Архангельск и граффити: Вандализм пока не лечится

Мы привыкли видеть жилые дома, разрисованные баллончиками с краской, ларьки с прессой и автобусные остановки, пестрящие тэгами и самодельными стикерами
Фото автора

Тэги — это вид граффити, представляющий собой быстрое нанесение надписи на стене здания, рекламной вывески или любого другого пространства в общественном месте. Тэги распространились по всему городу и стали настолько привычны глазу, что люди перестают замечать проблему.

Культура тэгов входит в контекст граффити, а граффити является большой частью уличного искусства, и с этим трудно не согласиться. В Архангельске и Северодвинске создаются шедевры стрит-арта на домах, образовательных учреждениях, библиотеках. В 2018 году в Архангельске появилось граффити с актёром фильма «В бой идут одни старики» Леонидом Быковым. Год назад благодаря команде «Сборная Тайболы» на Яграх, на стене пятиэтажного дома появился арт-объект, посвящённый легендарным соснам у Белого моря.

К счастью, это далеко не единичные случаи выражения творчества через граффити. Но называть искусством тэги, которые на каждом шагу портят вид жилых домов и коммерческих зданий — язык не поворачивается. Разве с вандализмом должны соглашаться, допустим, сотрудники музея, учителя, врачи, архитекторы и в целом жители города?

Подростки мало осознают свою ответственность, тем не менее она есть. Согласно статье 7.17 Кодекса об административных нарушениях, уничтожение или повреждение чужого имущества, если действия задержанного не повлекли значительного ущерба, влечёт наложение штрафа в размере от 300 до 500 рублей.

За подростков, не достигших 16 лет, административную ответственность несут родители. Уголовная ответственность за вандализм наступает с 14 лет. По части 1 статьи 214 УК РФ за осквернение зданий и иных сооружений, порчу имущества на общественном транспорте и в общественных местах предусмотрен штраф в размере до 40000 рублей или арест до трёх месяцев. Если деяние совершала группа лиц по мотивам ненависти или вражды, то грозит лишение свободы до трёх лет. Наказание в виде 300 рублей вряд ли напугает подростков, поэтому и рисуют.

Пройдя по улицам Северодвинска, я обнаружила, что почти каждый жилой дом «украшен» тэгами, где‑то в большей, где‑то в меньшей степени. Новое здание, которое ещё не сдано, по всему периметру уже уродовали вандалы — от него не осталось чистого места. И это безумно злит и печалит.

Встаёт вопрос: чем руководствуются молодые люди, которые оставляют свой рукописный след на стенах? Самовыражение или самоутверждение? Обычно тэггер стремится как можно больше распространить свою подпись. И, вероятно, для того, чтобы обрести статус среди таких же, как он. Мы живём в то время, когда для самовыражения открыты все дороги. Но стены домов оказываются куда интереснее. Портить — значит самовыражаться? Установленные камеры на стенах, кажется, не помогают.

Самое неприятное в этой истории то, что как бы ни пытались в городе бороться с тэгами: закрашивать краской расписанные стены, ставить камеры видеонаблюдения — с каждым днём количество «надписей» только растёт. Я не раз слышала истории от взрослых людей о том, как остро, порой грубо и с матами реагируют подростки на замечания, а если вызывать полицию — убегают.

В социальных группах «ВКонтакте» жители часто задают вопрос: как бороться с вандализмом? Мнения разные: в комментариях предлагают построить стрит-арт-забор специально для тэггеров, вход к которому будет платный; кто‑то считает, что справедливо будет наказывать родителей большим штрафом; некоторые уверены, что ограждение, камеры и освещённость смогут решить проблему; а кто‑то решил, что бороться с вандализмом уже невозможно и бесполезно.

Кажется, вандализм всё плотнее и плотнее подходит к тому, что жители города молча начинают соглашаться с его существованием. Камеры наблюдения и штрафы, возможно, помогут найти вандалов и наказать их, но изменить сознание того, кто портит тэгами стены жилого дома — вряд ли. Вандализм пока не лечится.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Евгения НИКИТЕНКО