Архангелогородец стал победителем финала Кубка России по спортивному преферансу

Геннадий Ковров заявляет: «Я преферансист! И этим всё сказано…»
Фото Артёма Келарева

Фамилия показалась знакомой. А не тот ли это Геннадий Николаевич Ковров, который в девяностые годы работал генеральным директором Архангельского домостроительного комбината? Да, действительно, он. И тут же вспомнила одну историю, связанную с ним.

История такая. Гендиректор попал в аварию, у него серьёзно пострадала нога, на которой был установлен аппарат Елизарова. Но узнав, что рабочие что‑то напортачили на строительстве дома, он с этим аппаратом по ступенькам поднялся на девятый этаж и стал гоняться за ними с костылём, а они пустились врассыпную.

Почему этот факт показался важным? Невольно же ищешь черты характера, которые присущи человеку, не просто играющему в азартные игры, но добившемуся в этом выдающихся успехов. А за победу в финале Кубка России Геннадию Коврову было присвоено звание гроссмейстера.

И вообще, я впервые познакомилась с человеком, который говорит о себе: «Я игрок-преферансист до глубины души. И этим всё сказано!»

Потому, что игрок в нашем обыденном представлении — что‑то рискованное и даже опасное. В создании такого образа человека, играющего в карты, постарались классики русской и зарубежной литературы, которые сами хорошо знали предмет. И сколько страстей в произведениях, где речь идёт о карточной игре и азарте! Карточной игрой, особенно преферансом, увлекались Достоевский, Некрасов, Белинский, Тургенев, Толстой, Панаев, Фет, Салтыков-Щедрин, Андреев, Ходасевич, Галич.

А что представляет преферанс в наши дни? Об этом мы и поговорили с гроссмейстером Геннадием Ковровым.

– Геннадий Николаевич, где и как вы научились играть в преферанс?

– В преферанс играю 55 лет — с 1966 года. Сам я из Заостровья. Когда учился в школе, играл в оркестре, много времени проводил в клубе. Тогда в селе жил один морячок, картёжник-любитель, он и научил меня играть в преферанс. Теперь я понимаю, что тогда я лишь умел раскладывать карты. Чтобы по‑настоящему играть в эту игру, нужен опыт. Надо понимать, что преферанс — это интеллектуальная игра. Кстати, очень полно о ней рассказал Аркадий Каплун в книге «Преферанс и…». Сам он — известный преферансист, с которым у меня были очень хорошие отношения. Эту книгу интересно читать и человеку, который с игрой незнаком.

– Преферанс — азартная игра. Почему она не запрещена у нас, как покер и бридж?

– Думаю, что, скорее всего, из-за того, что в преферансе прежде всего важно общение, а в покере и бридже — выигрыш, деньги.

– А в преферанс можно играть без денег?

– Нет, без денег игра теряет всякий смысл.

– Чем отличается спортивный преферанс от обычного?

– В спортивном преферансе есть свой устав, правила, игру оценивают судьи, существует потолок, до которого можно поднимать ставку. Во время соревнований все этим правилам подчиняются. Но потом ничто не мешает нам сесть играть в коммерческий преферанс — просто для удовольствия. А там уже ставки могут быть любые.

– Существует мнение, которое к нам пришло тоже из литературы, что карточный долг — это долг чести. И если не могли его отдать, стрелялись. Сейчас какое отношение к карточному долгу?

– Конечно, долг надо отдавать, но никто стреляться не станет, если отдать не получится. Бывает, что в таком случае перестают ездить на турниры, пока не рассчитаются.

– А жульничество в такой игре как преферанс возможно?

– В спортивном преферансе, как я сказал, существуют строгие правила, которые нарушать нельзя. На моей памяти было два случая, когда игроков на этом поймали. Особо известный — на мошенничестве попалась Наталья, очень видный игрок. Она математик, окончила с золотой медалью физико-математическую школу при МГУ, потом с красным дипломом физмат МГУ. У неё было много достижений в преферансе, так же как и в покере. Она ездила в Лас-Вегас на турнир, где каждый год со всего мира отбирают десять тысяч лучших игроков. Эти десять тысяч участников делают взнос по десять тысяч долларов, потом этот приз разыгрывают. Наталья выигрывала большие суммы. А во время турнира по спортивному преферансу попалась на неспортивной игре. Её тут же лишили всех званий и регалий и запретили два года участвовать в турнирах.

– А в коммерческом преферансе столь же жёстко относятся к жуликам?

– Там ситуация немного иная. Само по себе жульничество не воспрещено, но если поймают, отвечать будешь по всей строгости. Я был свидетелем одной такой игры в Сочи в 1966 году, сейчас я вам покажу, как проходила эта игра.

– Столько лет прошло, а вы помните все ходы?!

– Я же профессиональный преферансист! А такую игру надо помнить. Тогда в стране уже появились цеховики, люди по тем временам состоятельные. Они собирались в Сочи и играли в преферанс. И в одну из таких игр внедрились два жулика. И выиграли 96 тысяч, тогда деньги огромнейшие. Помню растерянное лицо проигравшего, он даже не понял, что произошло. Потом разобрались, что произошло жульничество — очень мастерское.

– И что с этими жуликами было?

– Ничего, ведь игра сыграна. Во время неё их никто за руку не поймал, претензий не предъявил. Проигравший, а это был казах, сказал, что сразу всю сумму отдать не может, при нём оказалось только 30 тысяч, он их им вручил.

– Проигрывать тяжело?

– Все, кто садится играть, настроены на выигрыш. Но профессиональные игроки понимают, что проигрыш возможен, и всегда к нему готовы.

– То есть игроки должны обладать определёнными качествами характера и способностями?

– Конечно. Надо уметь просчитывать ходы, анализировать игру. Я долгое время работал на руководящих должностях, у меня в голове было множество цифр, номеров телефонов. Я их не записывал, настолько у меня была натренирована память благодаря игре. Также надо иметь выдержку и характер.

– А что вы испытываете к соперникам, особенно когда им проигрываете?

– Ещё раз хочу подчеркнуть — преферанс прежде всего важен для всех нас общением. Мы все друзья! В конце 2018 года, на своё 70-летие, я организовывал финал Кубка России в Архангельске. К нам приехали лучшие игроки со всей страны, это был замечательный турнир, в нём победил игрок из Екатеринбурга. Потом я устраивал банкет в честь дня рождения. Радость от общения — вот что самое ценное в нашей жизни. А деньги? Деньги с собой не заберёшь…

– Но, я так понимаю, чтобы играть в преферанс, они необходимы, и, судя по всему, немалые?

– Это действительно так. В преферанс играют многие любители, делая копеечные ставки. Но участие в профессиональных турнирах могут себе позволить только люди обеспеченные. Например, я до 17 раз в году езжу на такие турниры. Это всё за свой счёт, плюс взносы на игру. Раньше ездили за рубеж, сейчас из‑за пандемии в основном по стране. Но недавно участвовал в турнире в Турции, его проводила Международная лига преферанса, которая находится в Киеве.

– Сколько в Архангельске профессиональных игроков в преферанс?

– Которых я знаю, человек десять. Это раньше в России играли офицеры, дворяне, купцы, средний класс, состоящий из интеллигенции. Теперь такую игру себе могут позволить немногие.

– Вам приходилось играть в Лас-Вегасе?

– Да. Игра тогда складывалась для меня удачно, делали прогноз — 90 процентов, что выиграю. А выиграть я намеревался 50 тысяч долларов. Но я забыл, что нахожусь не в «Паратове», где меня все знали, заторопился, карта к тому же не пошла. И я проиграл.

– Много?

– Пять тысяч долларов. Но я получил удовольствие от игры. Потом решил сыграть в покер, делая небольшие ставки. А там тысячи игровых столов. Выбрал тот, где ставки от десяти до ста долларов, за ним сидели, видимо, начинающие покеристы — парни лет 17-ти, они поставили по десять. Я решил поставить 25 долларов. И увидел округлённые глаза крупье и самых игроков. Оказалось, что они поставили по десять тысяч долларов. Это были дети миллиардеров, которые таким образом коротали время.

– Можно сказать, что им повезло с родителями?

– Они сами ничего не достигли и достигнут ли, если будут лишь пользоваться плодами родительских трудов? Всё же игра — для удовольствия. Человека формирует труд, люди, а они всегда учителя, а ещё книги — у каждого человека обязательно должна быть настольная книга. Мне везло с учителями. Например, рецензентом моего диплома был Павел Николаевич Балакшин, считаю его важным человеком в своей жизни, учителем. Потом работал с ним, когда я стал генеральным директором ДСК, а он мэром Архангельска. А до этого долгое время работал на Соломбальском ЦБК — тоже важный жизненный опыт. А понимаете, что такое стать генеральным директором домостроительного комбината в 1995 году? Как строить в те годы жильё, когда инфляция в 200 процентов? Но мы строили. В буквальном смысле слова мой рабочий день длился 16–18 часов, уходил из дома — все спали, приходил — все спали. Но время такое было, иначе никак.

– Правда, что вы тогда с костылём за рабочими гонялись?

– Да, я человек добрейший — кто угодно скажет, но эмоциональный, иногда взрывной. Я тогда лежал в больнице, мне позвонил прораб и пожаловался, что рабочие, скажем так, нарушали дисциплину. Я вызвал машину и поехал на стройку. Допрыгал на одной ноге до девятого этажа, размахивая костылём, всех разогнал. Они этот урок запомнили навсегда.

– Вы сказали, что у каждого человека должна быть настольная книга. Она у вас есть? Наверное, на каждый жизненный период своя?

– У меня она одна. Когда ещё учился в четвёртом классе, мне в руки попал роман Теодора Драйзера «Финансист». Позже я прочитал и два других романа из «Трилогии желаний» — «Титан» и «Стоик». Эти книги потрясли тем, что я увидел жизнь, совершенно непохожую на нашу. Я понял, что она может быть очень разной, с иными возможностями.

– Вы хотели, как Фрэнк Каупервуд, стать богатым человеком?

– Тогда даже представить такого не мог. Но у меня появилось огромное желание путешествовать. И я поставил перед собой такую цель. Желание детства осуществил — побывал в более чем 50-ти странах мира. Эти книги и сейчас у меня настольные. Хотя у меня одна из лучших библиотек в городе, я собирал её долгие годы — это может быть отдельной историей, как я охотился за книгами. Есть в моём собрании и редкие, уникальные издания. Библиотека для меня представляет большую ценность.

– А карты?

– Карты — тоже. Каждый день с картами в руках я провожу минимум два часа, раскладывая партии. Без этого чемпионом не стать. Предполагаю, как могут на тот или иной ход реагировать соперники. Нужно оценивать, чего карта стоит. В каждой партии есть сдача, которая меняет всё.

– Это очень сложно — выиграть Кубок России?

– Невероятно сложно! Даже не представляете — насколько. Можно сказать, что к этой победе я шёл 55 лет. Это была планка. А в турнирах я стал участвовать с 2010 года. Тогда же случилось чудо, я занял второе место на чемпионате России, в котором участвовали 200 человек. Два раза стал чемпионом Вологодской области, там проводились открытые турниры. В 2017 году стал чемпионом Москвы. В результате этих побед заработал семь гроссмейстерских баллов. А дальше ни одного балла не получил. Чтобы стать гроссмейстером, мне необходимо было заработать ещё три балла. Для этого на Кубке России надо было занять первое или второе место. До этого прошло 20 этапов кубка, лучшие попали на финальный тур, я среди них.

– И всё же вы ставили перед собой задачу победить, когда попали в финал?

– У меня и мысли такой не было! Чтобы вы это поняли, посмотрите финальный стол. Вот сидит Рома, академик — у него 54 гроссмейстерских балла, затем — Вася, национальный гроссмейстер, у него 26 гроссмейстерских баллов. А ещё международный гроссмейстер Женя, у него 33 гроссмейстерских балла. И просто мастер Гена, то есть я — семь гроссмейстерских баллов. Более того, на этом чемпионате Вася после семи игр набрал 340 баллов, Рома — 310, Женя — 290, а у меня было всего 275 баллов. И это была последняя, восьмая, игра турнира. Естественно, эти академики и гроссмейстеры меня в расчёт не брали.

– Может, это хорошо?

– Конечно! Когда мы сели играть последний тур, то между Васей и Ромой шла борьба за первое место. Потом они набросились на Женю. А у меня было одно-единственное желание — не проиграть 700 вистов, хотя бы остаться в этом квадрате, занять четвёртое место — тогда я получаю гроссмейстерский балл. У меня же цель — стать гроссмейстером преферанса впервые в Архангельске, а не то что выиграть этот престижный чемпионат.

И вот кульминационная раздача, переломная, которая решила всё. Я «заторговался» и перескочил свою масть в крестях. На руках пять взяток, а нужно играть семь. Я понял, что окончательно проиграл. Дрожащей рукой открываю прикуп и вижу туза и семёрку крестовую! Получилось девять взяток. И сразу вышел на первое место и стал недосягаем. Это было чудо!

– Как на это отреагировали ваши соперники?

– Рома был в шоке! А Вася только развёл руками. Недаром говорят, что в преферансе победить нельзя, можно только проиграть. Так я стал чемпионом.

– Везение много значит в игре?

– Конечно, мастерство очень важно, но без везения ни один академик не выиграет.

– Как ваши родные относятся к вашему увлечению?

– Когда жена выходила за меня замуж, она знала, что я картёжник. У меня в институте даже кличка была «Игрок». Поэтому для неё ничего неожиданного в моём образе жизни нет.

– «Что наша жизнь? Игра!» — классика. А что для вас игра?

– Я помню время, когда не было даже света в деревнях, сидели при лучине. Вечера коротали за картами. И карты были моей первой игрушкой. Потом я полюбил другие игры — бильярд, теннис из‑за того, что там есть соревновательность. Но колоду карт можно положить в карман и играть в любом месте. Карты и сейчас со мной. Это часть моей жизни. И это уже больше, чем просто игра…

«Преферанс», Виктор Васнецов, 1879 г.«Преферанс», Виктор Васнецов, 1879 г.

«Ого!» — говорит полковник, а сам в преферанс играет

Хоть преферанс был изобретён во Франции, но по словам поэта Василия Жуковского: «Иноземные семена упали на благодатную почву, а главное — вовремя!»

И преферанс во времена Пушкина стали называть русской игрой. В те времена он был частью общественной жизни. В него играли самые разные слои населения, общаясь, испытывая азарт, проигрывая и выигрывая. Когда каждая игра — как маленькая жизнь.

Вот несколько цитат из классиков:

«Попьют чайку, побеседуют и усядутся за карточный стол играть в преферанс».


Дмитрий Мамин-Сибиряк «Приваловские миллионы», 1883 год

«Старушка так полюбила и приласкала меня, что по отъезде сына я нередко просиживал вечера в их уютном домике. Чтобы не сидеть сложа руки, мы раскидывали ломберный столик и садились играть в преферанс по микроскопической игре, несмотря на мою совершенную неспособность к картам».


Афанасий Фет «Ранние годы моей жизни», 1993 год

«Ого!» — говорит полковник, а сам в преферанс играет».


Николай Лесков «Соборяне», 1872 год

«Николай Всеволодович никогда не обращал на неё ни малейшего внимания и играл больше в старые замасленные карты по четверть копейки в преферанс с чиновниками».


Фёдор Достоевский «Бесы», 1872 год

«Поблагодарил и теперь играю с ним только в преферанс да в винт по маленькой».


Максим Горький «Жизнь Клима Самгина», 1936 год

«Шишгалев. Так точно‑с, только в преферанс. Ну обыкновенно, уж тут вместе со столами и водка ставится, закуска‑с — всё как должно. Играют и закусывают, так время и проводят‑с».


Александр Островский «Грех да беда на кого не живёт», 1862 год

«Теперь можно спокойно, не торопясь, со вкусом, сладко обедать и ужинать, к чему Анна Марковна всегда питала большую слабость, выпить после обеда хорошей домашней крепкой вишнёвки, а по вечерам поиграть в преферанс по копейке с уважаемыми знакомыми пожилыми дамами, которые хоть никогда и не показывали вида, что знают настоящее ремесло старушки, но на самом деле отлично его знали и не только не осуждали её дела, но даже относились с уважением к тем громадным процентам, которые она зарабатывала на капитал».


Александр Куприн «Яма», 1915 год

«Слушайте! Давайте, ради Христа, в преферанс играть!»


Михаил Салтыков-Щедрин «Благонамеренные речи»

«Опять мысли о дочери, о старом и молодом графе, преферансе странно перемешивались в её голове».


Лев Толстой «Два гусара», 1856 год

«В зале два стола заняты преферансом, и тут же рядом, на маленьких столиках, водка и закуска, так, чтобы удобно было, держа одной рукой карты, другой потянуться в миску за огурцом».


Александр Куприн «Чёрная молния», 1913 год

«Со всем тем Кузьма Васильевич был весьма достойный дворянин, хотя за преферансом любил «запускать глазенапа» к соседям, то есть заглядывать им в карты; но это он делал не столько из жадности, сколько из бережливости, ибо не любил попусту тратить деньги».


Иван Тургенев «История лейтенанта Ергунова», 1868 год

«В другой комнате попы играли на трёх столах в преферанс и на одном в стуколку. Придерживая одной рукой рукав рясы, они тянулись волосатыми руками за прикупкой, а карты свои рассматривали под столом, закрывая их сбоку полой рясы».


Александр Куприн «Мелюзга», 1907 год

«И если песня эта, если вид этих лугов не порадуют тогда вашего сердца, если душа ваша не дрогнет, но останется равнодушною, советую вам пощупать тогда вашу душу, не каменная ли она… А если не каменная, то, уж верно, способна только оживляться за преферансом, волноваться при словах: «пас», «ремиз», «куплю» и прочей дряни…»


Дмитрий Григорович «Рыбаки», 1853 год

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Светлана ЛОЙЧЕНКО