Милосердие в деле: опыт спасения брошенной собаки в Архангельске

17 мая 17:03 Из газеты
Он теперь не Зая, а Рекс.
Он теперь не Зая, а Рекс.

Есть люди, готовые помогать животным, оставшимся без хозяев, не только на словах – их называют «кураторами».  

Февраль. Мороз.

— Насть, привет. Разбудил?

— Угу, – прижимаю телефон к уху, – три часа ночи…

— Тут такое дело… В общем, мы с Аней нашли пёсика. Привязан у издательства на Новгородском. Говорят, с самого утра. Лапы подгибает от холода.

— Ага, – начинаю понимать, к чему разговор, – хотите привезти ко мне?

— Хотя бы на пару дней. Больше некуда.

Правда – некуда

У нас что, приютов нет, подумала я. Но, оказалось, друзья сделали всё, чтобы не будить меня среди ночи. В Катунино и «Островке надежд» не оказалось мест, группа приюта «Четыре лапы» заблокирована в соцсетях – телефоны волонтёров не найти.

Позвонили в центр помощи дикой фауне «МАТА-МАТА». Собака, конечно, не дикий зверь, но где ещё просить помощи, они не знали. Девушка-волонтёр по телефону ответила: центр такими вопросами не занимается. «Может, подскажете, куда ещё можно обратиться? Собаку у себя оставить не можем, но и на улице бросить не можем…» На что услышали: «Я не собираюсь будить людей среди ночи зря».

А «зря» сидело на заднем сидении машины и понятия не имело, что его просто некуда пристроить.

Пёс ел больше, чем я

В понимании моих друзей «пёсиком» была взрослая овчарка. Метис. В моей «однушке» ей было явно тесно. Организовала спальное место: положила матрас возле окна, бросила старую подушку.

Пёс ел больше, чем я. Никогда не думала, что в собак столько влезает. Здоровенного пакета куриных лап хватало на день. До этого я не держала животных крупнее морских свинок, поэтому о правильном рационе псов представления не имела. Старалась давать побольше мяса и не могла пройти мимо витрин с собачьими «радостями».

Просто Зая…

До ужаса боюсь больших собак. С детства. Слегка рыкнут – у меня поджилки трясутся. А тут страх поселился в одной комнате со мной. Поначалу я даже не могла заниматься своими делами, пока он на меня смотрел. А пёс чувствовал это. Не так прикоснусь – скалится, задену его еду – рычит. По всей видимости, раньше он не доедал и очень боялся, что я что‑то отберу.

Прогулки стали моей проверкой на прочность. Во-первых, пёс был сильнее меня, а его страсть к прогулкам – сильнее нас обоих. Первый раз во дворе он просто потаскал меня по снегу. Во-вторых, пёс на дух не переносил других собак. А ещё не понимал слов «фу» и «нельзя», а вот лапу давал с большим удовольствием. Большая собака быстро стала грозой местных терьеров и болонок, а однажды даже вступила в настоящую драку. Но после моего истеричного вопля: «Да сколько ж можно!» пёс одумался и решил побыть джентльменом.

Очень боялась привязаться – не придумывала кличку. Называла его «Дружок», «Малыш», «Пёс». Но со временем кличка появилась сама. Одно ухо у собаки стояло торчком, другое висело, как у плюшевых зайчиков. Так и повелось: «Зая, Зая, иди ко мне! Хороший мальчик!»

«Взяла и выпустила?! Никакой ответственности!»

Искать хозяев – новых или старых – начала уже на следующее утро. Разместила на странице пост, друзья подхватили, информация быстро разошлась по интернету. Отправили её в группы приютов и в «Отдам даром».

Каждый час растущее число лайков и репостов придавало уверенности в том, что хозяин обязательно найдётся. Но прошёл день, два, неделя… Стали приходить не самые приятные сообщения: кто‑то обвинял в том, что мы поторопились с «усыновлением», что собака просто ждала своего хозяина (да-да, сутки на морозе…). Кто‑то, увидев на улице похожего пса, не мог не отчитать неразумную меня: «Взяла и выпустила?! Никакой ответственности у молодёжи».

«Агрессивный и рычит»

Прошли две недели. Слава великому Интернету: появилась первая потенциальная хозяйка. Новый дом для Заи был в 250 километрах от Архангельска. Повезли. «Мы уже брали взрослых собак, – уверяла Светлана, – умеем с ними обращаться. До этого у нас лаечка жила».

Однако уже на следующее утро новоиспечённая хозяйка потребовала забрать пса обратно: «Агрессивный. Рычит, никого к себе не подпускает. Боюсь даже подойти! – в её словах я вообще не узнавала Заю. – Забирайте обратно, здесь он не останется».

Мы уговаривали подождать хотя бы до вечера: мол, переезд – стресс для собаки, понятно, почему она так реагирует. Но до вечера ситуация не изменилась, и нам снова пришлось проделать четырёхчасовое путешествие.

На месте выяснились истинные причины «плохого» поведения нашего «хорошего мальчика». Хозяева решили, что первую ночь их новому другу лучше провести в холодном сарае. Одному. Пёс лаял и скулил. Их это не только не разжалобило – раздражало.

Лапа помощи

Возвращение Заи заставило меня усомниться в том, что он когда‑нибудь от меня съедет. А потом мы узнали, что в Архангельске есть люди, готовые помогать не только на словах. Их называют «кураторами». Они из тех, кто не оставляет нас, временных хозяев, в одиночестве. Найти их можно либо в группах «ВКонтакте», либо через знакомых. Кураторы помогают содержать животных на передержке, покупают еду, ищут новых хозяев. Почему не берут к себе? На то есть множество причин: аллергия, жилищные условия, наличие пары-тройки других животных, своих или на передержке.

Зае буквально сразу же предложили сделать паспорт и вакцину от бешенства. Готовы были затопить баню в доме за городом, чтобы по‑хорошему отмыть его от «следов улицы». А ещё мы нашли человека, готового «курировать» пса. Вот-вот собрались договориться о встрече, но произошло чудо…

Время прощаться

Мы нашли Зае дом. В этот раз знакомились на нашей территории. И, кажется, они понравились друг другу с первого взгляда. Новый хозяин протянул пятьсот рублей:

— Собак так просто не отдают…

— Может, лучше монетку?

— Ну нет, вы его кормили, поили. Без вас бы он точно к нам не попал!

Я поняла: семья действительно рада новому другу.

Через день позвонила: как он там? Волновалась: вдруг снова что‑то пошло не так… Но всё было хорошо. И вообще, он теперь вовсе не Зая, а Рекс.

Анастасия ВАЛЬЦ

Общество

15 августа

«Я слы­шу!» Мечта Лены Ста­ро­веро­вой из Новод­винска сбылась

14 августа

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 15 августа

14 августа

Предп­ри­ни­ма­те­лей Архан­гель­ской области приг­лаша­ют на «Про­ек­тный завод» КРАО

14 августа

К осени в Архан­гель­ской области обе­ща­ют отрем­он­тиро­вать 13 спорт­за­лов в сель­ских школах

12 августа

12 августа исполни­лось 18 лет со дня гибе­ли под­лод­ки «Курск»

11 августа

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 4 по 11 августа

9 августа

За три года в Архан­гель­ской области число дет­ей-си­рот умень­шилось на треть

9 августа

Глав­ный онко­лог СЗФО Алек­сей Беля­ев: «Тот про­жи­вёт дол­го­, кто забот­ит­ся о себе»

8 августа

Немец­кий гость Архан­гель­ска Крис­ти­ан Тиф­ферт: «Нель­зя пря­тать­ся от людей!»

8 августа

Как Рочег­да оста­лась без вра­ча-ге­роя

7 августа

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 8 августа

4 августа

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 28 июля по 4 августа

3 августа

Самый сильный – из Рочегды

1 августа

Боль­шая строй­ка для малень­ких: в Поморье появ­ля­ют­ся новые школы и дет­ские сады

1 августа

В Архан­гель­ске откро­ет­ся мемо­риаль­ная доска в память о Вале­рии Коковине

Похожие материалы

15 августа Общество

«Я слы­шу!» Мечта Лены Ста­ро­веро­вой из Новод­винска сбылась

14 августа Общество

К осени в Архан­гель­ской области обе­ща­ют отрем­он­тиро­вать 13 спорт­за­лов в сель­ских школах

9 августа Общество

Глав­ный онко­лог СЗФО Алек­сей Беля­ев: «Тот про­жи­вёт дол­го­, кто забот­ит­ся о себе»

8 августа Общество

Немец­кий гость Архан­гель­ска Крис­ти­ан Тиф­ферт: «Нель­зя пря­тать­ся от людей!»

8 августа Общество

Как Рочег­да оста­лась без вра­ча-ге­роя

3 августа Общество

Самый сильный – из Рочегды

1 августа Общество

С воп­роса­ми – к пер­вым лицам

1 августа Общество

Как будем жить в эпоху пен­си­он­ных перемен

30 июля Общество

Если появ­ля­ют­ся звёз­ды – зна­чит, память жива

25 июля Общество

В лесах Поморья про­дол­жа­ет дейс­тво­вать осо­бый про­тиво­пож­ар­ный режим

25 июля Общество

Пер­вый пен­си­он­ный шаг

18 июля Общество

Коня – на кры­шу. А чтоб не потерялся

15 июля Общество

«Ког­да Толя уми­рал, мама сиде­ла и гла­дила его»