В архангельском музее Писахова создали первый в истории съедобный макет Поморья

Так неожиданно видоизменилась в этом году традиционная пряничная выставка

На запах корицы

Выставка занимает два этажа, но пряничный макет местности в этом году – без сомнения, самая грандиозная её часть, к которой хочется бежать первым делом. Даже его монтаж сам по себе стал событием, ведь почти все объёмные фигуры мастера-участники собирали, склеивали и украшали уже в музейном зале, и делали они это в течение целого месяца, прямо на глазах у посетителей.

Путь к макету и сегодня легко угадывается по запаху жжёнки и корицы. Оказывается, столь большую пряничную композицию в музее не смогли, да и не захотели полностью укрыть стеклом. Отсюда не только умопомрачительный пряный дух, но и, когда подходишь ближе, ощущение, что попал не в музей, а в чью‑то детскую, и этот миниатюрный радостный мир создал кто‑то маленький и счастливый.

название

Может быть, дело и в самой теме: директор музея и куратор пряничной выставки Наталья Козлова, каждый год придумывающая для неё новый поворот, рассказывает, что идея изобразить беломорский Север в миниатюре по‑хорошему зацепила наших мастеров, а такое бывает не каждый раз.

– Реакция была восторженная! И это несмотря на то что в этом году мы очень затянули с объявлением темы выставки, и на работу мастерам остался лишь месяц, ведь мы до последнего не знали, закроют нас или будем работать, готовить выставку или нет, – рассказывает Наталья Владимировна.

Всё вышло по‑игрушечному нарядное и по‑игрушечному разномасштабное: вот глазированная архангельская высотка, а вот уже начинается пряничная тайга, и лоси совершенно сказочных размеров, выше елей, подбираются к центру города… По словам Натальи Владимировны, многие советовали задать для фигурок единые размеры, чтобы были реалистичнее, но она предложила мастерам больше свободы и ограничила только высотой витрины в пятьдесят сантиметров, потому что так интереснее. К тому же быть реалистичнее не совсем правильно для традиционных пряничных фигурок в Архангельске.

– Изначально наша козуля – это, прежде всего, обобщённая узнаваемая форма, не натуралистичная, а условная, только основные характерные черты. И расписывают её не признаками изображаемого, а орнаментами. Поэтому настоящую архангельскую козулю можно всегда узнать по силуэту, – рассказывает Наталья Владимировна. – Если без всякой росписи понятно, что за фигурка перед вами, это козуля, а, если без росписи не догадаться, это авторский пряник. Современные авторские пряники могут быть ничуть не хуже, но мы как музей заинтересованы в сохранении традиции.

Пряничные горожане в масках

В то же время выставка перед нами – и самая большая в городе ежегодная площадка для демонстрации всякого рода экспериментов в промысле. Вот, например, новогодняя ёлка и фигурки гуляющих, выполненные Любовью Веремеевой: на общем светлом фоне они сразу цепляют взгляд глазурью самых сочных цветов, совсем не характерных для традиционных козуль. Такие авторские поиски тоже по‑своему ценны, говорит Наталья Козлова.

– Здесь сохраняются традиции теста, и в то же время пряник становится настоящим произведением искусства, – поясняет она. – Поэтому на выставке можно увидеть и очень нетипичные пряники. Например, в художественных целях наши мастера-участники иногда используют даже цвета, которые в принципе не принято использовать в пищевой промышленности, такие, как чёрный.

– Наверняка, когда такие пряники попадают на выставку, это вызывает споры и в среде самих мастеров…

– А как же! – говорит Наталья Владимировна. – И мы специально приглашаем мастеров на открытие выставки, чтобы они знакомились и общались между собой, обменивались идеями и опытом, особенно мастера, которые занимаются традиционным пряником, – с теми, кто только пришёл в промысел.

Но, в то же время, продолжает Наталья Владимировна, козули всегда были актуальным промыслом и отражали то, что входило в моду и становилось приметой времени. В этом году на это намекнула Наталья Яковлевна Матонина, населившая макет Севера пряничными человечками в масках.

Вот олени Галины Анатольевны Вешняковой – они тоже заметно отличаются от других фигурок, особенно росписью, но это уже история наоборот: некогда типичное и распространённое сегодня смотрится уже исключением из правил… Интересуюсь, есть ли в наше время интерес к таким старым техникам росписи, как здесь.

– Есть, но это интерес, скорее, научный, потому что новые технологии гораздо более простые, или дело привычки для человека, который был именно так научен в своё время в своей семье. Кроме того, уже и мало кто помнит, как пряники расписывали раньше. Сейчас, насколько я знаю, в городе всего три мастера, которые практикуют расписывать по старинке – палочкой. Поэтому, скорее всего, эти техники уйдут со временем из практики совсем… В принципе, это правильно: промысел должен приносить прибыль, для этого он и возник. Но, с одной стороны, естественно, а с другой стороны – печально. Поэтому, пока есть возможность, устраиваем у нас в музее мастер-классы по технике старой росписи: Галина Анатольевна знакомит с ней всех желающих…

Писахов на воздушном шаре и трамвай

Некоторые посетители удивляются, почему беломорский Север на макете «не весь». Но что именно изобразить, мастерам никто не диктовал, и всё, что в итоге появилось на свет, – это образы исключительно от их представлений о нашем Севере, то, что они сами считают его символами, важными и узнаваемыми приметами.

– Люди в народном промысле непрофессиональные художники. От них нельзя требовать решить любую поставленную задачу, да и не хотят они этого делать, а хотят заниматься тем, что приносит удовольствие. Поэтому создавали пряники в соответствии со своим опытом и предпочтениями, – говорит Наталья Козлова.

название

Сегодня выбранные ими образы – это башня Соловецкого монастыря, поморский коч, Степан Григорьевич Писахов на воздушном шаре и его герой Сеня Малина на налиме, подводная лодка, мезенская деревушка, озеро в таёжном лесу… А так как большинство мастеров – архангелогородцы, самое большое место на пряничном Севере занял Архангельск: тут и здание морского-речного вокзала, и ушедший в прошлое трамвай, и деревянные домики старого города… А те, кто считает, что образов недостаточно, могут в следующем году сами попробовать создать свои, ведь в пряничной выставке в музее Писахова может принять участие любой житель области – любой, кто печёт пряники.

– Сегодня в наших пряничных выставках участвует около 50 семей, и мы будем только рады, если их будет больше. Ведь много и таких мастеров, которые занимаются пряниками на продажу, но от приглашения участвовать в экспозиции отказываются: не все понимают свою просветительскую миссию – миссию как носителей традиционного промысла, – рассказывает Наталья Владимировна. – Тем не менее, вот уже 45 лет наш музей стремится объединить мастеров пряничного промысла, и сегодня к нам пришло уже третье поколение мастеров – уже не только потомственные мастера, но и просто заинтересовавшиеся промыслом горожане.

– Если завтра к вам придёт человек и скажет: «Так хочу заниматься козульным промыслом!»

– Мы скажем: «Пожалуйста!», – подхватывает Наталья Владимировна. – Уже восемь лет в нашем музее проводит мастер-классы по технологии изготовления и росписи пряника наш известный мастер Наталья Яковлевна Матонина, я читаю лекцию по истории пряничного промысла. Весь декабрь мы готовим пряники вместе со всеми желающими. И Наталья Яковлевна всегда оставляет желающим свой телефон: можно всегда позвонить и проконсультироваться. Обычно люди приходят после мастер-класса домой и сразу начинают печь. Печь – и звонить, рассказывая, что получилось. Сотрудник нашего музея Ольга Викторовна Покидова вот так начала печь пряники и остановиться не может: печёт уже десять лет…

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Елена ХЛЕСТАЧЁВА. Фото автора