«Ивановна, что хочешь делай!»

7 декабря 2018 9:14 Из газеты Здоровье
Валентина Ивановна Сивякова
Валентина Ивановна Сивякова

Валентина Ивановна Сивякова отработала фельдшером в деревне Морщихинской Каргопольского района сорок три года. А фельдшер в деревне был и акушером, и хирургом, и стоматологом, и психологом – да кем угодно

Поедем, да не доедем

— Училась я в Кинешме, попала под всесоюзный выпуск. Шестьдесят девятый год. Нас ехало в Архангельскую область шесть человек. Трое сюда, в Каргопольский район. Едем-едем по железной дороге, ох... Так долго до Няндомы добирались. А от Няндомы‑то ещё сколько! Приехали, наконец, в Каргополь и трое суток жили в гостинице! А не могли попасть по местам назначения. Поедем, да не доедем, обратно вернёмся. На следующий день снова. Дороги размыты, апрель был.

Ну, добралась всё‑таки. Да так и осталась здесь. До две тысячи четырнадцатого, без выезда. А хорошо было. Совхоз большой работал, и в совхоз приезжали бригады врачей. Потом затишье, и теперь вот снова архангельские врачи стали ездить. Я только за. Пожилой‑то человек не всегда в Каргополь выберется, а здесь если что – проконсультируют, отправят куда надо. А сама пришла побеседовать с коллегами. Думаете, медики не болеют, что ли? К неврологу да к кардиологу записалась.

Ой, подружка, что ты?

Работа раньше, конечно, была не такая – дороги были не такие. Их не было. Больных возили, а до Каргополя семьдесят пять километров – часто на тракторе, когда и на попутных машинах. Я фельдшер. Но в деревне как – хоть фельдшер, хоть акушер, хоть хирург, хоть кто. Никого нет, так за всех работаешь. Зуб заболел, придут – Ивановна, что хочешь делай! И что я хочу? Удаляешь зуб. А рана вдруг – надо зашивать. Хоть обезболивай, хоть нет, а зашивать надо. 

Вот бабушку одну так век не забыть. Я была как раз беременная. А бабушка о порог пала, зашибла себе весь лоб. Пришли ко мне. А света‑то ещё не было! Его давали временами. У бабушки аллергия, надо делать хлористый сначала. Знаете, что такое горячий укол? Вот, а бабушка не знала, кричит: «Ой, подружка, что ты мне делаешь‑то!!!» Но зашила, конечно.

А родов у меня принято двадцать пять. О! Осмотр делать надо, никакого кресла гинекологического в помине нет. Роды принимали на кушеточке. А когда и на дому. Не обязательно на ФАПе, где застанет.

Первые роды бегала вот отсюда – туда, где сельсовет. Телефон‑то был только на почте да в сельсовете. К роженице сбегаешь, да к телефону сбегаешь – в больницу ж надо сообщить. Прибежишь, а председатель сельсовета:

– Ты чего сегодня бегаешь-то?
– Да у меня Люда рожает.
– О, я думал, ты рожаешь.
– Ну я бы рожала, так не бегала.

На турнецах

А возили однажды роженицу. Отсюда на лодке до Орлова, нам сказали, что там машина свободная есть. Приехали в Орлово, а машина в другой деревеньке. Стоит трактор, только что с Печниково с турнецами, это турнепс у нас так называется, приехал. Ну я вместе с беременной женщиной – на турнецы и в деревню. Там говорят – машина Рыбнадзора есть, но в другой деревне. Мы опять на трактор и – в другую. Приехали, наконец, а нам говорят: «Подождите, девушки, мы ещё ухи не поели». Я как закричу: «Да вы что, не знаете, что ли, что рожать нельзя подождать?!!» Сразу всё кинули и поехали в Каргополь. А со скорой звонят, говорят: «Мы только до половины пути вам навстречу доедем». Я говорю: «Да хоть докуда уже!» И все эти годы так.

Это сейчас, слава Богу, сел, и через час в городе. Тряховитая, конечно, дорога, но она есть. А раньше‑то едешь-едешь, да сядешь с машиной в луже, выйдешь и пешком идёшь. Раз женщина зарожала в компостной яме у дома. Мы с ней собрались в Каргополь. А водитель говорит: «Довезу только до ручья, дальше не проехать». Доехал до ручья. А скорую‑то я вызвала, вот мы и идём с ней навстречу скорой. Она говорит: «Валя, сейчас вот под той осинкой будешь у меня роды принимать». А я ей отвечаю: «Роды‑то принимать, ладно, приму, не первые, но нас с тобой овода сожрут!» А на ту пору идёт бензовоз и везёт двух девушек купаться. Остановили. «Вези», – говорю. Девушки спрашивают: «А мы‑то куда?» «А вы нас здесь подождите. А ты, водитель, если не можешь развернуться, задом сдавай, сажай нас и вези навстречу скорой». Повёз. А куда денешься?

В этом деле всегда так было. Придёшь в совхоз, механику скажешь – нужна машина того‑то туда‑то везти. Сразу машину давали, без разговоров. А уж потом путевочки оформляешь да договоры.

Кто что принёс, в то и заворачивали

А ещё до Каргополя можно было самолётом добраться. И до Петрозаводска, кстати, в деревне нашей аэродром был. И однажды собралась я в Каргополь. Уже и в самолёт пора садиться, а мне говорят – задержитесь, роженицу привезли. Мы с этой роженицей с аэродрома – обратно на медпункт в Орлово. Пока ехали, она у меня в лодочке родила. Помню, говорит: «Чего это я парня родила? Надо было девочку!» Приехали, а у ней плацента никак не отходит. Побежала звонить доктору, мобильных‑то телефонов тогда не было. Доктор мне строго: «Мажьте руки, обезболивайте чем есть и отделяйте плаценту!» Пришлось делать.

А потом по телефону мне сообщают – рейс из Петрозаводска сейчас полетит обратно, и вы на этом самолёте роженицу в Каргополь привезете. Едем, а муж говорит: «И чего поехали в Каргополь? Давай лучше в Лёкшмозеро!» Я говорю: «С ума сошёл? Вручную плаценту отделяли, теперь надо противовоспалительную терапию проводить».

Ну, слава Богу, прилетели в Каргополь, а там такой ливень, такая гроза! А ребёночка заворачивали – кто что принёс, в то и заворачивали, как сейчас помню – в красивую чёрную шаль с кистями. Заходим в зал ожидания в аэропорту, я к кассиру – телефон‑то только у неё, она говорит: «Скорая должна подойти, подождите». Ждём. Лётчики все сидят после смены в рядочек. Говорят: «Так вы пройдите, сядьте». «Да ничего,– отвечаю, – я постою». «Да как постоите, с ребёнком‑то, когда он родился?» «Сегодня». Глаза, смотрю, округлились у всех! «Так ведь не я рожала‑то», – говорю. Они как все засмеются! «А мы‑то думаем, надо же, только родила и садиться отказывается». Ну а тут как раз скорая подошла, и увезли в родилку женщину.

Целая жизнь

Муж мне всё говорил: «Иди давай на пенсию, вместе будем в лес ходить или на рыбалку, или ещё куда, посмотри – все парами, а тебя в лес не вытащишь, ты – всё в деревню». Вышла на пенсию, сначала скучала, теперь уж привыкла. А сейчас вот Юля, фельдшер наша, уйдёт в декрет, и мне грозят – если что, к тебе придём, Ивановна. Не дай Бог, конечно, да и сертификаты теперь на всё нужны, но в деревне куда деваться?

Сейчас новый ФАП построили, а здание старого я хотела купить. Дом действительно старый – с тысяча девятисотого года. Но столько лет в нём отработала – целая жизнь. Только уж очень дорого его оценили, в сто тысяч, так и стоит пять лет, рушится потихоньку.

Три дочери у меня, четверо внуков да один правнук. Две дочки здесь живут, в парке работают, третья – в Мирном. Дети не пошли в медицину, зато вот внучка тоже фельдшер.

Записала Ирина ЖУРАВЛЁВА. Фото автора

Общество

23 февраля

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 16 по 23 февраля

22 февраля

Моск­ви­чи подари­ли подопеч­ным фонда «Ста­рость в радость» экску­рсию по Архан­гель­ску

22 февраля

Порт при­пис­ки: ост­ров Соло­вец­кий, школа юнг ВМФ

21 февраля

Про­вока­ция скандала

21 февраля

Дви­же­ние на пере­праве Бре­вен­ник – Хабар­ка вре­мен­но приос­тан­ов­лено

21 февраля

Мусор­ный поли­гон в Рика­сихе исклю­чён из тер­рито­риаль­ной схемы обраще­ния с отходами

21 февраля

От «Вос­хода» – до полноц­ен­ного музея лыж

20 февраля

В Архан­гель­ске прой­дет ито­го­вое сове­ща­ние комис­сии по эко­ло­ги­чес­ким пра­вам Сове­та при пре­зи­ден­те

19 февраля

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 20 февраля

19 февраля

В Архан­гель­ске на каран­тин закрыва­ют­ся школы и груп­пы в дет­ских садах

19 февраля

Режим ЧС на Новой Земле снят

19 февраля

Объяв­лена регист­ра­ция на эко­ло­ги­чес­кий форум Архан­гель­ской области

18 февраля

Началь­ник служ­бы раз­ви­тия Кено­зерс­ко­го наци­ональ­ного пар­ка: «Мы нахо­дим­ся на пере­лом­ном моменте»

18 февраля

Снег в Архан­гель­ске уби­ра­ют 27 еди­ниц тех­ники и шесть дорож­ных рабочих

18 февраля

В Архан­гель­ске про­шел яркий эко­ло­ги­чес­кий праз­дник – День север­ного оленя

Похожие материалы

22 февраля Общество

Порт при­пис­ки: ост­ров Соло­вец­кий, школа юнг ВМФ

21 февраля Общество

Про­вока­ция скандала

21 февраля Общество

Мусор­ный поли­гон в Рика­сихе исклю­чён из тер­рито­риаль­ной схемы обраще­ния с отходами

21 февраля Общество

От «Вос­хода» – до полноц­ен­ного музея лыж

19 февраля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 20 февраля

15 февраля Общество

«Это визуаль­ный тер­роризм»

15 февраля Общество

«С лест­ни­цы упа­ла? Так и запишем…»

13 февраля Общество

Юным музы­кан­там, худож­ни­кам и луч­шим педа­го­гам Архан­гель­ской области вру­чили губер­нат­ор­ские премии

13 февраля Общество

«Рыб­ный про­мы­сел в Белом море, можно ска­зать, рухнул»

12 февраля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 февраля

11 февраля Общество

Неку­да бежать

8 февраля Общество

Лицом к будущему

8 февраля Общество

Здесь каж­дый смо­жет почувство­вать себя мастером