Письма от читателей:
«Мама, а разве учитель так может?»

17 декабря 2020 11:03 Из газеты Образование Здоровье
Lori (c)
Lori (c)

Отчитывать детей при всём классе, швырять вещи и кричать так, что стены дрожат

В Бурятии недавно уволили учительницу английского языка после того, как она на уроке ударила ученика по голове. В ноябре в Челябинске учитель биологии схватила ученика за шею из‑за «неподобающего» поведения. В октябре в Татарстане уволилась учительница начальных классов, которая заклеивала «болтливым» первоклассникам рты – «мешали учебному процессу…»

Стихи сквозь слёзы

На днях в редакцию пришло письмо от мамы третьеклассника из Архангельска. И тоже – в тему. По просьбе автора мы не указываем школу: 

«Ещё год назад, сын тогда учился во втором классе, я начала замечать, что он стал слишком сильно переживать из‑за ошибок. Рассказывал какие‑то «странные» истории и спрашивал: «Мама, а разве учитель так может?» Например, отчитывать детей при всём классе, швырять вещи и кричать так, что стены дрожат. 

Я поговорила с другими родителями. Некоторым дети, как оказалось, тоже жаловались. Но были мамы, которые сказали: «Ну и что? На нас в детстве учителя тоже орали». Когда свои вопросы я задала учителю, она ответила: «Ваш сын всё не так понял».

Последней каплей стал случай, когда учитель задержала детей на два часа после уроков из‑за того, что те «плохо выучили» стихотворение. После этого сразу несколько родителей написали заявления. Началась внутренняя проверка, которая выявила «грубые нарушения». В итоге, учитель уволилась сама.

В этом году из‑за пандемии многие педагоги ведут сразу по несколько классов – дистанционно и очно. И мне, если честно, становится страшно – если и раньше педагоги срывались, то сейчас ситуация ведь ещё тяжелее! Учителя эмоционально выгорают…

Кто‑нибудь помогает педагогам справляться с такими эмоциональными нагрузками? Куда они могут обратиться за помощью? И как быть родителям, если на ребёнка кричат? Сын до сих пор, когда начинает учить стихи, – плачет… Хотя учитель уже другой».

«Это как слоёный пирог»

Прокомментировать письмо мы попросили Ольгу Бобрецову, директора региональной автономной некоммерческой организации поддержки инициатив «Новый взгляд».

— Профессии, относящиеся к категории «человек-человек», больше всего подвержены профессиональному выгоранию, – говорит Ольга Бобрецова. – Это состояние, как слоёный пирог. И у 85 процентов педагогов, проработавших три года, признаки первой стадии уже диагностируются.

– Проект «Нового взгляда» по профилактике профессионального выгорания сотрудников детских домов получил в этом году президентский грант. Синдром выгорания педагога школы и педагога, который работает с детьми-сиротами, – есть какие‑то отличия?

— Отличие в том, что специалисты детских домов больше, чем их коллеги из других общеобразовательных учреждений, подвержены такому синдрому. В наш проект включены три детских дома – Яренск, Котлас и посёлок Октябрьский.

Ещё в ходе подготовки проекта мы столкнулись с тем, что педагоги отмечали у себя наличие психических состояний, дестабилизирующих их профессиональную деятельность, – тревожность, уныние, подавленность, апатию, разочарование, хроническую усталость.

Прослеживался фактор потери интереса к ребёнку как к личности, неприятие его таким, какой он есть, упрощение эмоциональной стороны профессионального общения.

Задача проекта – не только создать условия для профилактики эмоционального выгорания, помочь активизировать профессиональные и личностные ресурсы педагогов, но и в целом улучшить микроклимат в учреждениях.

– А как вообще подкрадывается выгорание? Оскорбления, летящие на пол учебники – это ведь уже крайняя степень.

— Когда человек всё время вовлекается во взаимодействие с другими, то испытывает психологические нагрузки и стрессовые ситуации. Даже если острых конфликтов нет. Допустим, второклашки на перемене жалуются: «Петя забрал ручку! Катя толкнула! Саша обзывается!» А педагог готовится к уроку, у него не хватает ресурсов расставить границы: «Я вас вижу, слышу, но вернемся к этому позже». В итоге, не получив ожидаемой реакции, переживания детей усиливаются – затаивается обида.

А закон детской справедливости жесток. Дети начинают по‑другому себя вести – больше шуметь, не выполнять элементарные требования. И когда это повторяется из урока в урок – стресс. Педагог в учебном процессе начинает чувствовать себя, как лошадка, бегущая по ипподрому.

Формируется негативная установка к детям и родителям: «Ваш ребёнок не работает на уроке!» Но влияние мамы на поведение сына на уроке равно нулю. Потому что на уроке есть другой значимый взрослый, который и призван управлять процессом образования.

– Мама не может управлять эмоциональным фоном в классе.

— Не может. Но, к сожалению, в системе образования оценка эффективности педагогического труда до сих пор оценивается по количеству отличников и хорошистов. Написал класс контрольную без троек? Учитель отработал! Но эмоциональный фон в классе никто не измеряет. Учитель должен учить! А как учить и в каких условиях?

Есть даже такое понятие, как «долженствование» – в подобный пинг-понг очень любят играть школа и родители: «Вы должны воспитывать детей!» «Нет, мы вам отдали ребёнка – вы должны!» Необходимо разделять границы – родители не должны быть учителями. Но помочь и поддержать ребёнка – их обязанность.

– Родители – это ведь тоже бывшие ученики, которые имеют свой школьный, зачастую травматичный опыт.

— Этот опыт, действительно, может сработать как триггер. Родители начинают избегать общения с учителем. Недовольство накапливается и выходит наружу в виде агрессии и стресса.

Ещё момент – работа с «трудными» детьми. Когда у ребёнка повышенная двигательная расторможенность, ему сложно усидеть на месте. Но он не «трудный». Скорее, просто выбивается из большей части «управляемых» детей. Если педагогу не хватает знаний или подключается эмоциональный компонент: «Я не хочу вкладываться в этого ребёнка», ситуация в классе может выйти из-под контроля.

Когда стресс уже перерастает в дистресс, возникает устойчивый синдром выгорания – формируются негативные установки в отношении своей работы: «Мало платят! Много бюрократии! Эти электронные дневники…» И поскольку гнев – эмоция, которая от природы дана для защиты собственных границ – возникает агрессия.

– Школьные психологи, службы примирения – это не помогает?

— Помогает, но не во всех школах есть такие службы и психологи. И не везде есть осознание, что педсовет – это не только зачитывание инструкций и писем из министерства образования, но и встреча единомышленников.

В школе до сих пор происходит много оптимизационных процессов, которые усложняют повседневную работу учителя. Когда элементарно нет офисной бумаги и учитель не может распечатать на принтере задание – это «капля», которая точит камень.

Если я как специалист вдруг начинаю замечать, что грубо ответила ученику, меня стали раздражать жалобы родителей: «Опять мама Сидорова звонит!» – надо остановиться. Почему меня это цепляет? Что с моими личными потребностями? Вовремя ли я ем, достаточно ли сплю?

Все нуждаются в похвале. Когда я слышу негатив в свой адрес, начинаю защищаться: «Вы сами виноваты!»

Мы склонны указывать на ошибки себе и другим больше, чем замечать хорошее. Но радость – единственная эмоция, которая даёт нам энергию.

– Как быть родителям, если синдром настолько запущен, что педагог срывается на детях?

— Вставать на защиту интересов ребёнка. Судя по письму, родители так и сделали – попытались поговорить с учителем лично, обратились в администрацию школы.

По договору об оказании образовательных услуг школа несёт ответственность за жизнь и здоровье ребёнка – физическое и психическое. Никакого насилия и оскорблений в отношении ученика быть не должно.

Знания – это сила. Но если их силой вбивать, эффективность будет нулевой. Уроки, выученные от страха, не принесут ничего, кроме психологической травмы. Школа должна быть местом силы. А не местом постоянного стресса, где тебе прививают чувство вины, оскорбляют и выставляют неудачником.

Критика тоже должна быть грамотной – на пять плюсов один минус. Условно говоря: «какая красивая буква «л» у тебя, Саша. И тетрадка аккуратная! Молодец, вижу, что ты стараешься! Но почему‑то в слове «корова» у тебя все буквы «а». Давай подумаем, как «корове» твоей помочь?»

– Могут ли педагоги, испытывающие синдром эмоционального выгорания, обратиться на консультацию в «Новый взгляд» и получить помощь независимого специалиста?

— Если педагог осознает, что проблема существует – это первый шаг на пути к её решению. Мы готовы помогать как на индивидуальных консультациях, так и групповых занятиях. Телефон для записи 8‑902‑904‑05‑61, звонки принимаются в будние дни с 10 до 18 часов.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Общество

27 февраля

В САФУ стар­то­вал цикл экоп­росве­титель­ских заня­тий и мас­тер-клас­сов для школь­ни­ков

27 февраля

Автопарк ГИБДД Архан­гель­ской области попол­нился новы­ми автомо­би­ля­ми

27 февраля

Регио­наль­ный опер­штаб рас­ска­зал, как будут вак­цини­ровать­ся жите­ли отдал­ен­ных тер­рито­рий во время весен­ней распутицы

26 февраля

Поморье гото­вит­ся к меж­дуна­род­ной акции «Сад Памяти»

26 февраля

Учё­ные из Архан­гель­ска объяс­нили, почему волки выхо­дят к людям

26 февраля

В минис­терстве здра­во­ох­ране­ния Поморья наз­вали сред­нее число вак­цини­ру­емых от COVID-19 в день

26 февраля

В Архан­гель­ской области нача­ли выез­дную вак­цина­цию

26 февраля

В Архан­гель­ске отрем­он­тиру­ют инфекци­он­ный ста­ци­онар чет­вёр­той гор­боль­ницы

26 февраля

Груп­па «Акви­лон» занима­ет 1-е место в рей­тинге потреби­тель­ского качес­тва жилых комп­ле­ксов Архан­гель­ской области

26 февраля

В Архан­гель­ской области заболе­ва­емость ОРВИ оста­ёт­ся на уров­не ниже эпи­де­ми­чес­кого порога

26 февраля

В САФУ прой­дёт бла­гот­вори­тель­ная ярмарка в помощь детям

26 февраля

В Архан­гель­ске нача­лись воз­душные тре­нир­ов­ки пара­шют­ис­тов-дес­ан­тни­ков для под­гот­ов­ки к сезо­ну лес­ных пожаров

26 февраля

За 2020 год в Архан­гель­ской области раск­ры­ли 376 прес­тупле­ний бла­го­да­ря сис­теме «Безо­пас­ный город»

26 февраля

В 2020 году онлайн-под­писка на циф­ровые вер­сии печат­ных изда­ний стала в два раза попул­яр­нее

25 февраля

Жите­ли самых уда­лён­ных дере­вень Поморья смо­гут сде­лать при­вив­ку от коро­нави­руса

Похожие материалы

25 февраля Общество

В Поморье под­вели итоги чем­пи­она­тов «Моло­дые про­фес­си­она­лы» и «Навы­ки мудрых»

23 февраля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 24 февраля

23 февраля Общество

Ко дню защит­ника Оте­чес­тва: участ­ни­ки народ­ного подвига

12 февраля Общество

Беседа с пси­хо­ло­гом: «Мы с мамой так решили…»

11 февраля Общество

Алек­сандр Цыбуль­ский рас­ска­зал доль­щи­кам севе­род­винско­го ЖК «Парк», когда они полу­чат квартиры

11 февраля Общество

В Архан­гель­ске вспо­мина­ют Нико­лая Дмит­ри­еви­ча Парфёнова

11 февраля Общество

Дирек­тор Севе­род­винско­го дома-ин­терна­та: «Глав­ное – это обще­ние с родст­вен­ника­ми…»

10 февраля Общество

Уни­каль­ное суд­но. На рыб­ном трау­лере «Барен­цево море» под­няли госу­дарст­вен­ный флаг

4 февраля Общество

В Архан­гель­ске жен­щину с ребён­ком-ин­вали­дом, живу­щих в ава­рий­ном доме, сняли с оче­реди на жильё

3 февраля Общество

«Квар­тал мол­чать не будет»: в Архан­гель­ске жите­ли сго­рев­ших домов в пере­ул­ке Вод­ни­ков тре­бу­ют спра­вед­лив­ос­ти

28 января Общество

Жере­бя­там мезен­ской породы подари­ли новую жизнь

27 января Общество

Роди­на Ломо­носо­ва: жить с ком­форт­ом, празд­но­вать – с душой

26 января Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 27 января