Семья – не тюрьма

26 ноября 2016 10:12 Из газеты

У каждого её члена есть право на личное пространство. 25 ноября в Архангельской области стартовала международная акция «16 дней активности против насилия». Её цель – привлечь внимание к проблеме семейного насилия и жестокого обращения с детьми.

— Бытовое насилие в России, Архангельская область здесь не является исключением, осложняется тем, что в юридической практике до сих пор не сформирован термин, а что, вообще, включает в себя такое насилие? Ни одной статьи в Уголовном кодексе об этом просто нет, – говорит психолог Архангельского кризисного центра «Надежда» Ольга Бобрецова. – И Министерство внутренних дел РФ из года в год выдаёт одну и ту же цифру – 12 тысяч женщин ежегодно погибают от рук мужей и сожителей. Для сравнения, за десять лет войны в Афганистане мы потеряли 10 тысяч солдат. А тут – ежегодно… Причём не учитываются женщины, которые остались живы, но были покалечены.

– А в Архангельской области ведётся такая статистика?

— Всё упирается в терминологию. Нет юридического термина. А значит, вычленить эти преступления сложно. Я могу привести лишь статистику, которую мы получили в 2010 году в областной судмедэкспертизе: из 650 зафиксированных телесных повреждений 427 были причинены мужем или партнёром. Это ножевые раны, побои, ожоги…

Но семейно-бытовое насилие – это ведь не только применение физической силы. Это и экономическое насилие, когда женщина находится в зависимости от мужчины. И психологическое насилие.

– Вашему центру «Надежда», наверное, чаще всего приходится сталкиваться именно с результатами психологического насилия по отношению к жертве?

— К сожалению, женщина начинает понимать, что её жизнь в опасности, когда дело доходит до побоев. Тогда она и обращается за помощью. И мужчина, кстати, тоже…

– Мужчина?

— Да, сам обидчик. Иногда можно услышать: «Я боюсь, что в следующий раз просто убью её…» И в этом есть доля правды. Насилие имеет тенденцию к эскалации. Если его не остановить, оно принимает всё более изощрённые формы.

– Но тогда как не стать жертвой насилия? На какие «безобидные» признаки стоит обратить внимание?

— Когда мы решаем создать семью, то редко задумываемся: «А склонен ли мой партнёр к насилию?» И даже если и видим что‑то, то стараемся не замечать. Но это, как бутерброд с толстым слоем масла, которое постепенно тает… Первый признак – постоянный контроль: «Где ты? Что делаешь?» Это частые звонки, смс, упрёки: «Ты меня игнорируешь!» Идёт скрытое манипулирование: «Я же за тебя волнуюсь». Всё представляется как забота. Но это не так.

В определённый момент мужчина вдруг начинает говорить: «Зачем ты так часто ездишь к родителям? Зачем ты общаешься с подругами? Ведь теперь я – твоя семья».

– Нарушение личного пространства…

— Да. Семья – это не тюрьма. У всех есть право на личную переписку, личные вещи. А в отношениях, где существует насилие, мужчина, как правило, нарушает эти границы. Надо попытаться их восстановить: «Мне не нравится то, что ты делаешь». Но если партнёр продолжает гнуть свою линию, тогда выбор за вами… Либо вы соглашаетесь на роль жертвы, либо нет.

Семейно-бытовое насилие от конфликта отличается системностью. Происходит слом и обесценивание роли женщины. Она постоянно живёт в ситуации насилия: «Ты ничего не понимаешь… Тебе слово дадут 8 марта». И когда женщина попадает в такую систему подчинения, то высока вероятность, что рано или поздно её ударят.

– А удар по матери – это удар по ребёнку.

— Именно так. Дети, которые становятся очевидцами насилия в семье, испытывают стресс, сопоставимый с тем, что переносят жертвы военных конфликтов.

Ребёнок чувствует зависимость от родителей. Потеря безопасности – это потеря базовой потребности ребёнка. Повышается тревожность, падает самооценка. Итог – утрата доверия к миру. Ребёнок чувствует себя лишним. Отсюда и склонности к суициду…

– Но проблема ещё и в том, что от семейного тирана сложно укрыться. Бежать‑то куда?

— Действительно, зачастую бежать некуда. Неделю назад я была на конференции в Москве, где собирались и разработчики закона о семейно- бытовом насилии. В чём парадокс? С одной стороны – мы теряем тысячи женщин каждый год. С другой стороны, некоторые депутаты Госдумы заявляют, что побои в семье – это норма.

Вопрос защиты женщин будет висеть в воздухе до тех пор, пока семейно-бытовое насилие не признают преступлением. До тех пор не будет решена и проблема отсутствия временного убежища.

– В Архангельске, кстати, такое есть?

— По сути, нет. И женщины, которым помогал наш кризисный центр, им, действительно, приходилось убегать «в никуда». На съёмные квартиры, прятаться у родственников… Между тем 80 процентов убийств совершается, когда женщина заявляет о том, что хочет уйти. Уход надо тщательно продумывать. И помощь жертве насилия, а зачастую бежать приходится вместе с детьми, здесь крайне важна.

– Недавняя трагедия в Псковской области. Подростки открыли стрельбу по полицейским. Один из погибших подростков – уроженец Архангельской области. С точки зрения психолога, такая агрессия – с чем это связано?

— Это несколько другая тема – рисковое поведение, склонность к суициду…

– Но неужели они специально шли на суицид? Или всё‑таки «заигрались»?..

— К сожалению, когда стираются грани между компьютерной игрой и реальностью, то насилие воспринимается как норма. Это заблуждение, что насилие есть лишь в маргинальных семьях. Нет. Это, как вирус гриппа. Не имеет ни чинов, ни сословий, ни расовой принадлежности. Только 1–2 процента насильников имеют патологические отклонения, 98 – абсолютно здоровые люди.

Терпимость к насилию обесценивает человеческие жизни. Ориентиры – любовь, забота, поддержка, дружба – они исчезают. Когда, работая с подростками, задаёшь простой вопрос: «А что такое уважение?» В ответ – тишина. Мы «изолировали» детей от влияния улицы, но что они получают в интернете? Какие книги читают? К сожалению, это провал, который надо заполнять срочно. Иначе подобные трагедии будут лишь повторяться…

Телефон кризисного центра «Надежда» в Архангельске 695‑000.

Всероссийский «телефон доверия» для женщин 8‑800‑7000‑600.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Общество

11 июля

В стра­не розо­вых пони: нес­мотря на свой воз­раст, неко­торые никак не могут повзро­слеть

10 июля

Эко­ном-класс для Алек­сандра Цыбуль­ского

9 июля

Архан­гель­ский ЦБК запус­тил про­ект «4Д-2020: Дари­те Друг Другу Добро»

9 июля

В Новод­винске рес­тав­риру­ют мемо­ри­ал погиб­шим в локаль­ных конф­ли­ктах

8 июля

8 июля – День семьи, любви и верности

7 июля

С 8 июля Кено­зер­ский наци­ональ­ный парк возоб­новля­ет приём турис­тов в гос­тини­цах и гос­тевых домах

7 июля

Алек­сандр Цыбуль­ский встре­тил­ся с роди­теля­ми кос­мон­ав­та Ивана Вагнера

7 июля

Архан­гель­ские пара­шют­ис­ты-пож­ар­ные отпра­вились на момощь кол­ле­гам в Крас­но­яр­ский край

7 июля

В Архан­гель­ской области про­дол­жа­ет­ся под­гот­ов­ка к все­рос­сийс­кой пере­писи населения

7 июля

7 июля в Архан­гель­ске ожи­да­ет­ся +20°С

6 июля

В Архан­гель­ске про­дол­жа­ет­ся зачис­тка неза­кон­ных гаражей

6 июля

Новая рабо­чая неде­ля будет пас­мур­ной и дождливой

5 июля

В САФУ появи­лась лабо­рато­рия исто­рии Вто­рой миро­вой войны в Арктике

5 июля

Коро­нави­рус в Архан­гель­ской области: 28 смер­тей, 2915 боль­ных, 3288 выздоро­вев­ших

5 июля

5 июля – день работ­ни­ков речного и морс­ко­го флота

Похожие материалы

26 ноября Общество

Где ты самый сла­бый, там и есть твоя воз­можность роста

23 ноября Общество

Выход на пен­сию – «пошаго­во и поэтапно»

23 ноября Общество

Анна Ивченко: «Мы рабо­та­ем в режиме чрез­выч­ай­ности»

22 ноября Общество

В Архан­гель­ске откро­ет­ся каби­нет ней­ромо­тор­ной кор­рек­ции для осо­бых детей

22 ноября Общество

Рабо­та­ет штат­но. Но буду­щее – за сов­рем­ен­ной пере­раб­от­кой

22 ноября Общество

Появит­ся ли в Архан­гель­ске дет­ский хоспис?

22 ноября Общество

«Общест­вен­ности нужно сле­дить за соб­люде­ни­ем тех­ноло­гий»

21 ноября Общество

Кру­той был помор­ский мужик. И великий

21 ноября Общество

Так он же памятник!

20 ноября Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 21 ноября

16 ноября Общество

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

15 ноября Общество

Умный ост­ров Кего