Один из музеев Архангельской области выплатит фотографу денежную компенсацию за использование произведений без разрешения

В начале 2020 года в одном из ведущих музейных объединений Поморья открылась выставка, посвящённая памятной годовщине, связанной с именем известного русского советского писателя
Lori ©

Мероприятие широко освещалось. Его устроители при организации экспозиций использовали всевозможные документы и фотосвидетельства минувшей эпохи.

В декабре 2020 года в Октябрьский районный суд Архангельска поступило исковое заявление. В обоснование требований о взыскании с музейного объединения денежной компенсации истец указал, что на открывшейся выставке без согласия автора использованы 20 фотографических произведений, при этом произведения были использованы различными способами, увеличены, переработаны.

Истец пояснил, что никто не заключал с ним договор на использование его фоторабот на открывшейся выставке. Более 30 лет назад он действительно предоставлял несколько фотографий для выставки, проходившей в то время в одном из филиалов музея.

Суд установил, что истец является автором (правообладателем) 20 фотографий – портретов жителей одного из районов Архангельской области. Эти работы были использованы при организации открывшейся выставки.

В силу закона правообладатель может распоряжаться исключительным правом на своё произведение – результат интеллектуальной деятельности. Он вправе по своему усмотрению разрешать или запрещать другим лицам использование своих произведений. Отсутствие запрета не считается согласием или разрешением.

Договор об отчуждении исключительного права, договор на использование произведения заключается только в письменной форме.

Ответчик не представил доказательств того, что подобный договор когда‑либо заключался. В случае нарушения исключительного права на произведение автор вправе требовать денежной компенсации от десяти тысяч до пяти миллионов рублей. Каждый способ незаконного использования произведения представляет собой самостоятельное нарушение исключительного права.

В ходе рассмотрения дела установлено, что 15 фотографий использованы музеем без согласия автора тремя способами – воспроизведение, публичный показ и переработка (изменение оригинала фотографии истца в той или иной форме), ещё пять работ использованы без согласия автора двумя способами – воспроизведение и публичный показ.

Установлено, что в отсутствие какого‑либо договора о передаче исключительных прав часть фотографий включена в музейные фонды в начале 1990 года, часть – в начале 2000‑х годов. Примечательно, что действовавший ранее Гражданский кодекс РСФСР также устанавливал, что авторский договор должен быть заключён в письменной форме.

В последующие годы музей не заключал с автором договор об отчуждении исключительного права либо лицензионный договор, договор дарения.

Ответчик настаивал на том, что все исследованные судом фотографии включены в музейный фонд и являются федеральной собственностью, соответственно, музей имеет право использовать их по своему усмотрению. Однако суд отклонил этот довод, указав, что доказательства законной передачи музею фотографий истца отсутствуют. Включение рассматриваемых фотографий в музейный фонд произведено с нарушением требований, установленных действующим и действовавшим законодательством как СССР, так и Российской Федерации, без заключения договора на их передачу в музей, без актов приёма-передачи, подписанных автором.

Ответчик ссылался на то, что имел право использовать фотографии, поскольку они демонстрировались в месте, свободном для открытого посещения. Однако и этот довод суд отклонил, указав, что выставка была доступна при покупке входного билета. При этом согласно закону под местом, открытым для свободного посещения, понимается место, где может находиться любое лицо, а произведения должны находиться там постоянно.

Ответчик обжаловал решение. Архангельский областной суд счёл доводы суда первой инстанции законными и обоснованными.

Примечательно, что до подачи искового заявления фотограф пыталась урегулировать дело миром, обращалась в музей, сообщая о нарушении своих прав. Суд первой инстанции также пытался побудить стороны к заключению мирового соглашения. Однако ответчик категорически отказывался признавать, что преступил закон, полагал, что все его действия основаны на нормах права. Но позиция эта никакого отношения к требованиям закона не имеет…

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Ксения СОЛОВЬЁВА