Оно стреляет!

16 ноября 2018 9:02 Из газеты
Татьяна Москвина. Фото Артёма Келарева
Татьяна Москвина. Фото Артёма Келарева

Зачем люди приобретают оружие, где и когда его можно применить в нашей обыденной жизни

Об этом наш разговор с Татьяной Москвиной, заместителем начальника территориального управления Росгвардии – начальником Центра лицензионно-разрешительной работы, полковником полиции.

– Татьяна Евгеньевна, вы занимаете, казалось бы, такую мужскую должность. Как получилось, что вы возглавили Центр?

— В эту службу я попала в 2001 году, сначала на должность инспектора. А у нас, в Архангельской области, специфика такая, что в этой службе работает половина женщин.

– С чем это связано?

— Дело в том, что работа эта требует внимательности и усидчивости. Разрешение должно быть оформлено без ошибок. Также профессия требует педантичности и скрупулёзности – приходится проверять и сопоставлять различные документы. Женщины более склонны к такой работе.

– Говорят, что для мужчин оружие имеет некое сакральное значение – усиливает их значимость, поднимает самооценку. А как вы его воспринимаете?

— При осмотре оружия ничего особенного не ощущаю.

– По долгу службы вы должны уметь стрелять?

— Как минимум два раза в месяц у нас проходят учебные стрельбы. В тире и на полигонах. Мы – женщины в погонах, и у нас нет страха перед оружием.

– Вы имеете дело с мужчинами, которые владеют или хотят владеть оружием. Вам сложно с ними общаться?

— Нет, не сложно. Более того, они нас слушают лучше, чем мужчин. Даже при составлении протокола, как ни парадоксально, уходя, говорят «спасибо».

– Во многих ли регионах страны женщины возглавляют такие же службы?

— На данный момент нас всего две женщины на всю Россию.

– И всё же в детстве вы вряд ли мечтали иметь дело с оружием…

— Нет, конечно. По первому образованию я педагог. Эта профессия мне сейчас очень помогает, особенно в общении.

– Как вы относитесь к тому, что детей в школьном возрасте учат стрелять, более того, с этим умением ассоциируют чувство патриотизма…

— Ничего плохого я здесь не вижу, если, конечно, всё происходит под руководством опытных наставников. У нас, к примеру, есть известный спортивный клуб «Поморье», который готовит олимпийцев. Там дисциплина, там не только учат стрелять, но и правильному отношению к оружию. Все, кто там занимаются, прекрасно знают, что это предмет повышенной опасности. И эта ответственность остаётся на всю жизнь. К спортсменам у нас вопросов нет. Другое дело, когда подросток научился обращаться с оружием, но не понимает последствий его применения. Это, конечно, опасно.

– Приобрести оружие в нашей стране может человек, достигший восемнадцатилетнего возраста. После последних страшных событий всё чаще слышатся предложения увеличить этот возраст. Вы как к этому относитесь?

— Я не готова сейчас комментировать такие предложения. Но, если анализировать нарушения, они есть и у двадцатилетних, и у тех, кому за шестьдесят. Честно говоря, возраст – не показатель серьёзного отношения к оружию. Наиболее зрелые – это настоящие охотники, где ответственность передаётся из поколения в поколение. А просто любители охоты немало бед творят в лесу. Чаще всего причина – спиртные напитки. Это, конечно, категорически запрещено, но лесничего за каждым таким охотником не поставишь. Каждое открытие охоты происходят такие случаи – то ногу прострелят, то ещё что‑то… Но ни одного восемнадцатилетнего среди них я не встречала.

– Татьяна Евгеньевна, а что делать, если случайно нашёл оружие? Его лучше взять и сдать или просто сообщить, что вон оно там, лежит в лесу…

— Лучше, конечно, его взять и отнести в ближайшее отделение полиции. Допустим, вы его оставили и сообщили в органы, но пока за ним ехали, вдруг кто‑то нашёл и не сдал. Или оно попало в руки ребёнку.

– А нет опасности, что могут обвинить – несёшь оружие, где взял?

— Оружие запрещено хранить, а если несёшь найденное, чтобы его сдать, никаких неприятных последствий не будет. С 2000 года у нас действует добровольная сдача незаконно хранящегося оружия.

– А где его берут, если оно незаконно хранящееся?

— Например, покупают дом, начинают делать ремонт, находят оружие. Бывает, что находят его в лесу. Оружие, которое зарегистрировано, мы контролируем. Даже если оно утрачено, оно всё равно находится в базе. А оружие, которое не стояло на учёте, это незаконное оружие. Мы совместно с органами внутренних дел, проверяем, не находится ли оно в качестве похищенного или утраченного, не фигурирует ли в уголовных делах. Как‑то принесли оружие, которое считалось утраченным при охоте. Его владелец был уже привлечён к ответственности. Но, тем не менее, мы это оружие ему вернули. Это же его собственность. Но ему пришлось заново получать лицензию, чтобы своим имуществом он мог владеть на законных основаниях.

– А нашедшему выплачивается вознаграждение ведь?

— Если это было оружие законное, то премия не полагается. Вознаграждение даётся только за незаконное.

– Много ли оружия сейчас сдаётся?

— Если посмотреть динамику, то раньше гораздо больше сдавали незаконного оружия. В этом году сдали 15 единиц, а бывало, и по сорок приносили. Сейчас больше стали находить оружие времён Гражданской войны потому, что появились специальные приспособления для этого.

– Можно себе оставить такое историческое оружие, если оно заржавело и не стреляет?

— Если оно изначально признано оружием, оно не может стать игрушкой. Для этого надо внести изменения в его техническую характеристику. Это может сделать только завод, что очень хлопотно и накладно.

– А если оно имеет историческую ценность?

— В законе чётко оговаривается, с какого года оружие может считаться антиквариатом. Но в конечном итоге, это определяют эксперты министерства культуры, если признают его таковым, решается вопрос о его передаче в музей.

– В Керчи восемнадцатилетнему владельцу оружия продали 150 патронов, и никого это не насторожило. Сколько один человек имеет право купить боеприпасов? Есть ли здесь нормы?

— В покупке патронов ограничений нет, но есть ограничения в транспортировке и оружия, и патронов. При себе можно иметь не более пяти единиц оружия и не более тысячи штук патронов, поэтому, наверное, покупка 150 штук патронов не бросилась в глаза.

– А вы поддерживаете связь с продавцами оружейных магазинов?

— Со всеми директорами магазинов у нас «прямая линия». Они обращаются к нам, если у них возникают какие‑то сомнения. Если, к примеру, смущает лицензия, особенно если она не наша – обязательно позвонят. Магазины сами заинтересованы поддерживать с нами контакт, ведь раз в полгода мы их проверяем, это в рамках закона. А санкции за нарушение правил продажи оружия к юридическим лицам очень большие.

– Оружие покупать стали больше или меньше?

— У нас на 12 процентов снизились продажи газового оружия. Думаю, что газовое оружие со временем сойдёт на «нет». На остальное оружие в Архангельской области я динамики не заметила. Всего сейчас зарегистрировано более 43 тысяч владельцев гражданского оружия, в распоряжении которых находится более 70 тысяч единиц оружия.

– Татьяна Евгеньевна, если к вам обратится за советом человек сомневающийся – приобретать ему оружие или нет, – что вы скажете?

— У меня в семье тоже есть мужчины, они периодически задают мне такие же вопросы. Я говорю: «А зачем?» Оружие – это не только ваше право, потом оно станет вашей обязанностью. Если нет чёткой мотивации, надо хорошо подумать. Ведь придётся обеспечить его сохранность – это очень ответственно. Если оружие для самообороны – там много ограничений, где с ним можно появляться, и очень сложно доказать, что применение было обосновано. Надо вовремя пройти медкомиссию, продлить лицензию. К тому же раз в год будут проверять вашу квартиру. А просто так, для развлечения, пострелять своим оружием вы не имеете права нигде! Для этого есть тир. Кроме того, оружие – это дорогое удовольствие. Бывает, что его зарегистрируют, а через пару лет сдают. Поэтому мои родственники оружия не имеют.

– А если говорить о нарушениях, где фигурирует оружие, их динамика как‑то меняется?

— Если взять статистику, в Архангельской области таких нарушителей стало меньше. Мы проводим разъяснительную работу, у нас совершенствуется база, мы в режиме «онлайн» можем отследить необходимую информацию о владельце оружия. Сейчас за нарушение сроков перерегистрации разрешения грозит конфискация оружия. Ужесточились штрафы. Владельцы стали более по‑хозяйски относиться к своему оружию. Нарушать стало невыгодно. А вообще, всё оружие должно быть на учёте. Мы к этому стремимся. Ведь надо помнить, что оно изобретено для поражения цели. И оно стреляет…

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Общество

15 февраля

В Архан­гель­ске отме­тят День дико­го север­ного оленя

15 февраля

В Архан­гель­ске почтили память не вер­нув­ших­ся с афганс­кой войны

15 февраля

«Это визуаль­ный тер­роризм»

15 февраля

«С лест­ни­цы упа­ла? Так и запишем…»

14 февраля

В Архан­гель­ской области ожи­да­ет­ся похоло­да­ние

13 февраля

Пере­движ­ной мам­могр­аф отпра­вит­ся по райо­нам Архан­гель­ской области

13 февраля

Юным музы­кан­там, худож­ни­кам и луч­шим педа­го­гам Архан­гель­ской области вру­чили губер­нат­ор­ские премии

13 февраля

В Вель­ске откры­ва­ет­ся «Нес­кучный музей»

13 февраля

«Рыб­ный про­мы­сел в Белом море, можно ска­зать, рухнул»

12 февраля

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 февраля

12 февраля

С нача­ла года в Архан­гель­ске сне­сено четыр­надцать неза­кон­ных билбордов

12 февраля

Испыта­ния пас­саж­ир­ских аэро­ло­док «Север» про­шли в Архан­гель­ске

11 февраля

У «Мами­ной прис­тани» появи­лось пиа­нино и пер­вые жильцы

11 февраля

Севе­род­винцы при­няли учас­тие в акции по раз­дель­ному сбору мусора

11 февраля

Неку­да бежать

Похожие материалы

15 февраля Общество

«Это визуаль­ный тер­роризм»

15 февраля Общество

«С лест­ни­цы упа­ла? Так и запишем…»

13 февраля Общество

Юным музы­кан­там, худож­ни­кам и луч­шим педа­го­гам Архан­гель­ской области вру­чили губер­нат­ор­ские премии

13 февраля Общество

«Рыб­ный про­мы­сел в Белом море, можно ска­зать, рухнул»

12 февраля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 13 февраля

11 февраля Общество

Неку­да бежать