«Побеждает сильнейший, а северяне – народ крепкий»

7 июня 16:35 Здоровье Из газеты
Галина Дёгтева
Галина Дёгтева

Почему перемена климата многим даётся с таким трудом? Как правильно пережить акклиматизацию?

И почему фраза: «Север затягивает» – это не просто фраза. Какие изменения происходят с нашим организмом на Севере? Разбираемся вместе с профессором Галиной Дёгтевой, директором НИИ Арктической медицины Северного государственного медицинского университета.

— Акклиматизация – процесс непростой, – говорит Галина Дёгтева. – Влияют на неё не только жара или холод. От температуры воздуха можно защититься, а вот процессы, которые включает климатический комплекс, перебороть сразу сложно. И когда, например, мы приезжаем отдыхать на юг, то первые три дня, действительно, испытываем непривычные ощущения: «Как сам не свой». Краткосрочная адаптация имеет разный период, в зависимости от индивидуальных особенностей реагирования организма на метеоусловия – от трех до семи дней. Замечено, что в этот период иногда даже голос пропадает, наблюдаются катаральные явления.

– Другой воздух?

— Да, особую роль наряду с температурой играет влажность и состав воздушной среды. Контраст температур влияет и на кожные покровы. Все эти перепады подрывают иммунную систему. Вот почему вредно ездить на юг «на три дня» – организму требуется три-четыре недели для получения оздоровительного эффекта. Иначе, приехав обратно, снова наступает период реадаптации, а сил на это уже нет.

Смена климата – стресс для организма. Организму в первую очередь необходимо «сориентироваться», он должен понять, как действовать рационально. Любой стресс даёт всплеск эмоций.

– Переезд на юг – стресс, но и переезд на север из более тёплых регионов – это тоже ведь испытание.

— Да, конечно. Но любой переезд должен быть обдуманным. И, например, раньше, если человек ехал работать на Север, то первый контракт с ним заключали не больше, чем на три года. Те, кто плохо чувствовали себя в этот период, возвращались, не продлевая контракт. Всё прошло хорошо, без потерь для здоровья – оставались жить на Крайнем Севере.

Северный край, безусловно, прекрасный, но приспосабливаясь к жизни в этих условиях, человек приобретает специфические функциональные перестройки организма. Ведь что делает Север? Заставляет перестраиваться организм не только на функциональном уровне, но и приобретать морфологические изменения в структуре бронхов, сосудов, эритрона, то есть происходит перестройка тканей, которые способствуют оптимальной работе организма в конкретных условиях нового климата.

Опыт показал, что, например, многие военнослужащие, которые отработали на Севере длительные сроки, переезжая всей семьёй обратно в среднюю полосу или южные края, вынуждены были потом возвращаться. Так как им там уже был «не климат».

– Получается, что фраза «Север затягивает» – не просто фраза. Север затягивает и на физиологическом уровне. Значит ли это, что южанин и северянин – это внутренне два совершенно разных человека?

— Можно сказать и так. Всё наше внутреннее состояние адаптируется к той местности, где мы живём. Большое значение имеет питание. Так, например, на Севере нам надо больше жиров, белков и меньше углеводов. Как питаются коренные жители? В основе рациона – дикоросы, жирная рыба, оленина, имеющая уникальный белковый и минеральный состав. Кстати, это единственное мясо, которое содержит витамин С. Основную энергетическую составляющую организм берёт именно из этих продуктов, которые практически не содержат углеводов, но содержат вещества, которые на Севере дают человеку всё необходимое.

Точно так же, когда мы говорим об эритроцитах – уникальных клетках, которые, обеспечивая кислородом ткани, проходят весь наш организм, собирая и накапливая информацию. А кислорода, как известно, в северных условиях требуется больше, потому что энергетические затраты организма выше. И эритроцит, обеспечивая это, увеличивает свой объём. Ему такому крупному надо «бежать» по сосудам, и когда он попадает в верхние дыхательные пути, проходя по мелким кровеносным сосудам открытых частей тела, то охлаждается. А что человек делает, когда холодно?

– Одевается?

— Да, так и эритроцит – у него толще мембрана за счёт липидов, но не растительного, а животного происхождения – это фосфолипиды, которые усваиваются организмом легче из животных жиров. Поэтому коренное население предпочитает не растительные жиры из подсолнуха, а из жирной рыбы. Но когда крупный эритроцит «бегает» по сосудам, то он изнашивается быстрее. Согласитесь, стометровку в шубе бежать сложнее, чем в спортивной одежде. Поэтому эритроцит живёт на севере меньше из‑за высокой изнашиваемости, что влечёт за собой большую выработку эритроцитов, а это – дополнительная нагрузка костному мозгу. В связи с чем увеличивается плацдарм кроветворения.

И в целом, телосложение северян отличается от южан. У северянина шире кости, более массивная грудина. У коренного населения – более низкий рост, короткопалость, менее длинные ноги, сглаженная талия. Природа для чего так позаботилась? Чтобы как можно меньше тепла организма отдать окружающей среде. И далее всё это передается потомству по наследству для минимизации затрат на адаптацию.

– Через сколько лет жизни на севере человека можно считать северянином?

— Северная адаптация условно подразделяется на три этапа. Первый продолжается в среднем до полугода и характеризуется дестабилизацией многих физиологических параметров. Второй наступает через два-три года. В этот период происходит нормализация и синхронизация вегетативных и соматических функций в условиях умеренной физической и психоэмоциональной нагрузки. И через десять-пятнадцать лет состояние организма относительно стабилизируется, что свидетельствует о наступлении стадии стабилизации. Хотя истинным северянином можно считать родившегося на Севере человека.

– То есть переломный момент наступает на втором этапе?

— Да, но на этом этапе возможно и формирование каких‑то заболеваний, спровоцированных напряжением организма за счёт дополнительной адаптационной нагрузки. Организм реагирует на всё в комплексе. Дыхательная система, кровообращение, иммунная система, эндокринная – нет местечка, которое бы не вовлекалось в этот процесс. У каждого человека есть «тонкое место». А где «тонко», там и рвётся.

Иногда бывает, что человек жалуется на плохое самочувствие, но болезни определить нельзя. Даже встречается такая специфика: у человека по гематологическим анализам определяется увеличение скорости оседания эритроцитов – это, по сути, признак воспалительного процесса. Но проверив всё, не находят воспалительного процесса или иной патологии. У кого‑то увеличивается лейкоцитоз, но воспаления также не находят. А это может быть результатом нарушения адаптационных механизмов организма. Но и общего диагноза «северной болезни» нет. У каждого она может проявляться по‑разному.

– Но бывает ведь и так, что северная адаптация проходит гладко?

— Конечно, у большинства так и происходит. Но на это требуется время. Какого‑то общего рецепта по акклиматизации нет. Но к любому переезду, особенно на длительный срок, надо заранее себя готовить – полноценно питаться, соблюдать режим дня, вести здоровый образ жизни. Чрезмерная нагрузка, заболевание в этот период – всё это может снижать процесс адаптации. Следовательно, при решении вопроса переезда в другую климатическую зону прежде всего надо иметь хорошее здоровье. Побеждает сильнейший, а северяне – народ крепкий.

– Много разговоров сейчас о том, чтобы весь Север сделать вахтовым. Вы как относитесь к этому?

— Отрицательно. Это будет в ущерб здоровью. Даже те вахтовики, кто приезжает на Север на месяц, несколько месяцев, их организм проходит через «перестройку». И при этом они интенсивно работают, тратят силы. Возвращаются на основное место жительства – опять реадаптация. То есть всё время организм в напряжении. Но ничего бесплатно не бывает. Если мы переведем на вахту всех, то мы просто снизим продолжительность жизни населения России.

Если речь о коренном населении Севера, то люди там могут жить долго. Среди коренного населения есть долгожители. Но интересный факт – долгожители, как правило, не ездят на юг к морю, не травмируют себя резкой сменой климата. Они поддерживают традиции своей местности, в том числе и традиции питания.

Поэтому, если и «закреплять» человека на Севере, то надо развивать инфраструктуру, создавать достойные и комфортные условия.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ Фото Артёма Келарева

Общество

23 августа

Для тех, кто поспе­шил родиться

22 августа

«Горя­чая линия» по воп­ро­сам школь­ного образо­ва­ния прой­дёт в Архан­гель­ске

22 августа

«Раз­ор­вать замкну­тый круг»

21 августа

«Авось­ки» горо­да Котласа

21 августа

В Архан­гель­ской области прой­дут грозы

21 августа

Горя­чая вода вер­нётся во все дома Архан­гель­ска 26 августа

21 августа

Борь­ба за вет­ряные мельницы

20 августа

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 21 августа

20 августа

Горя­чая вода появи­лась в 54 про­цен­тах домов в Архан­гель­ске

20 августа

Пат­ри­арх Кирилл при­был на Соло­вец­кий архипелаг

20 августа

Минздр­ав не нашёл пре­вы­ше­ния допус­тимых уров­ней ради­оак­тив­нос­ти у вра­чей, рабо­тав­ших на ава­рии в Нёноксе

19 августа

Девя­тые «ТОСы Поморья» прой­дут в Кено­зер­ском наци­ональ­ном парке

19 августа

Горя­чая вода вер­нётся во все дома Архан­гель­ска к 25 августа

17 августа

«Дав­ай­те помнить об ответст­вен­ности – и те, кто при­нима­ет реше­ния, и те, кто их тормозит»

16 августа

К сен­тябрю в Архан­гель­ске отрем­он­тиру­ют «Вол­шебный дом Сне­го­ви­ка»

Похожие материалы