В Архангельске ветерана войны и труда предложили похоронить как бездомную

21 июня 10:11 Из газеты
Фото Артёма Келарева
Фото Артёма Келарева

В редакцию «Правды Севера» приехала читательница Наталья Широкая. И рассказала о том, что 8 июня в Архангельске умерла девяностолетняя старушка. 

Одинокая и, по словам Натальи, «никому не нужная»: «Башкина Роза Александровна была ветераном Великой Отечественной войны. Она была ветераном труда. А похоронить её хотели как бездомную. Понимаете – как бомжа…»

Совсем одна

С Розой Александровной Наталья, по её словам, познакомилась два года назад. Познакомилась «через тётю Надю».

— Тётя Надя – это моя соседка, – уточняет Наталья. – Мы живём в Васьково. А в Архангельске у тёти Нади живёт старенький отец. Она ездит к нему каждый день, навещает. И вот в один из таких приездов тётя Надя увидела ту самую бабушку. На улице, во дворе дома. Старушка поскользнулась, упала. А тётя Надя помогла ей подняться.

А дальше – больше. Выяснилось, что бабушка эта когда‑то дружила с покойной мамой Надежды. И в память о маме, да и просто оттого, что жалко стало одинокую старушку, Надежда, навещая отца, стала проведывать и Розу Александровну.

— Родственников у неё не было. Сестра была, да померла давно, – говорит Наталья. – Может, какие‑то племянники и есть где, но за два последних года никто из них не проявился – ни открыткой, ни звонком. А сама Роза Александровна объяснила нам, что уже лет десять из родных её никто не навещал. А вот незнакомые люди, по её словам, приходили. Но приходили не с добром. Бывало, что и пенсию отнимали. Она же худенькая была, маленькая такая. Все знали, что живёт старушка одна. Поэтому Роза Александровна старалась никого чужого в дом не пускать. Не доверяла незнакомцам. Но, – Наталья выдерживает паузу, – несколько раз приходил к ней какой‑то «человек в форме». Мы его лично не видели. Но бабушка, по её словам, отдавала ему пенсию сама – «на хранение». Кто он? От бабушки мы узнать это так и не смогли. Понимаете, в силу возраста Роза Александровна, как бы это сказать… Она не совсем хорошо ориентировалась в реальной жизни.

«А квартира записана на кого?»

Когда Роза Александровна умерла, никаких сбережений дома у неё не оказалось.

— Надо хоронить, а как? В кошельке мы нашли пять тысяч рублей, – рассказывает Наталья. – На сберегательной книжке деньги есть, но их не снять. Когда паспорт доставали, то выпали и другие бумаги – акции Северного пароходства. Мы с тётей Надей пошли туда, но нам сказали, что раз не родственники, то и говорить не о чем.

— Подождите, а Роза Александровна где умерла? Дома? В больнице?

— В больнице, – кивает Наталья. – Ей стало плохо 4 июня. Утром тётя Надя пришла и обнаружила, что бабушка лежит и речь уже отнялась. Вызвала скорую. Её увезли. Лечили. А 8 июня из больницы сообщили: «Ваша бабушка умерла».

По словам Натальи, за то время, пока Роза Александровна была ещё жива, она везде обращалась за помощью.

— Я и в городскую социальную службу писала. Просила, чтобы на бабушку внимание обратили, – говорит Наталья. – Объясняла, что трудно ей одной жить. Ведь тётя Надя хоть ухаживала, но она и сама уже в возрасте, да и мне из Васьково не наездишься. Но… Знаю, что приходили к ней после обращений этих какие‑то сотрудники. Вот только они первым делом задали бабушке вопрос: «А квартира записана на кого?» И бабушка – всё. Сказала: «Не хочу видеть никого». Когда она расстраивалась, то у неё поднималось давление. И, естественно, мы больше тему эту трогать не стали.

После смерти Розы Александровны Наталья с Надеждой поехали в администрацию Архангельска.

— Мы в такой растерянности были, – признаётся Наталья. – Не знали, что нам делать. Посоветоваться хотели. Но в администрации ответили, что раз родственников нет, то вариант один: «Хоронить как бездомную». Я возмутилась: «Она не бездомная! Она ветеран труда и войны!» В общем, расстроились мы, и ушли.

«Статья не та»

— А вы почему решили, что Роза Александровна – ветеран войны? – уточняем у Натальи. – Документы нашли после смерти?

— Да, – кивает Наталья. – Трудовую нашли и удостоверения: ветерана труда и ветерана войны. У неё 20 статья. В военкомат тоже, кстати, сходили. Думали, как ветерану, может, помощь будет. Но нам и там объяснили, что «статья не та». Мол, бабушка не на фронте была, а в тылу. В трудовой книжке так и написано: «Шила бушлаты». Но ведь шила‑то она их для солдат. Победу приближала…

Социальное пособие на погребение, которое по закону положено умершей труженице тыла – чуть больше шести тысяч рублей.

— Нам подробно объяснили, что за государственный счёт она может рассчитывать только на эту сумму. Вернее, не она… Бабушке‑то уже всё равно. Это мы с тётей Надей всё что‑то ходим да всем «работать мешаем», – грустно констатирует Наталья. – И в областное Собрание ведь тоже ходили. Но никто слушать не стал. Помотались, помотались и решили, что не будем больше никому мешать. И хоронить бабушку будем сами.

В похоронном агентстве Надежде с Натальей выдали прайс-лист. Насчитали по минимуму – 20 тысяч рублей.

— Так бы больше вышло, но учли в общей сумме то самое государственное пособие – вычет сделали на шесть тысяч и предложили, что дешевле будет кремация, – поясняет Наталья. – Мы согласились. Но я вот думаю, если 20 тысяч – это «по минимуму», то шесть тысяч «от государства» – это тогда меньше меньшего? У чиновников, когда мы поинтересовались, как на такую крошечную сумму можно человека похоронить, нам ответили, что «сжигают и ставят палочку под номером». И укладываются в бюджет.

Сегодня, 20 июня, Наталья с Надеждой должны получить на руки урну с прахом Розы Александровны. Что делать с прахом дальше?

— Узнавали. Сказали, что ещё тысяч пять или шесть понадобится, чтобы нанять работников и в землю урну подкопать, – вздыхает Наталья.

— Что значит «подкопать»?

— У Розы Александровны на одном из кладбищ Архангельска похоронен муж. Свидетельство о его смерти мы тоже нашли. Но где именно похоронен – не знаем. Найдём ли могилу? Столько лет ведь уже прошло.

Наталья говорит, что, посовещавшись с Надеждой, они решили урну с прахом Розы Александровны захоронить на кладбище в Васьково.

— В администрацию Приморского района сегодня пойдём, будем просить, чтобы разрешение дали, – делится планами Наталья. – Если в Васьково похороним, то хотя бы навещать бабушку станем. Ну не можем мы её бросить. Не можем. Ведь кроме нас, получается, она больше никому не нужна…

********************

взгляд из редакции

Последний поклон

Ушла из жизни скромная и тихая пожилая женщина. Она в чём‑то олицетворение целого поколения, которое считало нормой работать по 14 часов в сутки, приближая Победу, а потом отстраивая разрушенную страну. Что они заработали? Славу? Деньги? Может быть, кому‑то это удалось. Но главное – они оставили нам не только Великую Победу, но и Великую национальную идею, которой стала эта Победа

Миллионы людей идут маршем «Бессмертного полка». Значит, нам это очень надо – не просто память, а память живая. Роза Александровна Башкина, труженица тыла, ветеран Великой Отечественной войны, по праву теперь может занять место в этом строю. Потому, что она ушла в вечность. Но похоронить её достойно нам почему‑то мешают или «неправильные законы», или, что скорее всего, наше неправильное отношение к памяти. На улицах и площадях, в праздник Победы, она громкая, а в скорбный час ухода ветерана она сжимается до слов: «Хороните как бездомную».

И сейчас, правда, неважно, кто их сказал, эти слова, как зовут этого чиновника и в каком отделе он работает. Он же руководствовался какими‑то правилами, постулатами и законами. Значит, мы позволили этим правилам взять верх над нашим чувством долга и благодарности.

В одном из номеров нашей газеты уже звучало предложение – последних ветеранов войны, которые – увы – доживают свой век и уходят, хоронить с особыми почестями, заодно отдавая их и всему поколению, принёсшему стране Победу. И чтобы на этих великих проводах рядом с ветеранами стояли их дети, внуки, юнармейцы, чтобы все понимали значимость момента.

А Розу Александровну похоронили чужие, но, как оказалось, свои люди. И это тоже показатель – свои у нас тоже всегда найдутся…

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Общество

19 ноября

Алек­сандр Плас­ти­нин: Куль­туру обраще­ния с ком­муналь­ными отхода­ми при­дёт­ся при­вивать с детства

17 ноября

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 10 по 17 ноября

16 ноября

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

16 ноября

Оно стреляет!

15 ноября

Татья­на Чер­ниг­ов­ская про­чита­ет в Архан­гель­ске откры­тые лек­ции о фено­мене соз­на­ния, мозге и музыке

15 ноября

В кон­курсе «Помор­ский папа» при­мут учас­тие более 60 семей

15 ноября

Умный ост­ров Кего

14 ноября

Архан­гель­ских школь­ни­ков приг­лаша­ют выбрать «Про­фес­си­ональ­ную траек­то­рию»

14 ноября

Выплату моло­дым мате­рям Архан­гель­ской области про­длили до 2021 года

14 ноября

Областные депу­таты при­няли закон­оп­ро­ект, запреща­ющий про­дажу элект­ро­нных сига­рет несо­вер­шенно­лет­ним

14 ноября

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября

Архан­гело­гор­од­цы органи­зо­ва­ли пети­цию, чтобы сох­ранить ста­рин­ную брус­чатку в Пет­ровс­ком сквере

14 ноября

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября

Пен­си­он­ный фонд сок­ра­тил срок оформ­ле­ния сер­тифи­ката на мате­рин­ский капитал

Похожие материалы

16 ноября Общество

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

15 ноября Общество

Умный ост­ров Кего

14 ноября Общество

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября Общество

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября Общество

«Мы бла­год­ар­нос­тей не ждём»

10 ноября Общество

«Спе­шить кате­гори­чес­ки нельзя»

9 ноября Общество

«Вни­ма­ние! Бабуш­ка из Мызы вышла на связь…»

8 ноября Общество

В Архан­гель­ске полуфи­нал­ис­ты кон­курса «Умник» предс­та­вили свои раз­раб­от­ки

8 ноября Общество

Конош­ский район, Кли­мов­ская шко­ла: дирек­тор возв­ра­ща­ет­ся

7 ноября Общество

«Он тихий такой… Увлека­ет­ся толь­ко интерне­том»

31 октября Общество

Как север­ной бабуш­ке пред­ложи­ли пере­нес­ти мед­карту в облако