Санавиация Севера: спасти жизнь, несмотря на болтанку

9 марта 2018 10:11 Из газеты
Врач-анестезиолог Евгений Малышкин вылетает в Котлас. Фото Артёма Келарева.
Врач-анестезиолог Евгений Малышкин вылетает в Котлас. Фото Артёма Келарева.

Службе санитарной авиации Архангельской области в этом году исполнилось 80 лет, и даже в самые тяжкие времена она не прекращала свою работу. 

Сегодня собственной санавиацией могут похвастаться лишь 34 региона России, и Поморье – в их числе. С нашими расстояниями и медвежьими уголками, до которых только на крыльях можно долететь, без этой небесной скорой помощи просто не обойтись.

А начиналось всё в тридцатые с четырёх санитарных самолётов на Кегострове. В 1955‑м служба санавиации вошла в состав Архангельской областной клинической больницы. Официально это отделение экстренной консультативной скорой медицинской помощи. Но все, включая самих его сотрудников, предпочитают старое доброе название – «санавиация».

Почти каждый день, а порой и не по одному разу, служба принимает вызов и спешит на помощь в дальние дали. В день её рождения – 27 февраля – врач-анестезиолог Евгений Малышкин и медсестра Ирина Малугина на Л-410 полетели в Котлас, чтобы забрать сразу четверых пациентов. В том числе – 14‑летнего подростка с переломом бедра и шестимесячного малыша с патологией печени из Коряжмы.

— В местных лечебных учреждениях им уже оказали посильную помощь, но всем четверым потребовались возможности областной медицины. Наиболее тяжёлый из этих пациентов – мужчина с аневризмой бедренной артерии. И всё же это ещё не самые срочные случаи по сравнению с кровотечением и родами, – рассказывает Алексей Преловский, руководитель отделения и заместитель главного врача областной больницы по экстренной помощи.

В военно-полевых условиях

– Алексей Вадимович, как бы вы определили: что такое санавиация?

— Это огромная машина, сложный механизм. Мы ведь эвакуируем пациентов не только воздушным транспортом. У нас есть реанимобили, оснащённые всем необходимым оборудованием, на них работают высококлассные водители. Ездим по трассе М8, доставляем в Архангельск потерпевших в ДТП, забираем больных Руководитель отделения экстренной консультативной скорой медицинской помощи Алексей Преловский.из близлежащих районов.

Сердце службы – диспетчерская. Наш диспетчер принимает вызовы круглосуточно и сразу связывается с диспетчерами аэропорта Васьково. Второй Архангельский объединённый авиаотряд – наш давний партнёр. Получив санзадание, там сразу решают, какой самолёт или вертолёт предоставить и когда вылет. Медицинская бригада собирается в течение часа.

– А врачи и медсёстры у санавиации свои?

— В штате отделения только две медсестры, ещё шестнадцать работают в больнице и тоже летают по санзаданиям. А вот все врачи у нас – только совместители. То есть они занимаются больными в стационаре, а во время дежурства всегда готовы по звонку собраться и полететь. Исключение – страдающие аэрофобией, их мы не привлекаем.

– И у врачей каких специальностей самый большой налёт часов?

— Чаще других санавиации требуются анестезиологи-реаниматологи, хирурги общего профиля и нейрохирурги, травматологи и акушеры-гинекологи.

От работы в стационаре санитарная авиация отличается тем, что оказывать помощь порой приходится буквально в военно-полевых условиях. Например, делать операцию на столе в деревенской избе. Но помочь на месте – это ещё не всё. Почти в ста процентах случаев больного надо в стабильном состоянии доставить в Архангельск.

– Даже здоровые люди порой плохо переносят перелёты…

— Да, причём на больших лайнерах. А по санзаданиям работает малая авиация. В нашей области это самолёты Л-410, Ан-2 и вертолёт Ми-8 с медицинским модулем.

Из самолётов Л-410 более пригоден для перевозки больных. В салоне Ан-2 зимой холодно, маленьких детей совсем невозможно возить. Зато он может сесть хоть на картофельное поле, а взлётно-посадочных полос для Л-410 в области всего семь.

Но вся малая авиация – это воздушные потоки, ямы, болтанка, перепады атмосферного давления. Корпус не герметизирован, и даже у здорового человека может возникнуть гипоксия. А для больного такие нагрузки порой смертельно опасны. Поэтому пилот всегда спрашивает: высота не ограничена? Если нет, он может подняться на три километра, там не болтает и всё прекрасно. Но у пациента с черепно-мозговой травмой на такой высоте может возникнуть отёк мозга, остановиться дыхание. Поэтому приходится лететь ниже, терпеть болтанку и в таких условиях ещё оказывать медицинскую помощь.

«Если оставить – погибнут»

– Всегда ли удаётся довезти пациентов?

— Мы делаем всё для того, чтобы пациенты не погибали в дороге и потом в больнице. Но порой больные, к которым мы прилетаем, находятся в крайне тяжёлом состоянии и, по сути, не транспортабельны. Если оставить – совершенно точно погибнут. Поэтому мы идём на риск и стараемся перевезти их в Архангельск. К сожалению, крайне редко, но бывает, что это не удаётся.

Для самых экстренных случаев в двух минутах езды с мигалкой от нашей больницы есть вертолётная площадка. Мы просим пилота приземлиться туда, чтобы не тратить время на дорогу из Васьково. Две минуты – и пациент уже в приёмном покое.

– Много вызовов поступает в вашу службу?

— Много – до 1200 в год. И число их растёт, особенно летом, когда врачи-специалисты в районах уходят в отпуск.

Но мы прогнозируем, что с вводом в эксплуатацию перинатального центра станет меньше вылетов к роженицам. Их будут заблаговременно доставлять в Архангельск другими видами транспорта. А санавиация будет подключаться только в случае срочных родов.

– А кто может вызвать санавиацию? У самого больного есть такое право?

— Мы принимаем санзадания только от медработников в районах. Но бывают ситуации, когда человек попадает в беду там, где поблизости вообще никого нет. Например, происходит несчастный случай на охоте или рыбалке.

Тогда пострадавший звонит по мобильному телефону в службу спасения, и она замыкает его на нас. Мы связываемся с авиаотрядом, находим точку, где всё случилось, – а это может быть озеро или болото, – со спасателями туда вылетаем, зависаем, они его в люльке поднимают на борт, оказываем помощь, эвакуируем в Архангельск.

– Недавно наша санавиация ­доставила на операцию в Санкт-Петербург из Севе­родвинска 15‑летнего Ваню Крапивина, который получил тяжёлую травму головы, защищая маму от преступника. Часто ли приходится летать в другие регионы?

— Да. Эвакуируем больных в федеральные центры Москвы и Санкт-Петербурга для лечения. До двадцати раз в год транспортируем пациентов с тяжёлыми ожогами в Нижний Новгород. У нас в области нет ожогового центра, а там им оказывают всю необходимую помощь, вплоть до пластики. Работаем с Ненецким округом. Когда в декабре там произошла авиакатастрофа, шестнадцать наших медработников вылетали в Нарьян-Мар.

– Таким регионам, как наш, санавиация нужна как воздух. Планируется ли её развивать?

— Разумеется. Сейчас реализуется приоритетный президентский проект по обеспечению своевременной экстренной медицинской помощью проживающих в труднодоступных районах страны. Я уже упоминал вертолёт Ми-8 МТС, приобретённый в прошлом году, – он стал большим подспорьем в нашей работе.

Сейчас перед нами поставлена задача снизить смертность от инфарктов, инсультов и от травматизма. Необходимо как можно раньше эвакуировать таких пациентов в областной центр для применения всех современных методов лечения.

– А вы давно работаете в санавиации?

— С 1986 года.

– Сами летаете по заданиям?

И тут за руководителя отвечают сотрудники отделения:

— Ещё как летает!

Марина ЛЕДЯЕВА.

Общество

25 октября

Исто­рия бес­хоз­ного экска­ва­то­ра из Кот­ласско­го района

24 октября

Вице-пре­зид­ент РАН: «Мор­ские мле­ко­пи­та­ющие не постра­дали от ток­сичных водо­рос­лей на Камчатке»

24 октября

Елена Бай­дако­ва: «Высо­кая заболе­ва­емость в Кот­ласс­ком райо­не свя­зана с несоб­люде­ни­ем мер безо­пас­ности»

24 октября

Беседа с пси­хо­ло­гом: куда могут завес­ти оправда­ния?

23 октября

Учё­ные-био­логи Поляр­ного инсти­тута прис­тупи­ли к изу­че­нию бело­мор­ской селёдки

23 октября

Школь­ники из Архан­гель­ской области вошли в число луч­ших во все­рос­сийск­ом кон­курсе «Луч­ший урок письма»

23 октября

Кот­лас­ская боль­ница уве­ли­чит коеч­ный фонд для лече­ния боль­ных коро­нави­ру­сом

23 октября

На учеб­ной базе САФУ «Бабо­него­во» про­шёл экспе­рим­ен­таль­ный про­ект для школь­ни­ков

23 октября

Застройщ­ик «АГР» сдаёт все квар­тиры в домах улуч­шен­ной 93 серии с чис­то­вой отделкой

23 октября

Жите­ли остро­вов смо­гут доби­рать­ся до Архан­гель­ска на буксирах

23 октября

Раке­ту со спут­ни­ком «Гло­насс-К» гото­вят к запус­ку с кос­модро­ма Плесецк

23 октября

В Архан­гель­ске сде­лали опе­ра­цию, стои­мос­тью почти в полмилли­она рублей

23 октября

Пред­седа­тель оргко­ми­те­та «Дос­то­яния Севе­ра» про­вёл онлайн-встре­чу с гла­вами районов

22 октября

Архан­гель­ский центр помощи дикой фауне «Мата-мата» пере­жива­ет трудности

22 октября

Вре­мен­ный поря­док уста­нов­ле­ния или под­твержде­ния инвал­ид­ности про­длили до пер­вого марта

Похожие материалы

6 марта Общество

В Архан­гель­ске завер­ша­ет­ся стро­итель­ство зда­ния мно­гоф­ун­кци­ональ­ного меди­цинс­ко­го центра

6 марта Общество

Дис­пансе­ри­за­ция – инвести­ция в своё здоровье!

5 марта Общество

Как решают про­блемы с мусо­ром в Син­гапу­ре, Сар­ди­нии и Японии

5 марта Общество

Где севе­ряне пред­почи­та­ют про­водить отпуск и во сколь­ко он им обходится

4 марта Общество

На кого рас­счи­тан архан­гель­ский приют «Мами­на пристань»

4 марта Общество

Педа­гог Надеж­да Мар­тыно­ва про­рабо­тала в архан­гель­ской гим­на­зии №6 полвека

4 марта Общество

В день сто­ле­тия Фёдо­ра Абрамо­ва вер­коль­ские вете­раны получи­ли награды

3 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит чет­вёрто­го марта

28 февраля Общество

На раду­ге ощущений

28 февраля Общество

Архан­гель­ская органи­за­ция инвали­дов «Надеж­да» стала победи­те­лем кон­курса «Луч­ший социаль­ный про­ект года»

27 февраля Общество

В Белом море нашли один­надцать затон­ув­ших кораб­лей и трактор

26 февраля Общество

К сто­ле­тию писа­теля. «Мы вышли из Абрамова»

26 февраля Общество

В оче­реди за правдой