Ледники «Русской Арктики» можно читать как дневник

В ноябре территория самого северного нацпарка в мире погружается в полярную ночь, и работа там практически замирает
Чтобы изучить, медведя усыпляют. Фото предоставлены ФГБУ «Национальный парк „Русская Арктика“»
Высаживаясь, гости ступают на специальные мостки
До примечательных объектов здесь обустраивают экологические тропы
Внутри работы всегда начинаются с уборки льда

О том, чем занимаются его сотрудники с поздней осени до весны, и почему всем, кто интересуется западной частью Арктики, стоит посетить их визит-центр в Архангельске, мы поговорили с Александром Кириловым, директором национального парка.

Александр КирилловАлександр Кириллов

Баня на льдине и ледопад

С самого начала национальные парки задумывались как места, которые будут массово посещать туристы. С национальным парком «Русская Арктика» это, правда, не совсем получилось: его территория – это острова Земли Франца-Иосифа и северная оконечность архипелага Новая Земля, до Северного полюса оттуда ближе, чем до Архангельска или Мурманска.

До появления нового коронавируса парк посещало порядка тысячи туристов в год, рассказывает Александр Кирилов. Как раз незадолго до локдауна, в 2019 году, поставили очередной рекорд – 1309 человек. Казалось бы, какая Арктика в период пандемии? Но и тут ехать «в холод» люди не расхотели. Как только это снова стало возможным в этом году, парк опять стали посещать туристы. За нынешний сезон их побывало больше, чем можно было ожидать, – 400 человек. Все они пассажиры атомохода «50 лет Победы», который за это лето совершил сразу два туристических рейса из Мурманска на Северный полюс и обратно с остановками по пути следования.

Согласно описанию этого маршрута, на одной из льдин ставят баню и предлагают туристам попариться. Но есть и другие остановки, например, на островах «Русской Арктики», где территория богата на природные красоты и сохранившиеся исторические артефакты.

Так что же может предложить «Русская Арктика» туристу? В офисе нацпарка говорят, что перечислять придётся очень долго: можно прогуляться на судне по акватории и полюбоваться с борта берегами островов с впечатляющими природными явлениями, такими как ледопад в заливе Иностранцева; осмотреть мыс Флора на острове Нортбрук с его не характерной для высоких широт богатой растительностью; высадиться на остров Чамп с его «инопланетными» каменными сферами… И, конечно, побродить по экотропам посёлков настоящих полярных станций, ещё в советское время работавших, а теперь законсервированных, значит, увидеть живую историю.

Но оказывается, даже в период пандемии, когда поток туристов из‑за рубежа в страну перекрыт, туры в «Русскую Арктику» покупают по большей части иностранцы, просто иностранцы, живущие в России. По словам директора нацпарка, большинству «обычных» российских туристов Арктика всё ещё не по карману. Кстати, своих собственных турпродуктов национальный парк не создаёт, но создаёт и реализует различные туруслуги непосредственно на заповедной территории. Также в его задачах – создавать условия для приёма туристов и популяризации знаний о вверенной территории, поэтому прилагается много усилий в этих направлениях, говорит Александр Кирилов.

На станцию – гуськом

– В последнее время наша работа направлена на музеефикацию и обустройство инфраструктуры для прибывающих на архипелаг туристов, – рассказывает Александр Георгиевич. – Говоря об инфраструктуре, я имею в виду, прежде всего, обустройство экологических троп, так как наша главная задача – минимизировать ущерб от пребывания на территории человека. Это решается у нас везде по‑разному. Где‑то это могут быть приподнятые над землёй деревянные настилы, где‑то – зоны с ограждениями, где‑то – зона, вымощенная камнем, собранным тут же, поблизости. Такая мостовая у нас, например, устроена на острове Гукера, там, где туристы высаживаются из лодок на берег и покров испытывает максимальную нагрузку.

Оказывается, сходить с таких специально оборудованных троп и площадок нельзя, так что обычно туристы передвигаются по территории организованными группами и чаще гуськом. Их всегда сопровождают экскурсоводы – сотрудники «Русской Арктики». Но на некоторых территориях, например, среди построек полярной станции в бухте Тихая, можно побродить и самостоятельно, взяв аудиогид и соблюдая правила: не заходя никуда внутрь и не трогая никаких вещей.

– Некоторые полярные станции, когда мы пришли, выглядели так, будто люди только-только оттуда ушли: на стенах – обои, на столах – чашки, газеты, журналы. Мы оставили всё как есть, и это ощущение присутствия осталось. Теперь мы рассчитываем восстановить эти станции, по крайней мере самые важные объекты, и сделать так, чтобы туристы могли их осматривать, – говорит Александр Кирилов. – Но восстановление каждой станции – это очень долгая работа, ведь часто полярная станция – это здание, набитое ледником, и на то, чтобы выбрать этот лёд, требуется много времени. Сегодня нами полностью восстановлена полярная станция «Бухта Тихая» на острове Гукера, и в следующем году мы вместе с нашими партнёрами из Арктического выставочного центра планируем открыть в одном из её восстановленных зданий музейную экспозицию. В дальнейшем будем проводить подобный комплекс работ на другой полярной станции – на мысе Желания острова Северный архипелага Новая Земля.

Бактерии научились есть горючее

С островов ничего нельзя увозить, даже самые маленькие каменные шарики, которые на острове Чамп встречаются с горошину. Оставлять после себя тоже ничего нельзя. Поэтому сотрудники национального парка присоединяются к группам туристов задолго до того, как те высаживаются на заповедные берега: они сопровождают каждое круизное судно, идущее на территорию «Русской Арктики», чтобы следить за соблюдением природоохранного законодательства. По словам Александра Кирилова, нарушений пока не фиксировалось.

Он говорит, что в части прошлого экологического ущерба «Русская Арктика» исследована вдоль и поперёк.

– В 2011–2012 годах на территории парка была проведена комплексная геоэкологическая экспедиция, и в 2017 году была ещё одна – по обследованию территории Земли Франца-Иосифа уже после очистки от мусора. И пробы показали, что архипелаг очищен на 89 процентов, – рассказывает директор парка. – Сегодня мы чётко понимаем, что осталось очистить и как это можно сделать. Осталось удалить с архипелага около девяти тысяч тонн мусора. Другое дело, что с 2017 года работ по ликвидации накопленного экологического ущерба на территории нацпарка не проводилось.

А ведь очистить территорию парка даже от оставшегося мусора – тоже дело не одного сезона работ. Бухту Тихую, например, чтобы сохранить, чистили в прямом смысле слова руками: во‑первых, технику пустить просто невозможно, она оставит в природе серьёзный след, во‑вторых, среди мусора можно найти предметы, которые представляют историческую ценность и которых в стране считанные экземпляры.

Арктическая природа способна самоочищаться. В 2020 году учёные парка подтвердили это, обнаружив во время исследований местных почв бактерии, которые умудрились использовать остатки горюче-смазочных материалов как питательный субстрат. Означает ли это, что теперь можно обойтись без рекультивации?

– Помогать природе восстанавливаться необходимо, и в Арктике особенно, – считает Александр Георгиевич. – Дело в том, что те же процессы самовосстановления почв идут везде: и на Новой Земле, и в Подмосковье, – но идут с разной скоростью. Это можно сравнить с регенерацией у человека, когда в детском возрасте всё заживает буквально сразу, в среднем возрасте – медленнее, а в пожилом, пока заживает, может обернуться тяжёлыми последствиями. В холодных условиях все процессы замедленны.

Мы поинтересовались у Александра Кирилова, насколько экологичный образ жизни ведут на островах сотрудники нацпарка сейчас.

– Сейчас мы занимаемся переводом зданий на альтернативные источники питания, а весь бытовой мусор собирается и вывозится. Остаётся оборотная тара – но она была всегда, – сообщил Александр Георгиевич. – Проблема свалок в Арктике, в частности на Новой Земле или Земле Франца Иосифа, она ведь не из‑за того, что чем‑то в своё время неразумно пользовались, а из‑за того, что однажды просто всё бросили и вывезли только людей.

В ледовых полях

Научные исследования на территории парка, несмотря на пандемию, продолжаются. Систематическое исследование этой арктической территории и так уже имело значительный перерыв – почти 20 лет с момента распада Советского Союза и до создания национального парка «Русская Арктика».

– Во время перерыва исследовательские группы бывали здесь только эпизодически, исследования были фрагментарными. Например, в 1994 году сотрудники Института географии РАН производили бурение ледников на Земле Франца-Иосифа. Это очень важная работа для реконструкции климата Земли, ведь ледник – это своеобразный дневник климатических изменений, но они смогли добуриться лишь до 1280‑го года, и затем исследование заглохло… Только с образованием парка, особенно с 2016 года, стали вновь активно проводиться научные исследования Российской Академией наук и её институтами. Сегодня они ежегодно посещают территорию парка, порой и неоднократно за сезон, – отмечает директор.

Нынешний полевой сезон в «Русской Арктике» начался в марте и закончился в октябре. Он прошёл, как сказал Александр Георгиевич, в обычном режиме, то есть с огромным объёмом работы и благополучно. После небольшого перерыва, вызванного пандемией, возобновились весенние экспедиции нацпарка и Института проблем экологии и эволюции РАН им. А. Н. Северцова на архипелаг Земля Франца-Иосифа.

– Мы проводили работы по сейсмике и по физике Земли в целом, по изучению возраста ледников, изучали снег и уровень его загрязнения. Также были работы, связанные с мониторингом биоразнообразия на территории парка, и работы по изучению местной субпопуляции белого медведя, которые мы ежегодно проводим с 2016 года, – уточнил Александр Кирилов.

Также возобновился известный образовательный проект САФУ имени Ломоносова и Русского географического общества, и к берегам парка вновь пришёл Арктический плавучий университет. А поздним летом провели стационарные наблюдения с полевых баз и снова обнаружили ранее не наблюдавшиеся на территории виды птиц.

Не так давно в широтах парка началась полярная ночь, с этого времени практически вся работа приостановилась до весны. В октябре оставшиеся на территории сотрудники парка ушли на зимовку на круглогодичную полевую базу на Земле Александры. Теперь они только снимают показания с аппаратуры, передают эту информацию на материк. Кстати, по словам Александра Георгиевича, связь там настолько отличная, что пообщаться с зимующими можно в любой момент. В свою очередь, и они могут позвонить в Архангельск в случае необходимости: в офисе нацпарка постоянно работает оперативный дежурный «по Арктике» и принимает такие звонки.

Артефакты в Архангельске

Количество ценных артефактов на территории национального парка и в его экспозиционном фонде в Архангельске, по словам Александра Кирилова, пока только растёт.

– По мере изучения территории мы находим всё больше, а утрат у нас нет, – объясняет он. – В 2017 году был создан специальный отдел – отдел сохранения историко-культурного наследия национального парка. Его сотрудники ведут очень большую работу с архивными документами, благодаря которой мы и сегодня находим ценный материал, делаем археологические открытия. Так, вблизи Новой Земли сотрудниками отдела было найдено редкое, по своей сохранности даже уникальное поморское шитое судно, а на острове Алджер – первый флаг Родины, поднятый над Землёй Франца-Иосифа.

Подобные ценные находки при возможности вывозятся на материк, реставрируются и остаются в музейном фонде национального парка в Архангельске: сейчас так можно назвать его визит-центр, открытый около года назад и получивший название «Арктическое посольство». Большая часть артефактов, конечно, содержится в специальном хранилище, но некоторые, причём очень интересные, выставлены в постоянной экспозиции. По ней здесь проводят экскурсии не только для групп, но и индивидуальные.

Сегодня в Архангельске несколько «арктических» визит-центров, и задача у них как будто одна – популяризировать знания о территории Арктики, относящейся к Архангельской области, и о западной части Российской Арктики в целом. Мы спросили Александра Кирилова, в чём разница между этими центрами.

– И исполнение, и предназначение разное, – ответил Александр Георгиевич. – Сначала мы открыли именную аудиторию нацпарка «Русская Арктика» в научной библиотеке САФУ, затем в главном корпусе федерального университета – Музее Арктики. Это очень хороший музей, но там выставочная экспозиция посвящена различным природным зонам, и в том числе Арктической зоне Архангельской области. У нас же, в визит-центре «Арктическое посольство», экспозиция, которая наглядно показывает экспонаты, найденные в арктических полях. Поэтому «Арктическое посольство» – логическое продолжение образовательного проекта «Арктиковедение», который разработан и осуществляется на территории Архангельской области при поддержке регионального министерства образования: дети в школах изучают «региональный компонент», и теоретическую часть, которую им преподают на уроках, могут закрепить здесь.

Арктические территории – это то, что делает нашу область уникальной, и мы должны знать об этой уникальности. Архангельская область – самый северный населённый регион в мире. Самая северная точка Евразии тоже находится у нас – это мыс Флигели острова Рудольфа. А ещё мы регион, который не заканчивается материком: от нашей северной границы всего 900 километров до Северного полюса.

С появлением помещений визит-центра у нацпарка появилось и много новых идей, как вести эколого-просветительскую и образовательную деятельность. Пока не все помещения центра открыты, в некоторых ещё продолжается ремонт, но уже сегодня здесь предлагают обучающие и развлекательные занятия для разных возрастов.

На вопрос, влияют ли ограничения, вызванные пандемией, на деятельность визит-центра, в том числе на традиционную выездную работу в детских садах и школах, директор парка ответил:

– Нет. Но по причинам, не связанным с пандемией, мы начали уходить от выездной работы. У нас гораздо больше возможностей, если проводить мероприятия в визит-центре, в том числе возможностей показать наши главные сокровища – экспонаты. Что касается режима и правил посещения центра в связи с эпидемиологической обстановкой, здесь мы полностью подчиняемся указам Президента и губернатора. Так как мы не входим в список организаций, при входе в которые надо обязательно предъявлять куар-код, вход к нам по‑прежнему свободный.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Елена ХЛЕСТАЧЁВА