«Работа такая – ходить в разведку»

21 декабря 2018 15:41 Из жизни Политика Из газеты Праздники
22 декабря Виталий Фортыгин отмечает 75-летие
22 декабря Виталий Фортыгин отмечает 75-летие

Виталий Фортыгин – политик, весьма известный, опытный и уважаемый. И, возможно, уже не все знают, что он по профессии геолог. Об этом у нас с ним сегодняшний разговор

– Виталий Сергеевич, недавно в интервью нашей газете мы с вами говорили о политике. А сегодня хотелось бы порассуждать о вашей основной профессии. Кстати, вы её и сейчас таковой считаете?

— Да, конечно, и я очень благодарен всем, кто меня подвигнул выбрать именно её.

– У вас были какие‑то примеры для подражания?

— Я вырос в заводской среде, в небольшом горном посёлке Динамо, вблизи города Миасса. В роду геологов никогда не было. Родители хотели, чтобы я окончил школу и поступил в вуз. А друзья пошли в Миасский геологоразведочный техникум. И мне показалось тогда это интересным и привлекательным. Я с уважением относился к людям, которые работают на заводе, но с детства ощущал, что это не моё. Как‑то себе сказал, что я за забором работать не буду. А учась в техникуме, убедился, что попал в «десятку». Тогда я ещё не знал, что эта профессия мне не совсем подходит из‑за того, что у меня пониженное цветоощущение, то есть дальтонизм. В техникуме никаких справок тогда не спрашивали, хотя уже тогда понимал, что не всё вижу на геологических картах.

– Поменять профессию из‑за таких сложностей не думали?

— Другого выбора у меня не было. К тому же недостаток по зрению по моей специальности, а это гидрогеология, не особенно мешал. Она ближе к математике. Потом отслужил три года в армии и поступил в Свердловский горный институт на геологический факультет – к сожалению, там не было факультета гидрогеологии. Но затем сам понял, что учиться мне на этом факультете сложно, принял решение перейти в Ленинградский горный институт, где была специальность «Гидрогеология». Здесь уже требовалась медицинская справка и пришлось покрутиться. Но поскольку у меня за плечами был техникум, документы у меня приняли.

– А как же выходили из ситуации, когда обязательно надо было видеть цвет?

— Когда начал учиться, были проблемы на петрографии и минералогии. Но обычно какой‑то недостаток обязательно компенсируется чем‑то другим, памятью, например. Кроме цвета, у минералов есть другие свойства. У меня по ним были глубокие знания. Я успешно окончил институт.

– Вас вроде ничего не связывало с Архангельском, как вы сюда попали?

— Из Архангельска к нам на распределение приехали Владимир Никанович Одоев, начальник гидрогеологической партии, и Виктор Александрович Котельников, начальник геологического отдела экспедиции. Видимо, им кто‑то посоветовал, и они переговорили со мной и моей женой. Меня полностью устроило то, что я буду заниматься разведкой и поиском подземных вод. Там цвет не нужен. Мы приехали в Архангельск, я начал работать в гидрогеологической партии, где как раз руководителем был Владимир Никанович Одоев – профессионал, открытый в общении, и нам, молодым, очень повезло с руководителем. Тогда в Архангельск приехало много молодых геологов со всего Союза – из Перми, из Днепропетровска, из Ленинграда… Здесь в начале семидесятых разворачивалась мощная геологическая работа.

– Тогда и вправду ехали за туманом и за запахом тайги, как пелось в бардовских песнях?

— Да, это было время Визбора, Высоцкого, Кукина. Такой очень романтичный период. Мы все были молодые, нам надо было учиться, получать опыт. А в Архангельске была очень хорошая геологическая школа…

– А вы какими поисками занимались тогда?

— Работы было много. Как раз шли поиски подземных вод для Архангельска. Я попал на эти работы. Начались большие работы в тундре на нефть и газ, нужно было проводить инженерные изыскания. Моя жена занималась этими работами и участвовала в поисках подземных вод на Пермиловском месторождении. А потом меня назначили начальником гидрогеологической партии, а здесь уже пришлось работать с людьми. Я благодарен Анатолию Ивановичу Пиньженину, который был главным инженером центральной экспедиции, где мы работали, а потом стал главным инженером Архангельского треста. Он учил безопасным условиям работы, был требователен. Это был очень хороший опыт. Мы работали по всей Архангельской области, искали пресные воды для водоснабжения городов и посёлков, занимались поиском минеральных вод для санаториев и профилакториев предприятий. Особой работой было изучение природы куртяевской воды. Оказалось, что она связана с куртяевской трубкой взрыва, к сожалению, не алмазоносной.

В это время планировалось строительство города Североссийска в районе бокситовых месторождений под Плесецком. И там предполагали строить большой глинозёмный завод. Для снабжения этого города необходимо было разведать месторождение подземных вод. Мы эту работу выполнили в сроки, защитили запасы по этому месторождению, но город пока не построили. Благодаря этой большой серьёзной работе мы приобрели опыт защиты запасов подземных вод на государственном уровне.

– Знаю, что вы принимали непосредственное участие в открытии алмазного месторождения. Как так получилось – ведь это не ваша специальность?

— Скорее, в поисково-разведочных работах. В1979 году мне предложили стать главным инженерном Юрасской экспедиции. Это был неожиданный поворот, потому что я чистый гидрогеолог, а не буровик. Я сомневался, но потом дал согласие, в данном случае не так были важны специальные знания – ими обладали специалисты, а мне предстояло организовать техническую работу экспедиции. К тому же её начальником уже работал Иван Павлович Добейко, мой друг, с которым мы шли рядом по жизни. В феврале 1980 года была открыта первая трубка «Поморская», затем последовательно ещё пять алмазоносных трубок. Теперь это Ломоносовское месторождение.

– Виталий Сергеевич, вы как‑то буднично рассказываете об этом событии. Известно, что в него не верили, а тут случилось такое историческое открытие!

— Действительно, скепсис был большой по этому поводу, в том числе и среди серьёзных учёных. И мы долго шли к этому открытию. Минералы-спутники алмазных месторождений, а это пиропы, находили и раньше. Но чтобы начать разведочные работы, нужны были серьёзные аргументы. В середине семидесятых годов отряд геолога Елисея Веричева нашёл в реке коренной выход пород, которых здесь никогда не встречали. Когда взяли пробу, провели анализ, сразу нашли кристаллики алмазов. Это позволило предположить, что мы имеем дело с кимберлитовым составом, и здесь, возможно, есть месторождение алмазов. Это был серьёзный аргумент, который позволил руководству объединения – Владимиру Павловичу Грибу и Михаилу Владимировичу Толкачеву – написать записку в областной комитет партии на имя первого секретаря Бориса Вениаминовича Попова. Другая записка была написана на имя министра геологии России Льва Ивановича Ровнина. Общими усилиями через ЦК партии и через министерство геологии нам были выделены необходимые финансовые ресурсы на аэрогеофизические работы. А они ведь весьма дорогостоящие. Впоследствии мы выяснили: наши месторождения находятся под 20–60 метрами глины и песков. Обнаружить их было возможно только с помощью специальных геофизических методов.

 То есть вы практически знали, что алмазы там найдёте?

— Что такое слово «поиск»? Можно найти, а можно и не найти. Конечно, мы очень верили, что там алмазы есть. Особенно верил Анатолий Фёдорович Станковский, который был основным двигателем их поиска. Очень верил Владимир Павлович Гриб и все наши геологи-поисковики, которые были заряжены на эту работу. Каждый в этом поиске делал свою работу. Юрий Константинов как геофизик сделал много важных прогнозов. Валерий Соболев занимался аналитикой, по крупицам изучая минералы. И он доказал, что эта порода относится к кимберлитовому ряду. Именно работа Соболева позволила Грибу и Толкачеву убедительно доказывать, что сюда необходимо вкладывать большие деньги, что здесь есть кимберлитовые трубки.

 То есть это место древнего вулкана?

— Что такое трубка? Это вулкан. Триста миллионов лет назад здесь полыхало.

По результатам аэрогеофизических работ были выявлены кольцевые аномалии. Затем наземными геофизическими работами уточняли наличие аномалий. Но только бурением можно точно установить природу той или иной аномалии. Мы бурили скважины на сотнях аномалий, а алмазоносных трубок нашли всего шесть. В то время использовали лёгкую технику, её по всей территории Архангельской области можно было перебрасывать вертолётом. Одну из буровых установок мы поставили на аномалии «Тучкино», и первой же скважиной вскрыли трубку – ту самую, которую назвали «Поморская». И она дала первые 39 кристаллов алмазов. Их нашли в институте минеральных ресурсов в Симферополе, куда породу отправили на обогащение – у нас ведь не было своей обогатительной фабрики. Иван Павлович Добейко договаривался об этом на своих личных контактах, много сил приложил, летал туда.

– Понятно, что к этому открытию шли долго, чтобы оно состоялось, приложили усилия многие специалисты. И всё же оно случилось, когда вы непосредственно там работали. Нефтяники в таких случаях, как мы видим по кадрам хроники, обмазываются нефтью. Вы как праздновали это открытие – алмазами же не посыпали себя?

— Конечно, алмазами не посыпались, но радость была. На всём Европейском континенте это первая такая находка. Прогнозирование было весьма условное. Есть вулканизм – первая эйфория. Геологи знают, где что искать. В Якутии шли по пиропам, по этим индикаторам находили алмазы. А у нас пришлось применять более сложные методы. Неудивительно, что было много сомнений. А поиск – всегда риск, можно найти, а можно и не найти.

– Пожалуй, профессия геолога – единственная профессия, которая полностью построена на поиске и риске. Многолетний труд может завершиться или радостью открытия, или горечью разочарования. К этому можно привыкнуть, приспособиться?

— Конечно, бывают не только открытия. На территории нашей области много проявлений разных полезных ископаемых – золота, марганца, никеля. Кстати, много мы работали на поисках никеля, но, к сожалению, месторождение пока не нашли. А его серьёзные проявления есть. Значит, это открытие сделают следующие поколения. Приходят новые методики, появляется современная аппаратура, новые подходы в разведке. У геологов много перспектив. Геология наука вечная. Недаром говорят, что две специальности – горный инженер и путейский инженер – заложили экономическое развитие в мире. Наша профессия бесконечно интересная – ты не знаешь, что завтра увидишь, каждый раз всё новое и уникальное. А неудачи тоже надо уметь принимать. Это часть профессии.

– Как такая профессия, с постоянным поиском и риском, сказалась на вашем характере и на отношении к жизни?

— Она приучила быть внимательным к мелочам. Она воспитывает терпимость, увлечённость, умение не торопиться в оценке, а подумать и посмотреть. А ещё приходит понимание, что природа, как и каждый человек, уникальна. Очень важно эту уникальность увидеть в природе. А человеку важно свою уникальность в себе разглядеть. Место поиску в жизни есть всегда и везде.

Светлана ЛОЙЧЕНКО Фото Алексея Сухановского, журнал «Поморская столица»

Генеральный директор ПАО «Севералмаз» А. В. Письменный

Поздравляем! Уважаемый Виталий Сергеевич!

Примите от всего большого коллектива ПАО «Севералмаз» самые искренние поздравления с юбилеем!

Нет нужды перечислять Ваши многочисленные заслуги. Вы достойный обладатель всех их. Мы знаем Вас как грамотного, квалифицированного специалиста, высоко ценим Ваш вклад в работу ПАО «Севералмаз».

Своими деловыми качествами, глубокими знаниями, внимательным отношением к людям Вы завоевали заслуженный авторитет и уважение.

В этот праздничный день от всей души желаем Вам крепкого здоровья, счастья и благополучия!

Пусть Вас никогда не покидают бодрость духа и оптимизм.

Пусть Ваша жизнь всегда будет наполнена энергией, оптимизмом и яркими красками!

Генеральный директор А. В. Письменный

Уважаемый Виталий Сергеевич! Геологи ПАО «Севералмаз» от всей души поздравляют Вас с 75‑летием!

Пройдя путь от рядового гидрогеолога, начальника Сосновской геолого-гидрогеологической партии, главного гидрогеолога Юрасской экспедиции, начальника Беломорской геологоразведочной экспедиции ГП «Архангельскгеология» до генерального директора ОАО «Севералмаз», Вы были у истоков открытия, разведки и разработки первого месторождения алмазов в Европейской части России –месторождения им. М. В. Ломоносова.

Все эти достижения были бы невозможны без Вашего самоотверженного и героического труда на благо нашей Родины, без Ваших знаний, опыта.

Алмаз – Ваш камень путеводный,

С семидесятых по сей день

Наперекор любым невзгодам

Вас делал крепче и сильней!

Примите наше восхищенье:

Геолог – он всегда в строю!

Открытию месторождений

Вы посвятили жизнь свою.

Желаем Вам крепкого здоровья и долгих лет активной творческой жизни! Пусть судьба будет благосклонна к Вам и Вашим родственникам!

Екатерина Прокопьева, председатель Архангельского областного Собрания депутатов, «Пример того, как надо служить Архангельской области»

– Для меня Виталий Сергеевич является примером настоящего политика. В его работе всегда преобладают интересы жителей Архангельской области. Виталий Сергеевич не боится принимать на себя ответственность за всё, что происходит в нашем регионе. Он лидер, и не только на политическом небосклоне, но и на производстве, в семье.

Кроме того, Виталий Сергеевич никогда не даёт волю своим чувствам и эмоциям. При любых условиях он остаётся предельно корректным и сдержанным. Его уважают жители в разных городах и населённых пунктах Архангельской области, и в этом я постоянно лично убеждаюсь. В нём ценят отзывчивого и порядочного человека, готового прийти на помощь.

Уважаемый Виталий Серге­евич! Мы все гордимся Вами и учимся у Вас. Желаем дальнейшего трудового оптимизма, успехов в работе, счастья, здоровья и благополучия!

Юрий Сердюк, председатель Общественной палаты (в прошлом глава Приморского района)

– В 2000 году я стал главой Приморского района, а Виталий Сергеевич – депутатом областного Собрания от нашего района. Так мы с ним и работали до 2013 года. И это было очень важное сотрудничество. Виталий Сергеевич для развития района привлекал и средства областного бюджета, и, что очень важно, компании «Север­алмаз». С этой компанией у нас подписан договор, где всё понятно, всё прозрачно. И он действует уже 18 лет, а составляли мы его вместе с Виталием Сергеевичем. Он сам много ездил по деревням и посёлкам, общался с людьми, чтобы понимать их нужды.

У нас была футбольная команда администрации Приморского района, мы участвовали в районном футбольном турнире. Виталий Сергеевич, узнав об этом, спросил: «А меня почему не включили?» Потом ездил с нами, играл с удовольствием. Бывало, что мы и проигрывали. Но не огорчались, мы ведь ездили не за кубками и победами, а в поисках взаимопонимания с людьми.

Виталий Сергеевич не будет обещать того, что не сможет сделать, а если пообещал, то непременно сделает. Я очень рад, что у меня была возможность сотрудничать с ним, хочу пожелать ему здоровья и удачи!

Александр Поликарпов, заместитель председателя областного Собрания двух созывов

– Когда Виталий Сергеевич предложил мне стать его заместителем, поначалу я сомневался. Но он пообещал, что работы будет много и что она будет интересная. Так и получилось. Особенно интересно было работать, начиная с 2004‑го года. Тогда стал серьёзно наполняться областной бюджет, появились серьёзные инвестпроекты.

На это же время пришлась и реформа местного самоуправления. Она прошла столь спокойно и гладко, что особо её и не заметили. А ведь пришлось делить полномочия, имущество, уточнять и менять границы поселений. Это была очень трудная и хлопотная работа. Но Виталий Сергеевич сумел организовать процесс так, что всё обошлось без конфликтов. Споры были – он всех выслушивал, где надо убеждал, но всегда считался с другим мнением. Люди видели, что к ним относятся с доверием и уважением. И отвечали тем же.

Вообще, это его отличительная черта – выслушать всех, посоветоваться. Он, бывало, мне звонил и говорил: «Зайди, чайку попьём». Сидели, пили чай, разговаривали. Незаметно решали вопросы. Он часто давал мне сложные поручения – на то я и заместитель, но всегда советовал и помогал. И я тоже чувствовал доверительное отношение к себе.

Что я хочу ему пожелать? Так держать! Он пример того, как надо служить Архангельской области.

Станислав Вторый, советник председателя областного Собрания депутатов

– Вряд ли найдётся на огромной территории нашей области населённый пункт, где бы не слышали фамилию Фортыгина. До начала 2000‑х годов он известный геолог, а это сопровождается поездками в самые отдалённые поселения, знакомством с людьми.

С начала 2000‑х и по сегодняшний день он политик, региональный депутат. И тоже – поездки, встречи. Виталий Сергеевич – государственник, масштабная личность. Дай Бог, чтобы таких людей было больше. Более 15 лет я рядом с ним. Считаю себя его единомышленником. Не перестаю удивляться, как хватает его на всё и вся. У него добрая душа. Он, несмотря ни на что, может бороться за людей, попадающих в трудную жизненную ситуацию. Это не каждому дано.

Дорогой Виталий Сергеевич! С юбилеем тебя. Мы тебя уважаем, любим.

Общество

17 июля

Жите­лей округа Май­ская горка приг­лаша­ют на субботник

17 июля

«Важ­но, что ты хочешь работать»

17 июля

Между Архан­гель­ском и Севе­род­винс­ком будет ходить рельсо­вый автобус

17 июля

Опуб­лико­вана про­грамма празд­но­ва­ния Дня ВМФ в Архан­гель­ской области

16 июля

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 17 июля

16 июля

В День физ­куль­тур­ника на Кегост­ро­ве прой­дут сорев­нова­ния косцов

15 июля

На про­спекте Ломо­носо­ва в Архан­гель­ске ограни­чили движение

13 июля

Рыба нашей меч­ты. Архан­гельск отме­тил День рыбака

13 июля

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 6 по 13 июля

12 июля

«Самые тяж­кие прес­тупле­ния совер­ша­ют пси­хич­ес­ки здоровые»

11 июля

Объяв­лен кон­курс на учас­тие в экспе­ди­ции на Землю Фран­ца-Иоси­фа

11 июля

Мар­си­ан­ские кролики

10 июля

Теле­ка­нал «Регион 29» нач­нет циф­ро­вое веща­ние в феде­раль­ном эфире

10 июля

Сна­чала квар­тиру постройте…

10 июля

«А горы – почти как у нас в Швей­ца­рии»

Похожие материалы