В Архангельске завершились съёмки инклюзивного фольклорного спектакля

Необычный спектакль с участием тяжёлых детей стал итогом проекта «Особенные мастера», который реализовала Поморская региональная общественная благотворительная организация «Время Добра» совместно с РОО «АРГИМОЗ» на площадке музея «Малые Корелы»
Участники фольклорного спектакля после репетиции

О том, как родилась идея проекта, о своих впечатлениях от съёмок в фильме «Правде Севере» рассказала Наталья Костина, председатель «АРГИМОЗ».

Наталья КостинаНаталья Костина

– Нам просто, наверное, захотелось интересной деятельности. Необычной, яркой, ломающей преграды, — говорит Наталья Костина. — В прошлом году, когда мы разговаривали с Полиной Мусихиной, председателем «Времени Добра», о проектах, которые они создают, я задала простой вопрос: «А вместе с нашими тяжёлыми ребятами можно попробовать что‑нибудь?» И Полина ответила: «Можно всё». Так и появились «Особенные мастера».

– Наталья, вы же в прошлом учитель технологии?

– Да. Я работала в школе. Мы с девочками на уроках чего только не мастерили — шили, вышивали, осваивали лоскутную пластику. И «Особенные мастера» — проект, который весь завязан на творчестве, на том, чтобы дети и родители узнали больше о культуре северного края. И начали мы проект с обучения — с мастер-классов.

– Я видела один из мастер-классов, который вы проводили — по созданию куклы-перевёртыша. Очень интересно!

– Да, эту каргопольскую куклу ещё называют «Девка-баба». Традиционная северная кукла, которая как бы превращается из одной в другую. Мастер-классов за это время, а проект начался ещё в ноябре, было очень много — по изготовлению поясов, всевозможных игрушек, тетёрок каргопольских, выпеканию козуль, рыбника…

– И все мастер-классы вы снимали на видео?

– Да, снимали и выкладывали в социальные сети. Любой желающий вместе с нами мог сделать свою поделку. Отклики со всей Архангельской области до сих пор приходят. И даже из Норвегии. Наши партнёры — благотворительная организация «Детство у Двины». Оказалось, что у них в Норвегии есть воскресная школа, где занимаются дети бывших жителей Архангельска. И знакомство с культурой нашего края интересно и для них. Участникам проекта мы предлагали поделиться опытом — получилось или нет? И получилось у всех!

Но труд, действительно, большой. Иногда даже казалось, что всё нереально. Какой рыбник, если руки у ребёнка не работают? Но мы порой ограничиваем себя сами: «Мой ребёнок этого не сможет!» А если не бояться? И дать хотя бы возможность — потрогать тесто, понюхать рыбу, поиграть с кусочком глины — это же клад сенсорных ощущений. Глину можно раскатывать, заглаживать влажной губкой, из неё можно лепить — столько действий! Мы пробовали делать и образцы старинной посуды, которая когда‑то существовала в деревнях.

– Часть вещей, изготовленных в творческих мастерских, потом, наверное, стала реквизитом для съёмок фольклорного спектакля?

– Да. Участие в фильме — это вообще финальная награда, совместная работа с музеем «Малые Корелы». На их базе и проводилось большинство интереснейших мастер-классов. Съёмки состоялись в конце июня, а мы душой до сих пор там. Некоторые родители сами шили сарафаны для съёмок. Но основную часть костюмов, чтобы мы лучше вошли в образ, выдал напрокат музей.

– У костюмов таких энергетика особая.

– Это точно! Вначале мы просто ходили и их разглядывали — такая красота! Некоторые костюмы — старинные копии, где повторяются все мельчайшие детали. Наденешь такой сарафан и даже ступать, говорить начинаешь по‑другому.

У каждого в фильме была своя роль. По сценарию мы разделились на три северные многодетные семьи. Я, например, была мамой семьи Третьяковых. И сюжет в том, как семьи собираются на сенокос. Все эпизоды разыгрывались вокруг этих сборов: как просыпались, во что наряжались, какие инструменты брали с собой в поле. Как старшие дети присматривали за младшими, во что играли…

– То есть такой игровой фильм — картинки из прошлого?

– Именно так. Сегодня не все ведь могут даже представить, как выглядела сенокосная пора. А мы на несколько дней буквально погрузились в прошлое. Не только увидели интерьер русской северной избы, но и смогли ко всему этому прикоснуться — стали частью истории. Было столько эмоций… Конечно, и переживания были — а вдруг не сможем выучить текст? Роли ведь настоящие! Но все справились.

– Дети-артисты — у них тоже были свои роли?

– Ребята на колясках, кто не мог сказать текст, просто выполняли какие‑то действия. Может быть, маленькие, но важные.

Для наших детей вообще любое перемещение в новую обстановку, особенно на природе — это колоссальный поток новой информации. Тёплое солнце, ветерок, голоса, смех — это всё возможность для того, чтобы начался какой‑то виток развития.

Ведь большинство тяжёлых детей изолированы дома. И мир их настолько узок. Кого они обычно видят? Маму, папу. Ну, может, каких‑то редких друзей. А мы стараемся расширить этот мир, сделать его хоть немного больше и интереснее. Сейчас все с нетерпением ждём премьеры, чтобы увидеть результат этого общего творческого эксперимента.

– Первый в России кукольный спектакль «Питер Пэн» с участием тяжёлых детей, премьера которого недавно состоялась в Архангельске. Теперь вот телеспектакль фольклорный… Получается, действительно, «можно всё»?

— Мы раньше думали, что для наших ребят «Муха-Цокотуха» или «Колобок» — это максимум из возможного. То есть что‑нибудь самое простое. Но оказалось, что нет — можно больше! И самое главное — детям понравилось.

По их движениям, мимике мы видели реакцию и новые эмоции. Наши дети были среди других говорящих детей, среди ребят из студий «Времени Добра» — они все общались. И это та самая инклюзия, которой очень недостаёт в жизни.

Ведь наших детей с особенностями развития обычно «сортируют» по степени тяжести. А здесь получилось, что мы все разные, но все вместе.

– А братья, сёстры — другие дети из семей — они тоже участвовали в проекте?

– Конечно. Это, кстати, одна из больных тем, потому что братья и сёстры часто бывают «заброшены» из‑за того, что родители уделяют всё время ребёнку с тяжёлой инвалидностью. А тут появилась возможность создать и для них ситуацию успеха.

Сами родители за время съёмок тоже передружились. Мы вместе жили в туристическом комплексе. И было так, что просто наговориться не могли! И конечно, огромная благодарность замечательным специалистам музейного комплекса «Малые Корелы», которые оказались настолько глубоко погружены в тему. Весь сценарий написан ими. Мы узнали столько нового…

– Без продолжения теперь явно не обойтись?

— И продолжение будет! Пусть уже за рамками проекта, но о своём крае надо продолжать рассказывать. Ведь наша Архангельская область одна из немногих в России, которая настолько богата ремёслами — такого изобилия нигде нет. Причём ремёсла живые — они сохранились. Сколько у нас росписей — и каждая особенная, а вышивок сколько… Может быть, мы сейчас вместе попробуем что‑нибудь с изготовлением сувениров. Многим родителям идея уже понравилась — такой вариант арт-терапии, который не только разгружает эмоционально, но и даёт возможность для реабилитации.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Наталья ПАРАХНЕВИЧ