К юбилею Ломоносова: Штрихи, буковки, завитки

В Гостиных дворах проходит Ломоносовская декада, посвящённая 310‑летию великого учёного, которое отмечается в нынешнем ноябре
Занятие «Почерк Ломоносова: взгляд криминалиста» ведёт Андрей Жданов, научный сотрудник Архангельского краеведческого музея
Скопировать почерк Ломоносова довольно трудно
Работает криминалист-почерковед
Подполковник полиции Игорь Свицков и полковник полиции Владимир Столыпин – ведущие эксперты-кримина- листы Экспертно-криминалистического центра УМВД России по Архангельской области
Письмо пером и чернилами в век компьютеров

Вероятно, впервые почерком Михаила Васильевича заинтересовались криминалисты. Под таким углом зрения тему Ломоносова ещё не исследовали – через криминалистический микроскоп и лупу.

Как рассказал на первом занятии Ломоносовской декады Алексей Едовин, учёный секретарь Архангельского краеведческого музея, в музее имеются два подлинных автографа Ломоносова – это росписи в подрядных тетрадях 1726 и 1730 годов за своих неграмотных, но предприимчивых и работящих земляков, работавших на строительстве куростровской церкви. А грамотею тогда было 14 и 19 лет.

По словам Алексея Геннадьевича, эти реликвии – документы XVIII века – единственное, что сохранилось из подлинных вещей на родине великого учёного. А попали они из архива куростровской церкви в музей статкомитета (будущий краеведческий) ещё в XIX веке и заботливо сохранены несколькими поколениями музейщиков. Но на этом история ломоносовских автографов не кончается.

В 1970‑х годах во всех краеведческих музеях СССР проводилась ревизия хранимых рукописных материалов, и чтобы лучше сохранить оригиналы, делали копии для стендов экспозиций. Копии делали московские специалисты рукописным способом. В том числе были сделаны и копии (с очень точных фотографий) автографов Ломоносова, хранимых в Архангельске. Имя копировщика неизвестно. Это была штатная работа под эгидой Государственного исторического музея. Так, в Архангельском краеведческом музее кроме оригиналов появились копии автографов Михаила Васильевича.

Оригинал или копия?

Вот эти экспонаты – подлинники и копии – и стали объектом внимания криминалиста. Заместитель начальника экспертно-криминалистического центра УМВД России по Архангельской области полковник полиции Владимир Столыпин, который присутствовал на первом занятии в музее, привёл такие цифры: в Архангельской области работают 125 экспертов-криминалистов, а специализаций у них 34 (всего же специализаций на сегодня – 49). Помимо почерковедческой – баллистическая, портретная, технико-экономическая экспертиза документов, дактилоскопия, трасология, экспертиза холодного и метательного оружия и так далее.

Непосредственно экспертизой почерка Ломоносова в оригинале и копии прямо на глазах журналистов занялся подполковник полиции Игорь Свицков, главный эксперт отдела криминалистических экспертиз и экспертно-криминалистических учётов ЭКЦ УМВД России по Архангельской области. Одна из специализаций Игоря Александровича – почерковедческая экспертиза.

Что исследует криминалист‑почерковед?

Расположение текста, расстояние между словами, интервал между строк, размеры полей, направление и количество движений и ещё массу мелких деталей – штрихи, завитки. Эксперт похвалил копировальщика – копия точная, но всё же криминалист усмотрел некоторые частные признаки, которые отличны на уровне рефлекторных движений, например, надстрочные элементы буквы у Ломоносова шире, некоторые штрихи в оригинале с нажимом, в копии – без нажима и так далее.

Но на деле, по словам Игоря Свицкова, экспертиза проводится не так быстро, а довольно продолжительное время, и каждая буква экспертом зарисовывается, чтобы понять, как её писали. Кроме того, эксперт рассматривает бумагу, на которой сделаны записи. Бумага XVIII века оказалась с водяными знаками, вероятно, как раз для защиты от подделки, кроме того, она плотная, вощёная. К чернилам XVIII века, по мнению эксперта, добавлена сажа, потому они до сих пор яркие.

На вопрос, нужно ли криминалисту-почерковеду быть немного художником, Игорь Свицков ответил так:

– Не художником, скорее – математиком. Художник привносит что‑то своё, а криминалисту от себя ничего додумывать нельзя. Надо как можно точнее определить – кому принадлежит подпись под неким документом – такому‑то человеку или её подделали. С какой вероятностью почерк принадлежит мужчине или женщине, действительно ли это писал, допустим, уже умерший человек. В таких случаях надо кропотливо вырисовывать, высчитывать, анализировать – это работа математика…

Эксперта интересуют только факты

Однажды Ломоносов тоже выступал в качестве эксперта-лингвиста в Академии наук против «норманнской теории» как фальсификации русской истории академиком Миллером. И победил. К слову, специализация «эксперт-лингвист» открылась в экспертно-криминалистическом центре УМВД России по Архангельской области в 2019 году.

Андрей Жданов, научный сотрудник краеведческого музея, предлагает посетителям Ломоносовской декады эксперимент: попробуйте сами скопировать почерк Ломоносова чернилами и перьевой ручкой (правда, Ломоносов писал гусиным пером, как все грамотные люди его века). И криминалист сравнит, чем отличается ваша запись от записи Ломоносова, насколько она близка к почерку гения.

Возможно, некоторые посетители ожидают рассказа – что за человек был Михаил Васильевич, поскольку есть мнение, что по почерку можно узнать личные особенности автора письма. Но это дело психологов-графологов, а не криминалистов. Как говорил криминалист из фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Меня интересуют чистые факты без примесей».

Завтра, 18 ноября, в Гостиных дворах вновь состоится занятие «Почерк Ломоносова: взгляд криминалиста», 19 ноября – открытие Михайловского клуба и «фарфоровое» чаепитие, 21 ноября непременно приходите на авторскую экскурсию Андрея Жданова «Моё открытие Ломоносова».

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Елена ИРХА