Когда парадом командует Корейко…

Как Котласский драматический театр из советской классики сделал балаган, и почему это понравилось зрителям
Фото автора и Елены Ирха

Основа для спектакля весьма выигрышная – роман Ильфа и Петрова «Золотой телёнок», он известен и любим народом. Но здесь и ловушка – сюжет о детях лейтенанта Шмидта и подпольном миллионере Корейко уже многократно появлялся на разных сценах, в кинофильмах и сериале. Притом главных героев романа играли известные и талантливейшие актёры своего времени. Переиграть их невозможно, да и зачем?

И Котласский театр пошёл рискованным, в общем, путём, взяв инсценировку спектакля ныне уже белорусского драматурга Алексея Дудникова. А это музыкальная комедия. Спектакль поставила главный режиссёр театра Наталья Шибалова. Художник – Валерий Новаковский. Премьера состоялась год назад.

Похоже, что в спектакле задействована вся труппа. И по его ходу актёры должны петь и танцевать. А ещё играть характерных героев Ильфа и Петрова. Тут как до успеха, так и до провала – один шаг. Это на Бродвее играют универсальные актёры, задействованные в спектаклях десятилетиями. Более того, там актёры меняются, а спектакли остаются – потому, что постоянно меняется зритель. Всё доведено до автоматизма. Но нашим актёрам ещё ведь надо решать актёрскую сверхзадачу – ради чего всё это?

И мне показалось, что Котласскому драматическому театру удалось встряхнуть великую советскую классику. Так было задумано изначально или случилось само собой, судить не берусь.

Начну с Александра Ивановича Корейко, подпольного миллионера. Его играет Эдуард Абанин. И в этом спектакле именно он командует парадом, а вовсе не Остап Бендер. При этом, на мой взгляд, Абанин очень точно играет Корейко. Казалось бы – куда может быть точнее Евгения Евстигнеева? А тот блестяще сыграл подпольного миллионера в фильме Михаила Швейцера 1968 года. Но… Когда Ильф и Петров писали роман, и когда Евстигнеев играл Корейко, все они понимали – у того нет будущего. Корейко – уходящая натура, как бы там ни было.

Сейчас же совсем другой расклад. У Корейко есть не только будущее, но уже и настоящее, о чём прекрасно осведомлены также зрители. И по умолчанию Корейко – хозяин положения. И вот именно это, на мой взгляд, и сыграл Эдуард Абанин. Даже когда у него не достаёт денег, чтобы купить мороженое Зосе, он говорит об этом таким тоном, будто сообщает, что банковскую карточку оставил в пиджаке в новом джипе…

И Остап Бендер, его играет Дмитрий Жуков, по всем статьям проигрывает Корейко. Ради справедливости скажем, что Дмитрию Жукову в этом спектакле и играть было особо нечего – разве что озвучивать знаменитые афоризмы авторов «Золотого телёнка». При этом он явно не вписывался в комедию – у его героя иная душевная организация. А Корейко ещё как вписался!

Правда, во втором отделении Дмитрий Жуков играл уже совсем иного Бендера и показал себя талантливым драматическим актёром. Впрочем, это вызвало некий диссонанс: это что – комедия или всё же драма? Впрочем, пусть будет, как в жизни, где комедия и драма порой переплетаются. Но Бендер уже видится не романтической фигурой, которая в своё время всё же устанавливала некую справедливость, а банальным шантажистом, торгующим компроматом. И сколько у него затем будет последователей! Увы – не романтиков…

Шура Балаганов – актёр Александр Дудников. Может, именно таким этого босяка видели авторы романа? Правда, он слегка похож на Леонида Куравлёва в этой роли. Но всё же он другой, ему бы ещё встряхнуть зажатость, получился бы добродушный босяк-романтик, дитя своего времени.

Михаил Паниковский в исполнении Николая Елсакова хорош, но весьма напоминает Зиновия Гердта в этой роли в том же фильме 1968 года. И ладно – образ зрителями принят, чего экспериментировать?

Ирина Монина вполне себе Зося Синицкая, весьма фактурная и выразительная. Но практически нечего было играть Николаю Мальцеву в роли Адама Козлевича. Ведь его сюжетная линия в спектакле обозначена лёгким пунктиром.

На чём строится спектакль? Председатель, а здесь руководитель коллектива художественной самодеятельности (актёр Владимир Сиделков), готовит хор к выступлению, который всё время репетирует – и в Арбатске, и в Черноморске. Это фон, на котором разворачивается действие спектакля, постепенно превращая его в балаган. А действующие лица появляются ненадолго между песнями и плясками.

Но кто сказал, что балаган – это плохо? Столетиями балаганщики ходили по ярмаркам, выступали на площадях и улицах, сооружая нехитрые декорации. Народ их ждал и любил – таким образом поднимал коллективный иммунитет, обретая вкус к жизни. Может, поэтому зрители весьма тепло приняли этот спектакль? Забегая наперёд, скажу, что зал был полон и в финале актёрам аплодировал стоя.

И всё же, полагаю, успех спектакля, прежде всего, в попадании его создателей в нынешнее время. По ходу действия случаются разные отсылы к нашему дню, и надо отдать должное – ненарочитые. Например, в сцене учений по гражданской обороне вместе с людьми в противогазах появляются и люди в медицинских масках. Но не это главное.

Несколько лет назад я спросила Сергея Юрского, которого называли лучшим Бендером всех времён и народов, есть ли место его герою в нашем времени? Сергей Юрьевич ответил так: «В нашем времени Бендеру делать нечего, потому что он слишком артистичен и, в общем, бескорыстен…»

Такой же посыл звучит и в финале этого спектакля. Бендер разбрасывает деньги – они для него символ несбыточных надежд – его время ушло. Молодые строители светлого будущего купюр просто не замечают, а руководитель хора принимает их за мусор. И тут появляется Корейко, бережно собирает пачки с деньгами и заговорщицки сообщает, что подождёт, когда наступит капитализм. Кто‑то из зрителей, сидевших рядом, негромко заметил: «Уже наступил…»

В спектакле лаконичные, но выразительные декорации и интересные костюмы, – они, безусловно, придают атмосферность действию. Чего не хватило постановке? Отточенности в исполнении некоторых номеров, в частности спортивных. А ещё чувствовалось, что актёры не успели обжить новое сценическое пространство, а оно гораздо просторнее того, к которому они привыкли.

А ведь можно взять пример у бродвейских коллег – менять не спектакли, а зрителей. То есть гастролируя. Для труппы, у которой нет сейчас своей сцены, это может быть выходом. Как бы грустно это ни звучало. Но почему бы не смешать драму с комедией не только на сцене, но и в жизни? Вот вам и ответ на вызов времени… Бендеру бы понравилось – он же по сути артист. Но не стоит рассчитывать на поддержку Корейко… Он уже парадом командует в другом месте.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Светлана ЛОЙЧЕНКО