Лечить лёгкие – дело нелёгкое

20 апреля 8:54 Из газеты Здоровье
Галина Сёмина - фтизиатр с 40-летним стажем. Она - областной куратор, поддерживает связь со всеми районами.
Галина Сёмина - фтизиатр с 40-летним стажем. Она - областной куратор, поддерживает связь со всеми районами.

Архангельскому клиническому противотуберкулёзному диспансеру исполнилось 95 лет.

Сегодня в поморской противотуберкулёзной службе региона трудятся более 40 врачей и 130 медсестёр. Благодаря им, начиная с «нулевых», удалось к 2017 году выйти на четвёртое место по стране по низкому распространению заболевания среди постоянного населения.

На вопрос главному врачу диспансера Дмитрию Перхину: «Как удалось достичь таких результатов?» – можно получить очень долгий ответ. Потому что этого результата здесь добивались с 1998 года.

Болели и банкиры, и учителя

В конце 1990‑х – начале 2000-х показатели заболеваемости превышали общероссийские. Тогда, вспоминает главврач, туберкулёзом болели представители всех слоёв населения.

— У меня были пациенты – банкиры, предприниматели, что уж говорить об учителях и врачах, – рассказал Дмитрий Перхин. – Со временем инфекция переместилась туда, где, как говорят, она и зарождалась, – в социальные слои, которые имеют определённые стигмы.

Необходимо было решить, каким образом будет развиваться служба, и тогда в регионе была внедрена международная стратегия DOTS: упор был сделан на выявление тех, кто уже болел и заражал остальных. Палочку Коха выявляли под микроскопом: этот скрининговый метод был достаточно дёшев и позволял относительно быстро принять решение об изоляции заражённого. Во все лечебные учреждения региона были закуплены современные бинокулярные микроскопы.

Другое дело, что на выявление заболевших средств хватало, а лекарственных препаратов на всех – нет: часть пациентов попадала под лечение, а оставшиеся – продолжали болеть и заражать окружающих.

В 2002 году Архангельская область получила официальное разрешение в минздраве РФ на лечение пациентов с множественной лекарственной устойчивостью и на получение препаратов из любых источников. Проблема охвата лечением всех пациентов, рассказывает Дмитрий Перхин, была решена лишь к 2007 году, благодаря фонду «Российское здравоохранение» и фонду глобального банка, которые предоставили средства на закупку лекарственных препаратов для лечения больных с множественной лекарственной устойчивостью. И если в 2008 году общее количество больных с множественной лекарственной устойчивостью было порядка 500, то сейчас их – 120.

На сегодня в диспансере сложилась современная высокотехнологичная лабораторная служба: молекулярно-генетические технологии в диагностике туберкулёза здесь впервые начали применять с начала 2010‑х годов. Сегодняшнее диагностическое оборудование практически не нуждается в лаборанте.

— Кассета с материалом вставляется в аппарат, и через два часа он выдаёт результат не только наличия микобактерии, но и сразу определяет, имеет ли она устойчивость к основному препарату, – рассказывает Дмитрий Перхин. – Уже года три назад молекулярно-генетические методы диагностики стали для нас основными.

Всё в цифре

Все данные о пациентах переведены в «цифру», причём не только по диспансеру, но и по всей областной службе. В 2007 году в диспансере появилось собственное программное обеспечение, а два года назад эта программа перешла на формат электронной истории болезни.

— Мы всегда можем сказать, сколько на определённый срок зарегистрировано пациентов: пролеченных и наблюдаемых, – поясняет Дмитрий Перхин. – Там содержится буквально всё: какие диагностические процедуры были проведены, их результаты, дневниковые записи докторов, психологов, лекарственные препараты, принятые ежедневно. На любом рабочем месте доктор может получить полную информацию по пациенту. Специалисты в районе удалённо заходят на сервер. Сейчас производится запуск федерального регистра больных туберкулёзом.

Доступ к этой программе есть на каждом рабочем месте в диспансере и, конечно, в регистратуре – сердце противотуберкулёзной службы области. Сюда приходят и перед профилактическим осмотром, и перед медкомиссией, и перед консультацией у фтизиатра. И даже иностранцы – чтобы получить вид на жительство. Единственные, кто заходит в диспансер с отдельного входа – это пациенты с ВИЧ, сочетанным с туберкулёзом: в массе всех остальных больных они остаются незаметными.

Про болтливых медсестёр и таблетки по скайпу

Все больные получают лекарственные препараты только под контролем медицинского персонала. Иногда – даже по скайпу, в любое время суток.

— У медсестёр свои хитрости, – рассказывает главный врач. – Они очень болтливые у меня – засыпают пациента вопросами, чтобы понять, проглотил ли он таблетки: пять таблеток спрятать за щекой довольно сложно.

Зачем такие хитрости вообще нужны? Затем, что далеко не все пациенты готовы лечиться.

— Как правило, наши пациенты не совсем привержены к здоровому образу жизни и не всегда привержены к излечению, – поясняет Дмитрий Перхин. – Лет десять назад устойчивый туберкулёз лечился 24 месяца, сейчас в среднем – 12 месяцев. Но и такой курс лечения, без выходных и праздников, это очень тяжёлый труд. Это горсть таблеток, горсть химии. Пациент постоянно завязан на ежедневную инъекцию. Порой проще разгружать вагоны.

Именно поэтому нередки случаи прерывания лечения. Из стационара иногда уходят, и возвращать пациента обратно выезжает целая бригада – медсестра или врач с участка, психолог, фельдшер – и уговаривают вернуться и долечиваться.

По словам Дмитрия Перхина, прерванное лечение опасно тем, что те микобактерии, которые не были подавлены лекарствами, начинают мутировать и вырабатывать дополнительную устойчивость – не только к основным, но и резервным препаратам.

— Сегодня в учреждении порядка 15 таких больных, – отмечает Дмитрий Перхин. – Лечение для них запланировано, но широко не распространено в связи с высокой стоимостью препаратов и очень малым опытом.

Тем не менее, в диспансере не сдаются: на базе учреждения проходило клиническое исследование одного из препаратов для лечения широкой лекарственной устойчивости.

«Поругаться и прокричаться»

Психолог сопровождает больного на протяжении всего курса лечения. В диспансере создана отдельная служба психологической и социальной поддержки. Когда у пациента диагностируют туберкулёз, рассказывает заведующая диспансерным отделением Светлана Попова, первое, что стоит у него в плане, – это консультация психолога.

– Туберкулёз – это социально неприемлемое заболевание, – говорит психолог Елена Белоусова, – и любой пациент переживает утрату по своему здоровью, все стадии горя от потери своего здоровья, начиная от отрицания ситуации. Бывает, пациентам нужно прокричаться, и со мной они при необходимости могут поругаться.

А помочь пациентам справиться не с эмоциями, но с делами помогают специалисты по социальной работе, работающие в диспансере. Елизавета Лодыгина и её коллеги порой просто становятся руками и ногами пациентов стационара – могут снять пенсию с карты, сбегать на почту, купить что‑либо в магазине. Могут даже  оформить временную опеку, если это необходимо.

Это не гонка

В ноябре 2017‑го на первой глобальной министерской конференции ВОЗ в Москве поставили цель – ликвидировать туберкулёз к 2030 году. А в нашем регионе победу планируют одержать к 2026‑му.

Однако главврач архангельского противотуберкулёзного диспансера Дмитрий Перхин не спешит с громкими заявлениями:

— Потенциал и возможности для этого есть, но в теории, а я практик. Я придерживаюсь мнения, что это не какая‑то гонка, это не соревнование, это очень серьёзный труд – непосредственно медицинских сестёр, врачей, – который, в конечном итоге, приведёт к тому, что не только Архангельская область, но и вся Россия будет свободна от туберкулёза. Но здесь очень много нюансов. На сегодняшний день бóльшая часть взрослого населения, которая, дай Бог, и до 2050‑х доживёт, уже инфицирована микобактерией, и только при правильной жизненной позиции инфицирование не перейдёт в заболевание.


Мария АТРОЩЕНКО

Общество

22 мая

День Рос­сии в Архан­гель­ске: Север­ный хор высту­пит с казачьим ансамб­лем «Став­рополье»

22 мая

Архан­гель­ская школа «Ксе­ния» ста­нет уни­вер­сит­ет­ской гим­нази­ей САФУ

22 мая

В 2018 году на дет­скую оздо­ро­ви­тель­ную кам­па­нию в Поморье выделе­но 500 мил­ли­онов рублей

22 мая

В 2018 году в Архан­гель­ске и При­мор­ском райо­не будут рас­селе­ны 38 ава­рий­ных домов

21 мая

Регио­наль­ный СКР воз­бу­дил уго­лов­ное дело по факту нео­ка­за­ния бес­плат­ной мед­помо­щи 15-лет­нему севе­род­винцу Ване Крапивину

21 мая

Дары архан­гель­ской тайги дол­жны пере­раба­тывать­ся в регионе

21 мая

Про­кура­тура Архан­гель­ска нача­ла про­вер­ку: девуш­ку-ин­вали­да не пус­тили на ста­ди­он «Буре­вес­тник»

21 мая

Шес­тил­ет­няя житель­ница Вель­ска заняла третье место на меж­дуна­род­ной олим­пи­аде по мен­таль­ной ариф­мети­ке

19 мая

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 12 по 19 мая

18 мая

Праз­дник в Лай­ском Доке: дет­ская пло­щад­ка как центр при­тя­же­ния

18 мая

Аркти­чес­кий мор­ской инсти­тут устра­ивает Ека­те­ри­нин­ский бал

18 мая

Луч­ший доб­рово­лец Поморья может получить мил­ли­он на свой проект

17 мая

В кани­кулы более четы­рёх тысяч школь­ни­ков Поморья полу­чат вре­мен­ную работу

17 мая

Мило­сер­дие в деле: опыт спа­се­ния бро­шен­ной соба­ки в Архан­гель­ске

17 мая

Юрий Вязем­ский: чело­век, с кото­рым тепло

Похожие материалы

18 мая Общество

Праз­дник в Лай­ском Доке: дет­ская пло­щад­ка как центр при­тя­же­ния

17 мая Общество

Мило­сер­дие в деле: опыт спа­се­ния бро­шен­ной соба­ки в Архан­гель­ске

17 мая Общество

Юрий Вязем­ский: чело­век, с кото­рым тепло

16 мая Общество

«Нас­ледни­ки Ломо­носо­ва»: в Мос­кву поедут шестеро

15 мая Общество

Мечты сбы­ва­ют­ся: архан­гель­ские трой­няшки едут на Чёр­ное море

11 мая Общество

Мати, отвеча­ющая за Победу

11 мая Общество

«Доб­рый лучик» спе­шит на помощь

10 мая Общество

Узни­ца конц­ла­геря: «Нас не приз­нава­ли за людей»

4 мая Общество

В Обо­зер­ской спа­са­ют от выруб­ки школь­ный парк

3 мая Общество

Губер­на­тор и про­фсою­зы гово­рили о зарплате

3 мая Общество

Год борь­бы с онколо­ги­ей: «Неу­жели в Рос­сии нет нуж­ных лекарств и тех­ноло­гий?»

1 мая Общество

Пер­во­май меж­дуна­род­ный: как его отмеча­ют в раз­ных странах?

29 апреля Общество

Лагерь XXI века: от душе­вых до ска­лод­рома