Небо открылось

28 декабря 2018 8:53 Из газеты
Фото предоставлено героиней публикации
Фото предоставлено героиней публикации

Эта история приключилась в нашей громадной стране совсем недавно. Хотя могла приключиться и двадцать лет назад, и пятьдесят, и двести – люди и расстояния всё те же, охота к перемене мест тоже никуда не делась

В начале декабря в аэропорту Васьково появилась женщина с двумя маленькими детьми, которая ждала самолёта на Шойну, а он всё не прилетал. В Заполярье через Архангельск она добиралась из Воронежской области – такая вот очень непростая попажа.

Воронеж – Архангельск

Шойна – это посёлок в Ненецком округе, бывшая рыбацкая деревня на берегу Белого моря, утопающая в песке. А ещё это пограничная зона, без пропуска туда не попадёшь. Но выбор пал именно на это место.

Наталья Лепикене– Мы с мужем жили в Сыктывкаре, а потом решили перебраться на юг. Почти два года прожили в Воронежской области, прекрасном городе Лиски. После декрета надо было выходить на работу, но местные зарплаты меня совсем не устроили, – рассказывает Наталья Лепикене. – Я долго думала – что же делать?

Работа нашлась. Через интернет. Директор шойнинской школы предложила ещё и служебное жильё. Лёгкая на подъём Наталья Игоревна согласилась и стала оформлять документы.

— Я созванивалась с Архангельском, чтобы сделать пропуска, собрать всевозможные справки об отсутствии судимости и так далее. Через МФЦ. Это ужасно долго и муторно. А купить билет из Воронежа до Архангельска – на грани фантастики. Поезд ходит раз в неделю. Нужны нижние полки, дети же маленькие, с боем за месяц купили эти несчастные билеты. Но! МФЦ задержал справки на неделю. Пришлось билеты сдать. А потом три дня караулить на вокзале – ждать, когда снимется бронь. Я всё же их купила, мы с детьми сели и поехали в Архангельск. В поезде местные девочки подсказали, что нам не надо ехать до города, а выйти в Исакогорке, и такси до аэропорта Васьково выйдет гораздо дешевле. А мы же на самолёт спешили. Советы девочек-проводников сэкономили нам полчаса времени и не знаю сколько денег. Такси приехало сразу, водитель помог погрузиться и всё удивлялся, что я с двумя детьми, с такими огромными сумками, с горшком! Прибыли мы в Васьково. Аэропорт был ещё закрыт. Но как раз начали подходить люди.

Васьково, Васьково, Васьково

И тут Наталья выяснила, что в аэропорту всё не просто – пришёл, сел и улетел. Запись на билеты! Причём записываться надо за две недели. Потому что мест в самолёте всего двенадцать, а если ещё и багажа много, количество мест уменьшается – всё строго по весу.

— Ну и получается, мы – на подсадку. Замечательная морозная погода, сидим, ждём, в воодушевлении, что улетаем. Я у девочек в кассе спрашиваю: «Так мы улетим?» «Не переживайте, – отвечают, – вы влезаете по весу». Ну слава Богу. Ждём. И вдруг нам говорят, что вылет переносится на десять утра. Потому что «небо закрыто» – у военных учения противовоздушной обороны. И что дальше?! «Ждите». Ждём.

Назавтра не улетели, вылет снова перенесли, а световой день маленький, не успели. На следующий день – оттепель в Шойне. Солнышка нет, есть дождик и обледенение самолёта. И так неделю: то шторм в Шойне, а в Архангельске красота, то наоборот – в Архангельске нелётная погода. А самолёт в Заполярье летает один раз в неделю по средам. И на этот рейс из десяти пассажиров было четверо детей: Наталья Игоревна с двумя, девушка с годовалым малышом летала на медицинский осмотр, и семья военных с ребёнком возвращалась из отпуска.

Гостиницу в аэропорту закрыли год назад. В Архангельске у Натальи ни одного знакомого. И деньги кончились.

— Очень страшно. Знаешь, что надо уходить. На улицу – в никуда, аэропорт закрывается. Город незнакомый. Что делать – не знаю. Я же не думала, что рейс задержат на неделю. Ни на еду, ни на гостиницу денег нет. Потому что на билеты большую сумму надо было собрать – порядка пятидесяти тысяч, и груз, и самолёт, и поезд, и продукты. И мы в аэропорту как будто между небом и землёй. И туда никак, и здесь некуда идти.

И снова Наталью Игоревну и детей выручили «девочки».

— Спасибо огромное девочкам в аэропорту, они нас приютили в общежитии, пока там командировочных не было. Очень-очень тепло к нам отнеслись. Детям молоко приносили, сырками их подкармливали, супчиком, соком поили. Дети были сытые, – Наталья плачет навзрыд, – но неделю мы просто жили за чужой счёт. Страшно так остаться. Но оказалось, что на этом свете, слава Богу, хороших людей больше, чем плохих.

Васьково – Шойна

Остальные пассажиры неделю так и мотались из Васьково в Архангельск и обратно. Все всё знали, волновались, дирекция аэропорта созванивалась с военными, а небо всё никак не открывалось.

— И вдруг нам говорят: «Срочно! Проходите регистрацию, бегите в самолёт». Буквально – пятнадцать минут, и мы все уже в самолёте. Лётчики смеются: «Сейчас узнаём, а то вдруг не полетим?» А та женщина с годовалым малышом говорит: «Не, не выйду, я здесь жить останусь». И я тоже уже очень хотела добраться и начать устраиваться, – продолжает свой рассказ Наталья Игоревна. – Добрались наконец. Люди приветливые очень, они же знают, что мы неизвестно откуда, запасов у нас нет, поделились своим! Я зашла в квартиру, которую дали от школы, а на столе стоят крупы, тушёнка, суп для нас сварили! Вода принесена, печка протоплена. Сказали, что на меня заказаны продукты в магазине, я могу их взять, потом с зарплаты рассчитаться. И это было очень приятно. Нас ждали. Причём ждали тепло. Тут всё уютно, по‑домашнему.

Два дня назад в Шойну прилетел муж Натальи. Он попал на подсадку, вещи прилетят следующим рейсом. Дети пошли в детский сад. Семь лет сыну и три года дочери исполнилось девятого и восемнадцатого декабря уже в Шойне.

Наталья работает в школе педагогом-организатором и психологом, мужу – бывшему военному – тоже предложили работать при школе.

Но это уже совсем другая история.

Ирина ЖУРАВЛЁВА

Общество

23 марта

Архан­гель­ская «море­ход­ка» – ста­рей­шая в стра­не – отмеча­ет 238-летие

22 марта

«Мы понима­ли, что грунт даст усадку»

22 марта

Архан­гельск, жилищ­ный тупик

21 марта

Были отходы. Теперь – это отрасль

21 марта

В Архан­гель­ской области закрылось девять ледо­вых переправ

20 марта

Фес­тиваль «Крым­ская вес­на» соб­рал в Архан­гель­ске около трёх тысяч человек

20 марта

Там, где страш­но жить

20 марта

В Устья­нах после модер­низа­ции откры­лась полик­лини­ка

19 марта

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 20 марта

19 марта

Архан­гельск гото­вит­ся к весен­нему призыву

19 марта

Гру­зоп­одъём­ность пере­правы на Хабар­ку сни­жена до 10 тонн

18 марта

Школь­ни­ков Архан­гель­ской области приг­лаша­ют на все­рос­сийс­кий сель­скохо­зяйс­тве­нный конкурс

16 марта

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 9 по 16 марта

15 марта

Ноч­ной инцидент на Шие­се: есть постра­дав­шие

15 марта

В Архан­гель­ске, Севе­род­винске и Новод­винске появит­ся один мусор­ный поли­гон вмес­то трёх

Похожие материалы

22 марта Общество

«Мы понима­ли, что грунт даст усадку»

22 марта Общество

Архан­гельск, жилищ­ный тупик

21 марта Общество

Были отходы. Теперь – это отрасль

20 марта Общество

Фес­тиваль «Крым­ская вес­на» соб­рал в Архан­гель­ске около трёх тысяч человек

20 марта Общество

Там, где страш­но жить

20 марта Общество

В Устья­нах после модер­низа­ции откры­лась полик­лини­ка

19 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 20 марта

12 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 марта

6 марта Общество

Совер­шенству нет пре­дела в любом возрасте

6 марта Общество

«У меня оста­лось чувство мно­го­то­чия…»

5 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 6 марта

5 марта Общество

Помор­ские исто­рии: козу­ли, боло­то и комары

4 марта Общество

В Архан­гель­ске откры­лся центр для заня­тий пляж­ными вида­ми спорта