Футболист Константин Тюкавин и волейболист Евгений Баранов поздравляют земляков с Новым годом!

С недавних пор у архангельских болельщиков есть особый повод прильнуть к телевизионным экранам: как там наши?
Евгений Баранов
Константин Тюкавин
Константин Тюкавин со своим знаменитым отцом Александром Васильевичем, восьмикратным чемпионом мира по бенди, пришли поддержать Данила Тюкавина во время матча «Мурома» с московским «Динамо»

Так уж повелось (климат видно не тот?!), что в игровых видах спорта северяне редко попадают в большие команды (хоккей с мячом тут не в счёт). А нынче сразу двое земляков на самом виду. 26‑летний Евгений Баранов стал чемпионом страны в столичном волейбольном «Динамо», дебютировал в сборной, а 19‑летний Константин Тюкавин феерит в том же клубе, только футбольном: за год стал игроком основы, лидером молодёжной сборной, сыграл и за главную команду страны.

Я хотел познакомить их и сделать совместное интервью, но графики волейбола и футбола никак не захотели пересекаться. Встретиться им суждено пока только на страницах «Правды Севера», да в совместном автографе.

Константин Тюкавин: девятка в телевизоре!

Костю удалось отловить на матче… по хоккею с мячом в Красногорске, куда он поспел после своей тренировки ко второму тайму матча «Динамо» — «Муром». Немудрено: за мурманчан играл его старший брат Данил, а на трибуне был знаменитый отец Александр Васильевич, восьмикратный чемпион мира по бенди.

После матча, пока брат принимал душ, присели в тёплом уголке под трибунами.

– Костя, и не стыдно вам с такой хоккейной фамилией играть в футбол?

– Хм (смеётся). Когда семья переехала из Архангельска в Москву, мне было три года, папа после «Водника» начал выступать за «Динамо», и в пять лет он спросил меня, во что я хочу играть, и я выбрал футбол.

– Удивительная семейная демократия…

– Ну я поначалу, как многие знаменитые динамовцы прошлого, те же Лев Иванович Яшин, Валерий Павлович Маслов, играл летом в футбол, зимой — в хоккей с мячом за «Динамо-Крылатское». Но в 12 лет пришлось окончательно определяться.

– Удачно получилось. Теперь из каждого утюга: «Тюкавин-Тюкавин!» Ещё бы: гол пяткой «Спартаку», победный гол в ворота Испании через три минуты после выхода на замену…

– Пяткой — это в какой‑то мере стечение обстоятельств, удалось хорошо сложиться перед касанием мяча. А к славе спокойно отношусь, стараюсь вообще об этом не думать. Ну, наверное, раз говорят, оценивают, значит, кое‑что получается.

– Слышал анекдот. Идёт футбольный матч с участием «Динамо». Комментатор привычно быстро-быстро тараторит:

– Динамовцы рвутся в атаку, мяч у Тюкавина, проход по левому краю, пас в штрафную площадку, удар по воротам, штанга! Атака продолжается, пас, навес, удар…

Тут дверь с шумом открывается, вбегает запыхавшийся тренер:

– Товарищ комментатор, нельзя ли помедленнее? Ни Тюкавин, ни ребята за вами просто не успевают. Загоните команду!

– Ха-ха. Вот здорово, уже анекдоты ходят. Но зазнаться папа не даст. Сразу кое‑что подскажет. Он на всех наших играх бывает. Потом дня два-три разбираем, что я не так сделал.

– В одном интервью отец рассказывал, что Костя в детстве много чего мячом в квартире разбил. Что самое дорогое?

– Лампочек, кружек — не счесть. А самое печальное — новенький телевизор. Мы с Данилом начали в комнате играть настоящими клюшками и настоящим мячом для хоккея с мячом. Он же жёсткий. Ну и попал я в самый уголок экрана. Тот навсегда погас…

– Александр Васильевич, наверняка, не оценил ту девятку?

– Да уж. А вообще, если бы не родители, ничего бы из меня не вышло. Спасибо не только отцу, но и маме — Ирине Сергеевне. Сколько раз впадал в отчаяние, если в игре ошибки допускал или тренер поругает. Везут меня с тренировки, а я на заднем сидении носом хлюпаю. Кажется, все они там в «Динамо» такие классные, а я… Вот родители меня и вразумляли.

– Когда пришло ощущение, что вы стали настоящим профессионалом?

– Наверное, когда попал в молодежку «Динамо».

– Дайте совет: как пареньку из провинции дотянуться до больших команд? Что надо сделать?

– Думаю, что через детские турниры, сейчас их много по разным видам спорта. Но для этого надо быть среди лучших в своей команде. А так всё банально просто: надо много тренироваться, доказывать, что ты лучше всех, и не ломаться, если что‑то не получается. Хочешь попасть в большие команды — то только так. Пацанам сложнее, чем мне, я с семьёй в столицу переехал, родные мне в помощь, а приезжие же обычно живут в интернате, а это в детском возрасте непросто. Но просто так ничего не бывает. Если уж выбрал эту стезю, то надо терпеть, жить своим делом и профессией.

– Часто бываете на Севере?

– В Котласе бабушка по маминой линии живёт, много другой родни. Красота туда приезжать, походить на рыбалку, покормить комаров, на местный стадион сходить, со сверстниками пообщаться. Но последние пару лет я на Север не ездил. Футбол отнимает много времени, а в отпуске зимой очень к морю хочется.

– Как с учёбой?

– Нормально. Четвёртый курс спортивного колледжа. Недавно переехал от родителей, живу с девушкой Алёной, с которой уж пять лет дружим. У неё папа Сергей Шабуров до сих пор играет за «Динамо» в хоккей с мячом. Так что сегодня мы разрывались: и за него болели, и за моего брата.

– Где Новый год встречать будете?

– Собираемся в Киров на зимнюю рыбалку. Раньше на ёлку куда‑то хотелось сходить, с кем‑нибудь встретиться, а теперь — режим: оливье с мандаринами поешь, телек посмотришь и спать. 2 января бывают тренировки…

– В 19 лет — самое время для тусовок…

– Это не для меня. Самое большее, что могу позволить: с Алёной и друзьями в ресторан сходить. Но без фанатизма. Если любишь свою профессию, к определённым жертвам привыкаешь. Мечта у меня — чтобы вместе со сборной попасть в следующем году на чемпионат мира в Катар. Вот это был бы подарок так подарок!

Евгений Баранов: болельщики узнавали меня по собачке

С Евгением Барановым мы встретились за чаем в его редкий выходной. Перед матчем Лиги чемпионов тренер дал команде передышку.

– Евгений, вы сказки любите?

– Да, в детстве любил, да и сейчас… А к чему вы это?

– Ваша история — это же, по сути, сказка: парень из провинции оказался в Москве, попал в «Динамо», которое больше десяти лет ничего серьёзного не выигрывало, а при нём за год выиграло чемпионат и кубок России, международный кубок. С ходу попал в сборную страны… Чем не сказка?!

– В сказке есть доля чуда, и в моей судьбе немало удивительных совпадений… Где‑то мне повезло, где‑то оказался в нужное время в нужном месте, и люди меня заметили. Но в сказках это происходит само собой, а в жизни, чтобы случилось чудо — надо много потрудиться, потерпеть. После приезда из Архангельска я начал практически с чистого листа.

– Прочитал в одном вашем интервью, что будучи девятиклассником, вы каждый день после семи уроков полтора года ездили на тренировки на метро и автобусе через пол-Москвы. Как это вытерпеть?

– В столицу семья окончательно перебралась, когда я перешёл в девятый. В то время мы жили в Химках, а в школу надо было к 8.30 в район Речного вокзала, это 20–30 минут на автобусе. В сумке у меня были и гора учебников, и спортивная форма, и ланч. Моя спина тогда была, наверное, самой выносливой среди школьников Москвы… Вечером после 19.30 дорога обратно в Химки. Там был постоянный ремонт платной дороги, и когда автобус стоял по полтора часа, я делал домашнее задание по устным предметам прямо в салоне. Был хронический недосып… Иногда засыпал в автобусе, и кондукторы будили меня на конечной. Благо от неё до дома было 10 минут.

– Не было мысли: это же столица, здесь все крутые, я‑то куда лезу из своей провинции?

– Меня поддерживало очень хорошее отношение ко мне ребят. Я приехал с полупрофессионального уровня в спортшколу, где всё было подчинено тому, чтобы сделать нас мастерами… Тогда ещё не думал, что полностью свяжу свою жизнь с волейболом. Тренер Ольга Григорьевна Вербова зауважала меня за упертость, хотя видела, что очень сильно от всех отстаю, но я уже заразился конкуренцией и захотел чего‑то добиться.

Кроме того, поскольку я занимался в обычной школе, получил нормальные знания и без посторонней помощи поступил в Московский госуниверситет приборостроения и информатики. Это важно для самоутверждения. Потом, правда, перевёлся в Институт гражданской авиации — там был свободный график: совмещать учёбу и тренировки стало легче. Нас таких с команды было четверо. Сейчас я уже окончил, но хочу ещё спортивное высшее образование получить.

– И кому вы обязаны своей карьерой?

– Вербовой, моему тренеру в Архангельске Сергею Валерьевичу Попову, родителям за их терпение. Ни я, ни они никогда не думали, что спортом можно зарабатывать. Мама Ирина Мстиславовна была учителем английского в Архангельске, потом работала в библиотеке. Папа Александр Иванович окончил ленинградскую мореходку, на торговых судах ходил. В Москве жила бабушка по папе, старший брат Игорь поступил в московский вуз, да и папу сюда перевели по работе, так что переезд всех остальных был делом времени.

– Как вообще пареньку из провинции дотянуться до больших команд? Что надо делать?

– Возможностей много, но многие боятся рисковать… Ведь очень много всяких зональных и прочих соревнований, где обязательно сидят скауты и ищут талантливую молодёжь. Если там не удалось засветиться, можно взять на себя смелость и попроситься в любой клуб на просмотр. Таких примеров много, но многие боятся пробовать. Человек должен быть одержимым своим видом спорта. Если он видит в нём только большую зарплату, то ничего из него не выйдет.

– Когда я узнал, что у вас во время чемпионата ежедневные трёхчасовые двухразовые тренировки — поразился. Думал, только поддерживающие…

– В волейболе так во всех командах. У нас с футболистами разные нагрузки. Им больше надо восстанавливаться, а нам — тренироваться.

– Игра за сборную и за клуб — две большие разницы?

– Клуб платит тебе деньги, а сборная — нет. В сборной есть только премии за победу в крупных турнирах: олимпиада, чемпионаты мира и Европы. Могут быть премиальные в коммерческих турнирах от организаторов. Но в сборной ты играешь на свой будущий контракт, ты зарабатываешь себе имя, это почётно, играешь за флаг, за страну. Когда приезжаешь в сборную, тренеры тебе задают вопрос: готов ли ты, отдохнув всего недельку, тренироваться и играть за сборную, а потом сразу начинать новый сезон в клубе?

И ещё — в сборной совсем другой коллектив, нужно забыть все свои клубные пристрастия, хотя у многих во время клубного чемпионата могут быть какие‑то трения между игроками разных команд. Слава богу, у меня таких проблем нет.

– Самое большое ваше разочарование в профессии — непопадание в состав сборной на Олимпиаду в Токио?

– Да. Но надо понимать, что командная заявка на Олимпиаду, в отличие от других крупных турниров, урезана, и в ней может быть только один игрок моего амплуа — либеро. А я хоть и сыграл за сборную в этом году более 20 игр, но всё же дебютант — вот и предпочли более опытного игрока.

– Либеро, наверное, самая неблагодарная роль в команде. В тебя бьют мощными подачами, ты больше всех должен пластаться по полу, а лавров мало: атаковать нельзя, подачи делать нельзя… Не обидно?

– Кто‑то должен делать черновую работу. Но мы одна команда и цель одна. И либеро считается в команде как второй тренер, он руководит защитой, он — последний рубеж на площадке…

– В футболе уехать в хороший западный клуб — честь. А у вас?

– Наша футбольная лига в Европе далеко не сильнейшая, а в волейболе две топ-лиги: в Италии и России. Поэтому смысла куда‑то стремиться уехать я не вижу. И зарплаты у нас с итальянцами сопоставимые. Конечно, в Италии климат комфортнее, но и только…

– Если бы не стали волейболистом, то кем?

– Наверное, программистом. Мне близка IT-индустрия. Стал бы графическим редактором. Этим увлекался ещё со школы. Я, образно говоря, скорее, физик, чем лирик. У меня старший брат Игорь работает в фирме Касперского, и я тянулся за ним.

– На улицах узнают?

– Бывает, но очень редко. Ведь фанатов волейбола у нас мало. Но вот была ситуация: года три назад ехали мы на машине в Архангельск, остановились в придорожном кафе, и люди обратили внимание на мою собаку японской породы сиба-ину. Она приметная, милая, рыженькая. В инстаграме «Динамо» проскакивала не раз. Они на неё смотрят, потом переводят взгляд на меня и говорят: «А вы, кажется, волейболист». Но это были волейболисты-любители, ехали на какой‑то турнир. Что удивительно, за эту дорогу меня трижды узнали (ещё пару раз на заправке), и всё по собачке. Сначала узнавали её, а потом переходили на хозяина.

– Часто в Архангельск ездите?

– Сейчас в Архангельске только родственники моей девушки Юли живут и много моих друзей-одноклассников. Ездим обычно летом на автомобиле. Часов за 12–13 успеваю. Но я не лихачу, без штрафов, просто нигде в дороге время не теряю… Приезжаю, хожу по местам своего детства. Я тогда был уличным пацаном, уходил с утра и вечером возвращался. Мы жили в привокзальном районе, там до сих пор стоят четыре гаража, по крышам которых мы носились. Сейчас на них смотрю со страхом — как мы не проваливались… Недавно вижу: какие‑то пацаны, точно как мы, по ним бегают. Прямо ностальгия какая‑то…

– Как к Москве привыкали?

– Привык и к пробкам, и толкучке. Но поначалу было очень тяжело. Мне очень хотелось вернуться в Архангельск. Я даже в десятом классе ездил туда втихаря от родителей, садился в самый дешёвый плацкарт, родителям врал, что уезжаю на соревнования. Карманных денег хватало. В Архангельске у нас ещё какое‑то время оставалась квартира. Выдал меня сосед, который за ней присматривал. Он зашёл, а я сплю. Он родителям звонит: чего не предупредили, что Женя приедет. А они ни сном, ни духом. Но не ругали…

Мне тогда в Москве всё не нравилось, всё отталкивало. Но когда у меня стало получаться в волейбол, и я понял, что у меня есть шанс, полностью сконцентрировался и всё отбросил. Да и в Москве появились надёжные друзья. Мне очень нравится наша команда.

– Родители игры смотрят, пытаются что‑то советовать?

– Мама переживает, уходит в другую комнату и смотрит матчи в записи, а отец в прямом эфире и очень внимательно, растёт как болельщик, но его советы тоже на уровне болельщика. Но я всё равно выслушиваю…

– Где будете встречать Новый год?

– Хотели поехать к друзьям в Казань, но у нас всего два выходных планируется, поэтому решили остаться в Москве. Обойдём всех друзей, кого застанем дома, навестим родителей, а к курантам вернёмся к себе домой. Приготовим любимую курицу с картошкой…

– В новом году главная задача — попасть в сборную на ЧМ, который пройдёт в августе–сентябре в России?

– Не будешь хорошо играть в клубе — не будет шанса попасть в сборную. В этом году у меня в клубе возросла конкуренция, игровой практики меньше стало, поэтому надо использовать все шансы и выкладываться по полной.

– Год прошёл. Каким он останется в воспоминаниях?

– Всё что ни делается — к лучшему. Прошедший год, со спортивной точки зрения, действительно был, как вы говорите, сказочным: «Динамо» выиграло все турниры, в каких участвовало. Я к тому же в сборной больше 20 матчей сыграл. А то, что было плохое, только закаляет: делаешь выводы и идёшь дальше…

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Сергей ЕМЕЛЬЯНОВ, журнал «Родина» Специально для «Правды Севера»