Люди очень душевные, открытые и гостеприимные, область удивительная и колоритная. В Мезени, например, пьют кофе из самовара — удивительное для меня открытие. Но, пожалуй, наибольшее впечатление на меня произвело осознание исторического наследия Архангельской области. Летом побывал в Новодвинской крепости. Я её воспринимал по фильму «Россия молодая» — забор частоколом. А увидел каменный бастион, речные просторы. Поморье — особенный регион, поэтому хочется, чтобы люди жили достойно. Повышение качества жизни людей — вот наша задача, к этому стремиться и будем.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Людмила ЗАХАРОВА