Слово убивает. В больнице Архангельска проводят проверку нарушений медицинской этики из-за смерти пациента с ковидом

Муж архангелогородки Елены Безумовой умер 11 сентября 2021 года в реанимации больницы. Накануне он потерял любимую маму. Родственники умоляли сотрудника больницы не сообщать ему эту печальную новость. Но ему сказали, и сердце мужчины не выдержало

Капитан Вася

С фотографии смотрит статный мужчина в белом парадном кителе и фуражке. Свой 56‑й день рождения Василий должен был встретить на посту — в морском порту Дудинка, на севере Красноярского края. Он стал капитаном порта несколько лет назад, работал вахтами по три месяца. А до этого 20 лет ходил в море на торговых судах капитаном.

– Он хотел на берег, но просто не мог расстаться с морем, — рассказывает Елена. — Всё твердил, что море у него уже в печёнке, но он его обожает. Поэтому когда Васе предложили работу в администрации морских портов западной Арктики, он загорелся. Поработал в Онеге, Хатанге, Нарьян-Маре и вот последние три года в Дудинке. 

Фото из семейного архива.Фото из семейного архива.

— Знаете, а он ведь с детства был влюблённым в море. Рассказывал мне, как после школы мама взяла его за руку и отвела подавать документы в медицинский университет — мечтала о карьере врача для сына. Дождалась, пока Вася зайдёт внутрь, и ушла. А он выскочил обратно и пошёл в «Макаровку».

Через государственный университет морского и речного флота имени адмирала Макарова в Санкт-Петербурге прошли многие друзья Василия Капитоновича. В городе на Неве он познакомился с Леной, которая в то время училась в Горном институте. 30 ноября 1989 года они поженились, вскоре родилась первая дочь Женя, а потом и вторая — Саша. Именно дочь Саша стала потом держать связь с лечащим врачом Василия Безумова, когда 29 августа бригада скорой помощи увозила его в больницу с подозрением на коронавирусную инфекцию.

Коммунистка Катя

У Кати в шкафчике — неоткрытая банка молочного киселя 1981 года производства, и лист брусники 1988 года. Ещё Лена нашла её потрёпанное свидетельство о рождении, которому 89 лет, льняной платочек, любовно обшитый вручную, и нательный крестик её мамы Павлы Васильевны.

– Когда я пришла в семью, Павла Васильевна, бабушка Васи, была ещё жива, — рассказывает Елена. — Как‑то в разговоре я назвала её бабушка Павла. А она так посмотрела на меня и строго сказала: «Какая я тебе бабушка!» С тех пор я называла её просто Павла. Потом так же просто cтала называть и Катю.

Екатерина Тимофеевна Безумова родилась в 1931 году в селе Великовисочное под Нарьян-Маром, но всю жизнь прожила в Архангельске.

– Она у нас такая боевая, убеждённая коммунистка, самостоятельная, спортсменка, — рассказывает Елена. — Мы с дочкой, когда стали разбирать её документы, столько грамот нашли: лучший стрелок Северо-Запада, лучшая лыжница… А главное — она всегда была готова помочь. У нас первые пару лет в колодце зимой не было воды — пара вёдер в сутки. И мы возили всё стирать по выходным к Кате. Постираем, развесим. В следующие выходные опять привозим, а высушенное забираем. А оно всё любовно поутюженное, пуговки на месте, а на постельном белье — вместо дырочек от коготочков кошки крошечная заплаточка.

Фото из семейного архива.Фото из семейного архива.

Сын Василий был у Кати единственный. Поздний. Без отца. Лена признаётся, что отношения между мамой и ребёнком были сокровенно-тёплые, когда любовью и заботой пронизаны взгляды, улыбки, крошечные заплатки…

– У нас многолетняя традиция, — говорит Лена. — Каждое утро Вася в 8:50 звонит своей маме, а в 9:15 — мне.

Когда Катя перестала отвечать на телефонные звонки, Лена вызвала спасателей, полицию и медиков. 3 сентября деревянную дверь в её квартиру вскрыли быстро — Катя лежала на полу в кухне с телефоном в руках.

– Глаза открыла, смотрит на меня и твердит, что всё хорошо, но было видно, что сознание спутанное, — вспоминает Лена. — Врачи её осмотрели, сказали — инсульта нет, постельный режим, уход и забота. Я повезла её к нам домой. Поздно вечером 8 сентября ей резко стало плохо. «Скорая» увозила её уже в состоянии комы. Дочка поехала с ней в больницу, выяснилось — коронавирус. Её телефон был в карточке Кати как основной контакт с семьёй.

Лена

Лена курит за двоих, пьёт кофе и улыбается, только когда большая мохнатая морда пса по кличке Малыш утыкается ей в ноги. Прошлой зимой она забрала его с лесопилки неподалёку — волки загрызли там несколько собак. А Малыш выжил и теперь в благодарность ходит за Леной по пятам.

– Мы тут забор решили ставить понадёжнее, чтобы от волков отгородиться, — рассказывает Лена. — Но Вася мне сказал — подожди меня, вот поправлюсь.

Их последний разговор длился чуть больше минуты. Василий находился в реанимации «красной зоны» с кислородной маской на лице.

– Он сначала лежал в обычной палате ковидного госпиталя, — рассказывает Лена. — Я приносила передачки, а он в ответ махал мне рукой в окошко. Где‑то через два-три дня позвонил, сказал, что ему запретили вставать, потому что с маской лежит. Потом ещё звонок: «Лена, у меня всё нормально, но меня переводят в другой корпус, потому что нужен какой‑то другой кислород». Так он очутился в реанимации. В соседней реанимации была его мама — 9 сентября в 22:49 она умерла.

Пожалуйста, не говори

Лена признаётся, что панически боится врачей — это что‑то вроде фобии. Но при этом строго следует всем предписаниям: делает прививки, медосмотры. Вакцинацию от коронавируса прошла ещё весной.

– Но я боюсь разговаривать с врачами, задавать вопросы, теряю голос, и начинают трястись руки, — говорит она. — Зная такую мою особенность, мы с дочерью в карточках приёма у Васи и у Кати указали исключительно телефон дочери. Это было наше решение. Второе решение — не говорить Васе не только о том, что мама его в больнице, а вообще, что она болеет. Все эти дни я врала мужу, что всё хорошо, потому что прекрасно знала, что значит для него мама и что на данный момент у него нет сил, чтобы справиться с этой информацией.

Фото Правды СевераФото Правды Севера

Когда умерла Катя, ни Лене, ни её дочери никто не позвонил. Об этом они узнали только на следующий день.

– 10 сентября примерно в 10:30 мне позвонила знакомая мужа Ирина (имя изменено. — Прим. редакции), которая работала в больнице, где он лежал, — рассказывает Лена. — И так мимоходом: «Лена, ты, наверное, уже знаешь, что свекровь ночь не пережила». Нет, я не знала. Со мной рядом в этот момент была моя дочь. И она не знала. Первая мысль, которая промелькнула после шока — не сообщать Васе. Я так и сказала Ирине: «Пожалуйста, не говори ему». Через несколько минут ещё раз перезвонила ей и умоляла — не говори!

С Ириной Лена никогда не была знакома. Жена знакомого Васи увидела его имя среди пациентов больницы и вызвалась помочь — держать связь через неё с Леной. Василий согласился и дал номер телефона жены. Первый раз Ирина и Лена поговорили по телефону 3 сентября больше 15 минут.

– Я сначала немного удивилась, ведь до этого дочь всё время разговаривала с лечащим врачом и свекрови, и мужа, — говорит Лена. — И каждый раз, прежде чем рассказать о состоянии, он переспрашивал, кто она ему приходится, проверяя данные. Но Ирина сказала, что может дать мне поговорить с мужем из реанимации. Там ведь телефоны пациентам не дают. 10 сентября я действительно услышала его голос. Ему было тяжело говорить, с одышкой, но он бодрился, сказал, что намерен поправиться, и попросил принести ему лимонной воды.

Через несколько часов Лена с дочерью были в больнице с бутылкой лимонной воды.

– Вышла Ирина, тогда я её в первый раз увидела, — рассказывает Лена. — Взяла воду, а я ей: «Пожалуйста, не говори, только не говори». Она взгляд вниз отвела и отвечает: «Ему надо сказать, он же мужчина». А мы с дочерью хором — не надо. Ушли. Потом отправили ей СМС, потом позвонили ещё раз.

Их больше нет

Через час дочь Василия в разговоре с врачом узнала, что ему проводится интенсивная седативная — успокоительная — терапия. А ещё через два часа ему делали срочную операцию, так как заподозрили тромбообразование.

– В шесть часов вечера 10 сентября, прямо на столе у него случился инсульт, жив, но половина тела не работает, — рассказывает Лена. — Я встаю рано — жаворонок, к 5 часам утра я уже нашла в интернет-магазине реабилитационную кровать, положила её в корзину, но не успела оплатить — отвлеклась, а в 7:20 мне позвонил лечащий врач и сказал, что Васи больше нет. Отёк головного мозга на фоне острого инсульта на фоне коронавирусной инфекции.

Фото из семейного архива.Фото из семейного архива.

15 сентября Лена пережила двое похорон подряд. Вася последний раз был в белом парадном кителе. Катя — в лёгком платье.

– Мне на кладбище его одноклассники сказали: «Как она его за ручку в первый класс привела, так за собой и увела», — рассказывает Лена. — Болезнь эта, оказывается, страшная, непредсказуемая. Надо прививаться — это как дать чуть больше надежды родным и близким на то, что вы просто выживете. Я верю, что врачи в больнице боролись до конца за жизнь Кати и Васи. Но я не могу избавиться от мысли, что если бы Васе не рассказали о смерти мамы, он был бы жив. Ведь это сказала ему не я, которая может обнять и поплакать вместе. А посторонний человек, не имеющий на то разрешения. А Вася не плакал, держал в себе и задержал до инсульта. 

— Слово убивает. С лёгкостью. Теперь я это знаю. Простила ли я? Нет. Не смогу. Но справедливости хочу.

23 сентября Елена Безумова прошла ревакцинацию от коронавируса. 28 сентября она написала заявление в следственный комитет, прокуратуру и региональный минздрав по фактам нарушения сотрудником больницы норм медицинской этики. Министерство здравоохранения Архангельской области по фактам из заявления Елены Безумовой проводит проверку. О ее результатах будет известно в середине октября.

Рамка вокруг текста

Официально

Согласно ФЗ от 21.11.2011 № 323‑ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» сведения о факте обращения гражданина за оказанием медицинской помощи, состоянии его здоровья и диагнозе, иные сведения, полученные при его медицинском обследовании и лечении, составляют врачебную тайну. Сообщать информацию о пациенте, составляющую врачебную тайну, имеют право лечащие врачи лицам, указанным пациентом в медицинской документации, которая оформляется при его поступлении в медицинское учреждение.

В случае неблагоприятного прогноза развития заболевания информация должна сообщаться в деликатной форме гражданину или его супругу (супруге), одному из близких родственников (детям, родителям, усыновлённым, усыновителям, родным братьям и родным сёстрам, внукам, дедушкам, бабушкам), если пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не определил иное лицо, которому должна быть передана такая информация.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Людмила ЗАХАРОВА