Прибейте черенок к лопате! Потренируйте мозг…

23 апреля 13:11 Из газеты
Сергей Савельев.
Сергей Савельев.

Рассказать о мозге интересно и подробно во всём мире могут не так много людей. Из числа этого научного меньшинства – Сергей Савельев, российский учёный, доктор биологических наук, профессор, заведующий лабораторией развития нервной системы Института морфологии человека РАН.

Его утверждения порой вызывают споры в научном мире, но всегда с большим интересом воспринимаются слушателями и читателями.

– Сергей Вячеславович, интерес к науке в последнее время огромный. Тема мозга популярней многих других. Появились известные ораторы вроде Татьяны Черниговской. С чем связан такой интерес?

— Это хорошее дело. Такие лекции я считаю полезными. А интерес связан с тем, что люди видят – всяческие проблемы, которые возникают в их жизни, связаны, собственно, с работой их мозга. Раньше у нас были бездарные художники, бездарные режиссёры, бездарные артисты – всё списывали на злую советскую власть, которая не давала развернуться их творческим началам.

Вот советская власть закончилась, но мы видим, что у нас нет ни хорошего кино, ни хорошего искусства. Есть фанерный полуфабрикат, который крутится с утра до ночи. И сейчас человек не может списать свои неудачи на внешние условия. Вы можете реализоваться как угодно. Только ничего не получается. А поскольку не получается – человек вступает в конфликт с самим собой.

Он рассчитывал на то, что жизнь будет другой, что он способен на большее, что он достигнет лучшего. Но при этом остаётся нереализованным. Вот тогда и только тогда человек начинает понимать – что‑то не то с ним самим. И тогда он обращается к мозгу. Отсюда интерес к лекциям Черниговской и другим популяризаторам науки. В том числе и к моим.

– Человек, его мозг, делает шаг вперёд или назад?

— Делает шаг назад. Это доказано. За последние сто тысяч лет человек потерял 250 грамм от массы мозга. Это можно говорить на основании данных, которые получены в Европе. Это факт клинический. Средний мозг 150 тысяч лет назад весил 1650–1630 граммов. И у неандертальцев, и у сапиенсов. А сейчас в среднем – 1330.

– Если мозг становится меньше, как стал возможен технический прогресс?

— Технический прогресс никакого отношения к этому не имеет. Качественных изменений нет. Плотность нейронов одинакова. А то, что мозг становится меньше – это происходит искусственный отбор. Потому что мы являемся и кроликами, и экспериментаторами, которые сами себя уничтожают. Человечество в последнее время ведёт очень интенсивный отбор посредством мозга. И Европа регулярно при помощи внутренних крестовых походов уничтожала сама себя на 60, на 80 процентов.

Люди не платят десятину, к ним приходят гордые гуманистические крестоносцы и что делают? Сажают на колья 60–70 процентов населения. Остальные худо-бедно начинают платить. Вот такой искусственный отбор. Все эти истории гонений на еретиков, сжигания на кострах, инквизиция, которая просуществовала почти 700 лет – это всё механизмы искусственного отбора. Кто выживал, когда приходили крестоносцы? Конечно тот, кто предал своего соседа, сдал родственников, настучал и получил в результате долю от награбленного и возможность оставить потомство. К чему это приводило? Приводило к тому, что выживали самые подлые. Но самые адаптированные социально.

Маленький мозг, но высоко адаптированный позволял выживать в сложнейшей социальной системе европейской перенаселённости. Он становился избыточно вёртким, избыточно сообразительным. Он не гуманистический, но зато очень успешный.

Для творческого мышления гигантских вещей (как большой мозг) не надо. Обычно человек реализуется в очень небольшом количестве открытий и изобретений. Поэтому этого объёма достаточно. Зато он позволял выживать. Снижение объёма – не результат какой‑то ужасной истории. Это результат методичного, в данном случае про Европу говорим, отбора человеческого мозга по принципу конформизма. Именно поэтому он уменьшался.

Чересчур творческие, чересчур способные, с особыми свойствами поведения люди обычно не выживают. Из любой среды их стараются выкинуть и уничтожить. На них приходятся первые гонения. А вот посредственные и серые мышки, убогонькие, адаптанты – они безопасны для всех. Они выживают и дают потомство.

– Тогда почему европейское, добавлю, североамериканское образование считается лучшим в мире?

— Они сами это и считают. Это неправда. Вы не застали, а я застал. Стандартная ситуация в 80‑е годы в Америке, когда наш троечник, у которого родителей в школу через раз вызывали, становится там звездой школы. Президент Буш признал: «Мы все проблемы с физикой и математикой в нашей стране решили за счёт русских». Скупка мозгов, полагаю, будет продолжаться.

– Сейчас принято степень интеллекта человека определять при помощи тестов, как вы относитесь к тесту IQ?

— Во-первых, это не имеет никакого отношения к интеллекту. Айзенк сам об этом говорил. Во-вторых, индекс был сделан посредственностями для отбора посредственностей. Американцы уже в 90‑х годах отказались от использования индекса айкью. Всех способных и талантливых они отправили в тюрьму с помощью этого индекса, если широко взглянуть на проблему оценки образования. А идиотов – в политику и науку. Поэтому они сейчас скупают мозги по всему миру. Отбор был неправильный, теперь в их школах не сортируют детей по этому принципу. У нас это вводится.

– Почему ребёнок в раннем детстве себя не помнит?

— Потому что мозг перестраивается начисто. Много образуется новых связей. Поэтому, с моей точки зрения, детей раньше восьми лет в школу отправлять нельзя. У детей ещё идёт активный нейрогенез. Эти связи перестраиваются 20 раз до семилетнего возраста. Поэтому в пять-шесть лет начинаются первые воспоминания. Если они есть более раннего периода, как правило, связаны с гигантскими стрессами.

– Психологи утверждают, что подсознательно такие воспоминания есть. И это влияет на нашу жизнь!

— Психологи не знают мозга, и все их рассуждения построены на словах. Когда словам придаётся столько значения – задним числом можно объяснить всё, что угодно. А вперёд – нет. Признаков науки нет. Об индивидуальной изменчивости они ничего не слышали. Фрейд, Юнг… О чём вообще разговор? Что мог придумать человек, у которого было девять больных? Аналитика противоречива до ужаса. Какие детские воспоминания, если нейроны перестраиваются начисто?

– Почему напряжённо думать, принимать решение бывает так трудно? Появляется физическая усталость, хотя никаких физических нагрузок при этом нет…

— Если вы ни о чём не думаете – например, лежите на диване – в этот момент мозг работает примерно на девять процентов. А если вы начинаете думать – расходование энергии достигает 25 процентов. От всей энергии организма, обращаю ваше внимание. Хотя мозг весит всего 1/50 его часть. Это гигантский расход. А наш организм всю жизнь экономит энергию. И что происходит? Если вы не думаете – существует механизм поощрения. Если вы экономите энергию – ваш мозг выбрасывает внутри себя специальные соединения – внутренние наркотики. Целый комплекс. И вы при снижении расходов на думание получаете кайф. Этот принцип используется в разных верованиях, где не надо ни о чём думать, а только подчиняться указаниям. Почему там бывает так много последователей.

– Важны ли окружающие условия, чтобы человек настолько реализовался, чтобы его называли гением?

— Изменчивость мозга так велика, что гений может появиться в любой семье. Изменчивость индивидуальная перекрывает всё, что нам известно. И в животном, и в растительном мире. Масштабы таковы, что между двумя людьми может быть разницы больше, чем между разными видами животных.

– Мозг можно натренировать, модернизировать? В шахматы, может, надо много играть?

— Шахматы – это комбинаторика. Никакого толку. Мозг тренировать можно – нужно решать задачи, которые ты раньше не решал. Мозг принудительно должен решать задачи, с которыми не сталкивался. Начиная от прибивания черенка к лопате, заканчивая высшей математикой. Только непрерывно пользуясь мозгом – решая задачи – ты заставляешь кровь приливать к мозгу. Чем больше работаете – тем больше шансов, что он сохранит свои функции до глубокой старости.

Артур ХОДЫРЕВ, специально для «Правды Севера»

Общество

16 ноября

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

16 ноября

Оно стреляет!

15 ноября

Татья­на Чер­ниг­ов­ская про­чита­ет в Архан­гель­ске откры­тые лек­ции о фено­мене соз­на­ния, мозге и музыке

15 ноября

В кон­курсе «Помор­ский папа» при­мут учас­тие более 60 семей

15 ноября

Умный ост­ров Кего

14 ноября

Архан­гель­ских школь­ни­ков приг­лаша­ют выбрать «Про­фес­си­ональ­ную траек­то­рию»

14 ноября

Выплату моло­дым мате­рям Архан­гель­ской области про­длили до 2021 года

14 ноября

Областные депу­таты при­няли закон­оп­ро­ект, запреща­ющий про­дажу элект­ро­нных сига­рет несо­вер­шенно­лет­ним

14 ноября

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября

Архан­гело­гор­од­цы органи­зо­ва­ли пети­цию, чтобы сох­ранить ста­рин­ную брус­чатку в Пет­ровс­ком сквере

14 ноября

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября

Пен­си­он­ный фонд сок­ра­тил срок оформ­ле­ния сер­тифи­ката на мате­рин­ский капитал

13 ноября

За пере­име­но­ва­ние аэро­пор­та «Архан­гельск» про­голо­со­ва­ло 20 тысяч жите­лей области

13 ноября

Жите­лей Архан­гель­ской области приг­лаша­ют про­верить свои зна­ния по исто­рии страны

Похожие материалы

16 ноября Общество

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

15 ноября Общество

Умный ост­ров Кего

14 ноября Общество

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября Общество

О кот­ей­ках, хол­щовых сум­ках и доб­ром деле

13 ноября Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 ноября

13 ноября Общество

«Мы бла­год­ар­нос­тей не ждём»

10 ноября Общество

«Спе­шить кате­гори­чес­ки нельзя»

9 ноября Общество

«Вни­ма­ние! Бабуш­ка из Мызы вышла на связь…»

8 ноября Общество

В Архан­гель­ске полуфи­нал­ис­ты кон­курса «Умник» предс­та­вили свои раз­раб­от­ки

8 ноября Общество

Конош­ский район, Кли­мов­ская шко­ла: дирек­тор возв­ра­ща­ет­ся

7 ноября Общество

«Он тихий такой… Увлека­ет­ся толь­ко интерне­том»

31 октября Общество

Как север­ной бабуш­ке пред­ложи­ли пере­нес­ти мед­карту в облако