22.11.2020 09:19

Эмоциональные раны: можно ли вырасти без материнской любви?

В психологии выделяют несколько типов токсичных матерей. Самые яркие – это гиперопекающие и удушающе-контролирующие матери.

Эмоциональные раны – это всегда больно. Раны, полученные от мамы – самого близкого человека, – больнее вдвойне

Можно ли вырасти без материнской любви? И как выжить, если любовь Психолог Екатерина Пятковаудушающая? Разбираемся вместе с психологом Екатериной Пятковой.

Мать и мачеха

– Одна из моих клиенток, уже взрослая женщина, как‑то призналась, что совсем не нужна своей матери, – говорит Екатерина Пяткова. – По её словам, поняла она это лет в восемь. Родители развелись – мама ушла к другому и забрала дочку с собой. В новой семье девочке не хватало тепла и заботы. Когда родилась сестра, стало ещё хуже. Мама не скрывала своей неприязни к старшей дочке. Девочка росла без материнской ласки. Она рано вышла замуж, так как просто хотела «вырваться» из дома. К счастью, с мужем повезло, родились дети, и всё вроде бы хорошо. Но… Мама «не отпускает» до сих пор.

Она постоянно ею недовольна, пристально наблюдает за жизнью дочери – любую оплошность рассматривает под микроскопом. Вмешивается в её семью и пытается разрушить мир, который там существует. Более того, публично обсуждает дочь с другими и «поливает грязью». Всё это классический пример токсичной матери – мать-и-мачехи.

Расти без любви в детстве – испытание. Но ещё тяжелее – постоянно находиться под критическим материнским взглядом, не понимая, что ждать – хорошее или плохое? Такая мать-и-мачеха обычно эмоционально холодная и непостоянная в своих реакциях. На людях она может выглядеть любящей, а за дверями начинает бить или уничтожать словами.

Но ребёнок всегда ищет материнскую любовь. Так устроен мир. И всё, что происходит между ним и мамой, воспринимает как любовь. Критика, наказание, обзывательства – ребёнок думает, что это и есть любовь, которую он заслужил. Мать-и-мачехи обладают свойством формировать двойственную привязанность у ребёнка. С одной стороны, есть потребность в защите – ребёнок тянется к матери, с другой стороны – получает отравляющее воздействие, которое и есть токсичность.

Но злиться на мать, конкурировать с матерью – прямая угроза жизни. Сакральный образ матери не трогался даже в сказках, так как мама просто «не может быть плохой». В сказках есть другой образ – мачеха. И хотя в обычной жизни мачеха не столь частое явление, по сюжетам сказок этот образ кочевал постоянно.

Для чего это было нужно? С точки зрения психологии, образ мачехи – расщепление на добрую и злую маму. Мачеха – субличность матери. Всё, что неприемлемо для матери – приписывалось мачехе. Мать любит, жалеет, заботится. Мачеха завидует, ревнует, ненавидит. Если мама рождает на свет, то мачеха со света сживает.

«Не тот супчик сварила»

Токсичность мать-и-мачех в большей степени испытывают дочери. Особенно страшно, когда токсичные действия совершаются под благовидным предлогом: «Всё для твоего блага». Красную Шапочку помните? Хорошая мама отправила маленькую девочку с пирожками в тёмный лес. Если посмотреть на «сказочную» историю другими глазами – мама словно хотела от дочки избавиться. Ну, действительно, так бездумно рисковать жизнью маленького ребёнка – неужели бабушка не выжила бы без пирогов?

В психологии выделяют несколько типов токсичных матерей. Самые яркие – это гиперопекающие и удушающе-контролирующие матери, это грустные и безразличные матери, а также ревнивые мамы-соперницы. Последние, кстати, часто соревнуются не с дочерьми, а с невестками – выискивают недостатки: «Не тот супчик сварила, не так пыль вытерла».

Мотивы, которые движут мать-мачехами, различны. Так, у гиперопекающих в основе лежит собственная невостребованность и высокий уровень тревожности: «Кругом одни опасности! Только я знаю, что делать!» В поисках поддержки такие мамы приводят детей к психологу: «Объясните ему, что мама знает лучше!» Обычно проблема обостряется, когда подросший ребёнок начинает смотреть «по сторонам» и пробует «выпрягаться», уходить из‑под тотального материнского контроля.

Такие мамы не хотят принимать, что ребёнок – отдельная личность со своими чувствами и потребностями. И всеми силами пытаются реализовать свои амбиции и несбывшиеся планы через ребёнка. У меня в практике была мама, которая конфликтовала со всеми, доказывая, что её дочке необходимы бальные танцы. При этом девочка по физиологии своей была далеко не хрупкая. И, что самое главное, не горела желанием стать балериной. Но у мамы в голове был чёткий план борьбы, и она абсолютно не обращала внимания на то, что дочка страдает и подавлена.

«Ты – часть меня!» «Я на тебя всю жизнь положила!» – это словарь токсичной матери. Она боится стать ненужной и ведёт себя, как Карабас-Барабас – пытается делать всё, чтобы ребёнок постоянно чувствовал себя беспомощной марионеткой: «Без меня ты никто!» Всё это маскировка собственной слабости.

Когда страдание – роль

Грустная и безразличная мама – она живёт без удовольствия, ничем не интересуется, и своим ребёнком тоже. Это такая мама – каменное лицо. Её роль – страдание: «Я ночей из‑за тебя не спала!»

Ребёнку сложно вынести материнское страдание. Он всё время чувствует себя виноватым: «Как мне материнскую любовь найти?» Дети у таких каменных мам – «прыгающие». Им ошибочно ставят СДВГ, но дёргаются и суетятся они именно из‑за того, что маму им надо как‑то растормошить.

Ребёнок хочет увидеть эмоцию на её каменном лице. И чтобы приблизиться к маме, дети начинают мать заменять. Смена ролей нарушает семейную иерархию. Но мать благостно уступает ребёнку своё место и начинает, образно говоря, высасывать из него соки. Ребёнок для такой матери – энергетическая батарейка. А сама она, как севший телефон – всё время в депрессии.

Положительных эмоций у такой мамы нет. Смириться с тем, что дети пользуются радостями жизни – она не может. И хотя она энергетически питается от ребёнка, в то же время пытается его посадить в каменный мешок. Такие мамы обычно жалуются на детей: «Он такой беспокойный! Ему постоянно от меня что‑то надо!»

«Ты — моя копия»

Ревнивые мамы-соперницы – это «чудо-женщины», которые, на самом деле, не уверены в своей женственности. Они могут быть очень обворожительными, но им необходимо искать подтверждение этому и самоутверждаться постоянно. Это мамы, которые боятся лишиться своей власти: «Я – самая главная, а ты – моя копия».

Они ревниво относятся к развитию женственности дочерей. Они даже могут попытаться отбить у дочки любимого. Или зайти с другой стороны – начнёт обесценивать дочь в его глазах: «Что‑то ты, Маша, не следишь за собой совсем! Опять пополнела…» Обесценивание – вариант соперничества. Соперничество вяжет дочь по рукам и ногам, загоняет в психологический гроб. Ощущать себя заморышем в тени «красивой и великой мамы» – страшно.

Почему мама так поступала со мной? Если вопрос не даёт покоя, необходимо разобраться в своих чувствах и вытащить это «не понимаю» из себя. Поговорить с мамой напрямую и услышать ответы, к сожалению, не всегда возможно. Одного разговора также недостаточно, если ваши личные границы нарушены. Это будет, скорее, глас вопиющего в пустыне.

Изменение – процесс долгий. Конечно, мачеха не превратится резко в маму. Принудить кого‑то измениться невозможно, если нет осознания внутренней необходимости в этом. Но измениться можете вы сами, если чувствуете себя «раненым ребёнком».

Необходимо осознать свои раны и постараться их залечить. Печально, когда взрослые дети токсичных матерей продолжают верить: «Это я сама была плохой». Вы не отвечаете за то, что случилось с вами в детстве. Вы просто были ребёнком.

В своём тяжёлом детстве, в неудачном браке родителей вы не виноваты. Как не виноваты и в том, что вас обижали, не любили или не принимали такими, какие вы есть. Вы не виноваты, что, придя в этот мир, имели потребности, которые не совпадали с ресурсами ваших родителей. И в том, что родители в чём‑то не смогли справиться со своей ролью и не нашли ресурсов для помощи вам. Но за то, что делать с этим «наследством» – ответственны вы. Выбор, как жить дальше, есть всегда.

Нашли ошибку? Выделите текст, нажмите ctrl+enter и отправьте ее нам.
Наталья ПАРАХНЕВИЧ