Порт приписки: остров Соловецкий, школа юнг ВМФ

22 февраля 9:16 Из газеты
Памятник соловецким юнгам на Соловках, открытие которого состоялось в сентябре 2018 года
Памятник соловецким юнгам на Соловках, открытие которого состоялось в сентябре 2018 года

Сейчас мы знаем, кто такие соловецкие юнги. Но ещё относительно недавно их боевой путь был строго засекречен

Да, уже сняты фильмы, написаны художественные книги и научные труды о подвиге этих детей в годы Великой Отечественной войны. Но, оказывается, что впервые о юнгах широко заговорили в 1972 году, когда они собрались на свой первый слёт на Соловках, а был он приурочен к тридцатилетию первого набора воспитанников школы. А до этого – практически полное забытье – прошедшие морские сражения, юнги даже не считались участниками Великой Отечественной войны. На их делах стоял гриф «секретно» – по международной конвенции, которую также подписал и Советский Союз, дети не могли принимать участие в боевых действиях вместе с регулярной армией.

Валентина ПителинаТак кто же их сумел отыскать и собрать на Соловках? Оказывается, что такой человек есть и сейчас живёт в Архангельске. Это Валентина Николаевна Пителина, прежде педагог, а теперь юрист. На Соловки тогда ещё Валентина Федотова, попала по распределению после окончания Каргопольского педагогического училища, специальность – старшая пионервожатая.

И сегодня с Валентиной Николаевной говорим о том, как восстанавливалась историческая справедливость по отношению к самым юным героям Великой Отечественной войны.

– Валентина Николаевна, на Соловки вы приехали в 1970 году. Какими вы их тогда увидели?

— Это был довольно большой посёлок – тогда в нем жило порядка трёх тысяч человек. Соловецкая средняя школа была построена в 1939 году, когда был ликвидирован лагерь особого назначения и сюда пришел учебный отряд Военно-морского флота. Это было светлое просторное, двухэтажное здание. Рядом находился интернат, в котором учились дети смотрителей маяков и сотрудников метеостанций. В семидесятые годы школа была не только центром образования, но и центром культуры, представьте, что мы даже оперу «Евгений Онегин» ставили.

– Туристы тогда на Соловки приезжали?

— Их было очень много. Летом – просто толпы, ведь тогда на Соловки ходили большие теплоходы. Туристы обычно жили в палатках на берегу озер или каналов, за ними особо никто не присматривал. Было много людей, которые интересовались историей, поэтому приезжали на Соловки.

– О юнгах тогда какая‑то информация там уже была?

— Вообще никакой!

– Как лично вы впервые узнали, что на Соловках находилась школа юнг?

— Однажды я с детьми отправилась в поход. Вернее, меня повели дети – это был шестой-седьмой класс, потому что я тогда Соловков не знала. Как оказалось, в этот поход пошли одни сорванцы. Мы дошли до Секирной горы, а потом пошли в сторону Савватьево. И оказались возле продолговатых ям, в которых стояла вода. И мне дети рассказали, что здесь жили те, кто учился в школе юнг Военно-морского флота. Они также рассказали, что это было в войну, что юнги служили на кораблях. Больше ничего. Меня эта информация очень заинтересовала. И у нас с ребятами уже тогда родилась мысль – а вот бы их всех разыскать и собрать!

– Как вы искали информацию, если её не было?

— Её на самом деле не было – ни в музее, ни в военной части. Эта информация была закрыта и засекречена.

– Как же вы, пионервожатая с детьми, могли её рассекретить?

— Мы решили сразу написать в Политическое управление Военно-Морского флота.

– Ничего себе!

В клубе «Поиск» пионервожатая и школьники пишут письма воспитанникам Соловецкой школы юнг– Писали дети, а я им помогала. Мы создали Клуб красных следопытов «Поиск», от его имени и писали. Мы были уверены, что детям точно ответят. Также у нас была информация, что член Военного совета – начальник Политического управления Военно-Морского флота адмирал Василий Максимович Гришанов был связан со школой Соловецких юнг, поскольку с 1942 года по 1944‑й служил заместителем по политчасти начальника Учебного отряда Северного флота. Мы надеялись, что он откликнется

– Дети получили ответ от адмирала?

— Да! Мы не ошиблись, ответ пришёл, притом очень тёплый и очень важный для нас. Письмо начиналось так: «Дорогие ребята! Член Военного Совета – начальник Политического управления Военно-морского флота адмирал Гришанов Василий Максимович с большим вниманием отнёсся к вашему письму, похвально отозвался о работе, проводимой вами по поиску воспитанников Соловецкой школы юнг». И тут же были указаны несколько адресов бывших юнг. А письмо заканчивалось так: «Дорогие ребята! Пусть жизнь людей, связанных с Соловецкой школой юнг, будет для вас примером беззаветной любви к Родине…»

– Это уже можно назвать пропуском в тему…

— После окончания войны прошло время, послевоенное поколение по‑новому её стало осмыслять. И требовалось больше открытости. Мой отец прошел всю войну, но он о ней почти ничего не рассказывал. Я так и не смогла его разговорить. И нам хотелось узнать о мальчишках, которые в годы войны учились на Соловках, а потом воевали наравне со взрослыми.

– Видимо, эта поддержка адмирала вас вдохновила?

— Конечно! Каждый день после уроков дети спускались в мою пионервожатскую комнату и писали письма – медленно, своим круглым почерком. А ответы на них приходили тут же, как будто их ждали…

– Их, действительно, ждали все эти тридцать лет. И можно представить радость ветеранов, а они были сравнительно молодые – им было тогда за сорок, когда они получали письма от соловецких школьников.

— Их письма были очень тёплые, очень трогательные. А наш поиск становился всё масштабнее. И полной нашей удачей было письмо, в котором нам сообщили адрес бывшего заместителя начальника школы по политчасти Сергея Сергеевича Шахова. Когда мы вышли на Сергея Сергеевича, информация полилась рекой. Он нам прислал много адресов. Мы стали писать по ним, и нам отвечали моментально, приходили посылки, бандероли. Кто‑то присылал ремень, кто‑то бескозырку, форменку, компас. Мы собрали много вещей и создали музейную экспозицию. К поиску к тому времени подключились взрослые. К нам поступали, в том числе, и уникальные документы. Они сейчас хранятся в запасниках Соловецкого музея-заповедника. Например, известный и уважаемый историк Владимир Булатов в статье для «Поморской энциклопедии» ссылается на документы, полученные нашим клубом «Поиск», и называет их бесценными.

– Главная цель вашего поиска— собрать воспитанников школы на Соловках. Это трудно было сделать?

— Конечно, нам самим это было не по силам. Но как раз приближалось тридцатилетие Школы, и ветеранская организация стала заниматься подготовкой к этой дате. У нас с ними произошло такое встречное движение. Конечно, огромную работу сделал Сергей Сергеевич Шахов – ведь надо было подключить воинскую часть, найти, где разместить гостей и так далее. Когда Сергей Сергеевич появился на Соловках, все в него просто влюбились – столь замечательный это был человек.

– Можно представить, как вы ждали приезда ветеранов…

— Да, мы их очень ждали, а к тому времени мы многое о них узнали. Мы знали, что все они были добровольцами, многие из них бежали на фронт, чаще это были ребята, отцы которых погибли. Были дети, которых отправили в Школу непосредственно с фронта – они приходили на занятия с медалями на груди. В первом наборе надо было разместить около полутора тысяч детей. Они в Савватьево вместе со взрослыми строили жилье. В конце лета и в начале осени 1942 года рыли землянки, но называли их по‑морскому кубриками, в них жили по 60 человек. Землянки были обложены изнутри деревом и обогревались печками. Наверное, они не спасали от сильных морозов, но никто особо не болел, а за здоровьем воспитанников следили – делали прививки, также они пили хвойный настой от цинги. Занятия шли по восемь часов в день, затем самоподготовка, потом писали письма. Писали домой, но также и на фронт отцам. Сергей Сергеевич потом рассказывал, что самое страшное было, когда кто‑то из мальчишек получал похоронку на отца. А такое время от времени случалось.

Мы также знали, какие замечательные командиры были у соловецких юнг. Начальник школы – Николай Юрьевич Авраамов начинал служить в царской армии, он из дворян – очень поддерживал ребят. С января 1943 года его замполитом был назначен Сергей Сергеевич Шахов – уникальный человек. Благодаря таким командирам в школе была создана атмосфера дружбы и взаимовыручки. Не случайно её воспитанники через столько лет так тепло вспоминали эти очень трудные годы.

– Как добирались на Соловки ветераны в августе 1972 года на свой первый исторический слёт?

— По разному – кто‑то своим ходом через Кемь, кто‑то на самолётах, а из Северодвинска вышли военные корабли, на борту которых разместились ветераны. Они прибыли из разных городов всей страны, собралось тогда порядка 140 человек. К сожалению, не было уже в живых Николая Юрьевича Авраамова, но приехала его жена Тамара Николаевна.

– Эмоции, наверное, зашкаливали?

— Они такие красавцы! Все обнимались, кричали: «Это ты?! Это ты?!» Много пели, Борис Штоколов, известный оперный певец, шутил, что никогда не пел в хоре, а здесь он это делал с удовольствием, потом он пел на Секирной горе. Конечно, было построение в Савватьево, перекличка… Многие ребята погибли… Кто‑то из выпускников школы связал свою жизнь с морем, как Вадим Константинович Коробов. Он стал подводником – адмирал, Герой Советского Союза. Кстати, об этой встрече бывший юнга, писатель и режиссер Виталий Григорьевич Гузанов снял очень трогательный фильм, его можно посмотреть в интернете. Именно в нем он говорит, что навсегда для всех его боевых друзей порт приписки – Соловецкие острова, школа юнг ВМФ. На следующий год слёт прошел в Саратове – оттуда был большой набор юнг. Конечно, наш клуб «Поиск» тоже пригласили и очень нас опекали.

– А сам поиск у вас дальше продолжился?

— Ребята очень воодушевились вот таким результатом своей работы. После уроков они сразу шли ко мне в пионервожатскую, чтобы писать письма, я говорила – идите домой, пообедайте. Но они оставались. Для них это было очень важное дело, так же как и для меня. Я потом поступила в пединститут на исторический факультет, чтобы иметь специальное образование. Наш поиск продолжался до 1976 года, потом я уехала в Архангельск. Правда, после Соловков в городской школе работать не смогла, поступила на юридический факультет Ленинградского университета, получила другую профессию, в которой состоялась.

– Вы давно посещали Соловки?

— Прошлой осенью меня пригласили на открытие памятника Соловецким юнгам. Его авторы – художник Сергей Сюхин и Дмитрий Яскорский. Это очень хороший памятник. Мне он очень понравился, я выступала на его открытии.

– На том же митинге прозвучало предложение – Соловецкой средней школе присвоить имя соловецких юнг. Как вы к нему относитесь?

— Это предложение высказал Александр Журавский, советник губернатора по Соловецким островам, его поддержал Евгений Тютюков, глава посёлка. И я очень поддерживаю это предложение! Это будет правильно, справедливо и очень достойно.

– Валентина Николаевна, как вы считаете, сейчас есть место поиску в этой теме или уже так много написано, исследовано, снято фильмов, что белых страниц не осталось? Юнги, к счастью, носят звание ветеранов Великой Отечественной. И к свершению этой справедливости вы и ученики Соловецкой школы имеете непосредственное отношение.

— Для нас этот период жизни был необычно важным. Конечно, с тех пор многое из жизни юнг стало известным. Но поиск нужно продолжать. Сейчас, думаю, сосредоточиться на поиске погибших юнг, многие так и находятся в забытьи…

– Самый известный юнга-герой – Саша Ковалёв…

— Я о нем впервые прочитала в книге его тёти, известной переводчицы Риты Райт-Ковалёвой. О его подвиге сейчас много написано. Этот мальчик своим телом закрыл пробоину в радиаторе, из которого хлестал кипяток вперемешку с машинным маслом и бензином. Ценой своей жизни он спас корабль и экипаж. Его именем названы улицы в нескольких городах, в том числе и на Соловках. Теперь важно вернуть из небытия других погибших героев, которые навсегда остались мальчишками, мужественно и самоотверженно защищая своё Отечество.

Светлана ЛОЙЧЕНКО. Фото автора, Петра Чечеля и из архива Валентины Пителиной

Ветеранов-юнг носили на руках

19 февраля соловецких юнг чествовали в Санкт-Петербурге

В колледже Государственного университета морского и речного флота имени адмирала С. О. Макарова встретились семеро юнг из прошлого века и более двухсот нынешних курсантов, по сути – юнги XXI века.

Девяностолетним соловецким юнгам было бы трудно возлагать цветы к памятнику северным конвоям, который находится непосредственно перед входом в колледж – очень скользко. Поэтому для них постелили ковровую дорожку. А затем каждого из ветеранов, как почётный караул, сопровождали курсанты. На третий этаж, в актовый зал, ветеранов готовы были поднять в буквальном смысле на руках, усадив предварительно на стулья. Это в молодости легко перепрыгивать ступеньки, а когда уже за 90 лет и китель очень тяжёлый из‑за наград…

Капитана первого ранга в отставке Александра Степановича Маслакова девочка-курсантка пригласила на вальс, который звучал в его честь. Павел Иванович Семёнов, самый молодой из соловецких юнг, 1930 года рождения, читал свои стихи, Игорь Александрович Матвеев рассказывал о соловецком братстве «мальчиков с бантиками» и писателе Валентине Пикуле. Мир Назибович Нигматулин, который юнгой ходил в северных конвоях, обычно поёт: «Мы юнги флота! Крепки как бронь. За жизнь народа пойдём в огонь…» И эта простая песня стала уже неформальным гимном юнг-ветеранов. Её любят подпевать и курсанты.

От имени губернатора Архангельской области Игоря Орлова соловецких юнг с Днём защитника Отечества поздравил его советник по Соловецким островам Александр Журавский и пожелал такого же боевого духа, который до сих пор крепок, «как бронь».

Валерия АЛЛОВА

Общество

18 марта

Школь­ни­ков Архан­гель­ской области приг­лаша­ют на все­рос­сийс­кий сель­скохо­зяйс­тве­нный конкурс

16 марта

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 9 по 16 марта

15 марта

Ноч­ной инцидент на Шие­се: есть постра­дав­шие

15 марта

В Архан­гель­ске, Севе­род­винске и Новод­винске появит­ся один мусор­ный поли­гон вмес­то трёх

14 марта

Недос­трои на Доков­ской решили снести

13 марта

В Архан­гель­ске отме­тят пяти­ле­тие вос­со­еди­не­ния Крыма и Севас­топо­ля с Россией

13 марта

Меди­цина с колёс

12 марта

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 марта

12 марта

Заболе­ва­емость грип­пом в Архан­гель­ской области выше эпи­де­ми­чес­кого порога на 37,3 процента

11 марта

За неде­лю с архан­гель­ских улиц вывез­ли 26 тысяч кубо­мет­ров снега

9 марта

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 2 по 9 марта

7 марта

В Архан­гель­ской области стар­ту­ет опе­ра­ция «Трез­вый водитель»

7 марта

8 марта на архан­гель­ском ЖД-вок­зале прой­дёт празд­ни­чный концерт

6 марта

Общест­вен­ное дви­же­ние «Чис­тый Север» зай­мётся экоп­росве­щени­ем северян

6 марта

Совер­шенству нет пре­дела в любом возрасте

Похожие материалы

12 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 марта

6 марта Общество

Совер­шенству нет пре­дела в любом возрасте

6 марта Общество

«У меня оста­лось чувство мно­го­то­чия…»

5 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 6 марта

5 марта Общество

Помор­ские исто­рии: козу­ли, боло­то и комары

4 марта Общество

В Архан­гель­ске откры­лся центр для заня­тий пляж­ными вида­ми спорта

1 марта Общество

На носу хищ­ной птицы

1 марта Общество

Следы оста­ют­ся всегда

27 февраля Общество

Мусор, от кото­рого пах­нет день­гами и политикой

27 февраля Общество

«Даль­ше – толь­ко Белое море и Ледо­витый океан»

26 февраля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 27 февраля

26 февраля Общество

Победи­тели кон­курса «Прав­ды Севе­ра» «Бит­ва за уро­жай» полу­чат две теп­лицы для дачи

22 февраля Общество

Порт при­пис­ки: ост­ров Соло­вец­кий, школа юнг ВМФ