«Все начнётся потом...»

8 февраля 17:21
фото Павла Кононова
фото Павла Кононова

Не стало Сергея Юрского – актёра, режиссера, который говорил: «Мой Север – это Архангельск»

На открытии одного из театральных сезонов Сергей Юрьевич на сцене поставил крест. На его оси «Юг-Север» оказались Архангельск и Иерусалим...

Мне привалило счастье познакомиться и общаться с Сергеем Юрьевичем, благодаря отцу Иоанну. Будучи настоятелем храма Сретения Господня в Заостровье, он приглашал в своё братство многих известных не только в стране, но и в мире, людей. Мне тоже повезло со многими их них общаться. А вот Сергей Юрьевич стал Другом. Говорю, разумеется, о своём внутреннем восприятии его, а не о дружбе в житейском понимании.

Он приезжал в Архангельск с 2002 по 2012 годы шесть раз, и все шесть раз мы фото Валентина Гайкина, 1969 годмного разговаривали, гуляли по берегу реки в Заостровье. Это были как раз те встречи, которые меняют жизнь.

Я как-то затеяла рискованный разговор про Иуду. Как же это так – в одном его лице сошлись и близкий ученик Христа, и самый большой предатель, который был за время существования человечества? Если Христос знал, что Иуда предаст его, предвидел это, почему взял в ученики?

Конечно, это тонкая богословская тема. Но она меня тогда почему-то очень волновала, а с Сергеем Юрьевичем можно было обсуждать любые темы. Он так рассуждал по этому поводу: «Ведь Он – Сын Божий. Как Он может ошибиться?! Но ведь Он Богочеловек. И Его страдания только в том случае истинные, и Его подвиг на кресте только в том случае истинный и вечный, если Он был как человек. Не то что Он – страдаю три дня, надо перетерпеть, а потом будет все хорошо. Я буду самым главным. Но вот моление Его: «Да минует Меня чаша сия». А в другом Евангелии: «Да минует Меня час этот». Как бы Мне пройти этот час? Это такое страдание, что не знаю – вынесу ли? Значит, Он не знает заранее решение всех вопросов. Когда приводят к Нему грешницу Марию-Магдалину, Он сидит и чертит на песке, Он же в это время думает, Он не знает ответа. Если Он Бог, Он все знает, все ответы, у Него полный покой. Но нет у Него покоя. У Него истинное страдание и потому Он Богочеловек. И вот – как же Я ошибся! Я сказал – двенадцать и набрал их. Потом кольнуло – один предаст. А не потому, что Он заранее знал...»

Другая тема, которая обсуждалась не раз, но уже волновала самого Сергея Юрьевича. Он рассказывал, что хотел бы поставить спектакль о Сталине, нашёл подходящую пьесу Иона Друцэ «Вечерний звон. Ужин у товарища Сталина». А потом свой пятидесятый сезон Сергей Юрский открыл в Архангельске именно этим спектаклем. Сергей Юрьевич сказал тогда неожиданную вещь, что Сталин – это социальный заказ того времени:

« – Да. Сталин появился потому, что страна этого хотела. Она вынянчила этого героя.

- Тогда ответственность за все прошедшее должен разделить с ним и весь народ. Но если виноваты все – значит, не виноват никто.

фото Валентина Гайкина, 1969 год- Беда в том, что у нас до сих пор по-настоящему не произошло покаяние. Не раскаяние, когда люди просто сожалеют о содеянном, а глубокое внутреннее преображение, обновление. Оно требует больших душевных усилий, но потом приходит исцеление, и оно уже дается даром. Мы – первое поколение, которое не так обожжено катастрофой. Значит, можем поговорить более спокойно, не обвиняя никого, не осуждая никого. Иначе мы увидим расколотое общество.

- Вы лично готовы простить Сталина?

- Я ненавидел Сталина, когда понял, что он сделал с академиком Вавиловым, другими людьми. А потом пришло вот это понимание: я не могу сказать, что Сталин сам по себе, а я сам по себе. Также как не могу сказать, что вот Адам нагрешил, а нам теперь расхлебывай. Нет, я скажу: «Отец мой Адам!» и «Отец мой Сталин!» И буду молиться за Сталина, хотя это трудно.

Что касается прощения, то я могу прощать только за себя. Я не могу этого сделать за академика Вавилова, или за Лидию Чуковскую, или за физика-ядерщика Матвея Бронштейна. Но мне важно понять, в каких отношениях я со Сталиным. И важно, что я чувствую вдохновение к покаянию. Я хочу быть свободным».

А потом эта тема нашла продолжение в интервью, которое называлось «Дяде Мите в России место всегда найдется».  Вот небольшой отрывок из него:

- Сергей Юрьевич, вы сыграли двух современников: Остапа Бендера и Иосифа Сталина. Один – литературный герой, другой – реальная личность. И все же они вписывались в свое время. Как вы думаете, им бы нашлось место в нашем времени?

- Интересное сопоставление. Но я бы в эту компанию взял еще одного современника, которого мне довелось сыграть. И это был бы дядя Митя...

- Немного неожиданно...

- «Любовь и голуби» – это очень хороший фильм. Мой персонаж для меня важен, и важен вообще. И на ваш вопрос я бы ответил так: по-моему, в нашем времени Бендеру делать нечего, потому что он слишком артистичен и, в общем, бескорыстен. Что касается Иосифа Виссарионыча, то, я думаю, ему в наше время тоже делать нечего. Пока что! Он может быть востребован, потому что Иосиф Виссарионыч – это абсолютная власть, монарх. А монархизм в нашем сознании существует. Нужен хозяин! Но хозяин такого масштаба пока еще невозможен.

А вот третий персонаж как жил в нашей прекрасной стране, так думаю, в веке выступление в ДобролюбовкеXVI, когда, говорят, вообще никто не пил ни браги, ни водки, ни пива, а все молились с утра до вечера... Так вот, дядя Митя и тогда пил, и при советской власти пил. И при этом был человеком.

- Вокруг него много любви...

- Вот в том-то и дело! Так вот, дяде Мите место, надеюсь, осталось. Он из разряда чудиков. Эти самые русские чудики еще живы, и, по-моему, только ими и жива основная часть России. Но они мешают рыночным отношениям, они лишние. В России всегда были лишние люди, и они были всегда самые лучшие. Теперь лишние люди – это определенный слой интеллигенции (но это отдельный разговор) и вот эти дяди Мити. Но если их уберут, то любви мало останется. Вот вы сказали, что вокруг него любовь. Не потому, что он такой вот любящий или помогающий. Никому он ничего не помогает. Он просто помогает жить.

- Вы живете в Москве, которую один мудрый священник назвал пустыней...

— Пустыня – правильное слово, потому что бесконечная тусовка, бесконечный карнавал. Это и есть опустошение. Я написал пьесу на эту тему примерно год назад. Вот год прошел, я ищу возможность собрать компанию актеров и компанию, которая бы взялась поставить эту пьесу. Но ни в ком не нахожу приятия. А эта пьеса – мое послание, мое желание высказаться. Москва превратилась в карнавал, в непрерывный праздник, и не только Москва, а и свободный мир превращается в непрерывный праздник. А непрерывный праздник – это похороны. Потому что нету будней, задумчивости нету».

А вот так он говорил о современном образовании:

«Игра «Как стать миллионером» – принцип сегодняшнего образования. Главное – правильно угадать, какую кнопку нажать! Компьютер изменил все. Мой внук Георгий, а ему три года, читать не умеет, а кнопки на компьютере, да и везде, нажимает правильно. Сейчас я вижу заботу, чтобы дети меньше сдавали экзаменов. Так вот я считаю, что это неправильно. Экзамены должны быть. Иначе без этого бессмысленно год прошел. Если ты не заставляешь себя мощным ударом или все вспомнить, или, если не учил, хоть частично выучить, то ты просто не научишься работать, добиваться цели. Надо быть готовым сдавать самые разные экзамены, которые обязательно встретятся в жизни. И важно, чтобы этому тоже учила современная школа...»

Роль культуры и искусства Сергей Юрьевич видел так: «Давным-давно умный человек написал, а я поверил ему, что культура есть самоограничение. Я воспринял эту формулу как постулат. В отличие от хаоса, культура сама ставит себе границы. Культура создаёт табу, запреты, ограничения. Но эти табу благодетельны. Культура очерчивает круг, за который нельзя выходить.

А вот границы призвано нарушать искусство: Искусство – есть нарушение границ, выход за пределы и тем самым расширение культуры. Культура способна к расширению, она способна впитывать достижения ума и сердца. Нарушители дозволенного имеют право называться Творцами».

Сергей Юрьевич дал пять концертов в библиотеке имени Добролюбова. Он очень любил нашу библиотеку. Однажды, оглядев зал, он сказал Ольге Геннадьевне Стёпиной, директору библиотеки: «Я вижу, какие зрители собираются в зале, как они слушают. Вы заслужили таких людей».

Мы вспомнили с Ольгой Геннадьевной, как готовился Сергей Юрьевич к выступлениям – становился сосредоточенным и отстраненным. На сцену выходил в лаковых туфлях и галстуке-бабочке. И был безупречен. И читал вечную классику.

Но иногда, как близким друзьям, собравшимся в актовом зале Добролюбовки, он читал свои стихи. На последнем концерте в Архангельске он прочитал своё стихотворение, которое называется: «Все начнется потом»:

Всё начнется потом, когда кончится это
Бесконечное, трудное, жаркое лето.
Мы надеемся, ждем, мы мечтаем о том,
Чтоб скорее пришло то, что будет потом.

Нет, пока настоящее не начиналось.
Может, в детстве, ну, в юности – самую малость,
Может, были минуты, ну, дни, ну, недели…
Настоящее будет потом. А на деле

На неделю, на месяц и на год вперед
Столько необходимо ненужных забот,
Столько мелкой работы, которая тоже
Никому не нужна. Нам она не дороже,
Чем сиденье за скучным и чуждым столом,
Чем мельканье чужих городов под крылом.

Не по мерке пространство и время кроя,
Самолет нас уносит в чужие края,
А когда мы вернемся домой, неужели
Не заметим, что близкие все почужели?

Я и сам почужел. Мне ведь даже не важно,
Что шагаю в костюме неважно отглаженном,
Что ботинки не чищены, смято лицо,
Что на встречных – на женщин! – гляжу с холодцом.

Это – не земляки, а прохожие люди,
Это все – к настоящему только прелюдия.
Настоящее будет потом. Вот пройдет
Этот суетный, мелочный, маятный год –
И мы выйдем на волю из мучавшей клети,
Вот окончится только тысячелетье!..

Ну, потерпим, потрудимся – близко уже:
В нашей несуществующей сонной душе
Все уснувшее всхлипнет и с криком проснется!
…Вот окончится жизнь – и тогда уж начнется…

Позвонил наш фотокор Валентин Евлампиевич Гайкин и сказал, что у него есть фотографии Сергея Юрского, которые он сделал, когда тот с театром приезжал в Архангельск. Было это в 1969 году. Значит, впервые Сергей Юрьевич побывал в Архангельск ровно пятьдесят лет назад.

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Общество

19 февраля

Режим ЧС на Новой Земле снят

19 февраля

Объяв­лена регист­ра­ция на эко­ло­ги­чес­кий форум Архан­гель­ской области

18 февраля

Коор­дина­тор эко­ло­ги­чес­кого дви­же­ния «42»: «Мы нахо­дим­ся на пере­лом­ном моменте»

18 февраля

Снег в Архан­гель­ске уби­ра­ют 27 еди­ниц тех­ники и шесть дорож­ных рабочих

18 февраля

В Архан­гель­ске про­шел яркий эко­ло­ги­чес­кий праз­дник – День север­ного оленя

16 февраля

«Приём­ная семья» Архан­гель­ска приг­лаша­ет на праз­дник «В кругу друзей»

16 февраля

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 9 по 16 февраля

15 февраля

В Архан­гель­ске отме­тят День дико­го север­ного оленя

15 февраля

В Архан­гель­ске почтили память не вер­нув­ших­ся с афганс­кой войны

15 февраля

«Это визуаль­ный тер­роризм»

15 февраля

«С лест­ни­цы упа­ла? Так и запишем…»

14 февраля

В Архан­гель­ской области ожи­да­ет­ся похоло­да­ние

13 февраля

Пере­движ­ной мам­могр­аф отпра­вит­ся по райо­нам Архан­гель­ской области

13 февраля

Юным музы­кан­там, худож­ни­кам и луч­шим педа­го­гам Архан­гель­ской области вру­чили губер­нат­ор­ские премии

13 февраля

В Вель­ске откры­ва­ет­ся «Нес­кучный музей»