Когда в долг взять уже не у кого

16 сентября 2014 9:13 Экономика Из газеты
 Иван Павлюткин
Иван Павлюткин

Жители Архангельска часто берут кредиты и нередко сталкиваются с ситуацией, когда вовремя погасить долг невозможно. При этом назначение кредита не всегда связано с приобретением жизненно необходимых вещей. Оказывается, наши люди любят «жить напоказ».

К таким выводам пришла группа столичных социологов из Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, побывавших в Архангельске в начале сентября. В их задачи входило изучение степени нашей закредитованности и выяснение причин, которые заставляют нас так жить. Об этих причинах мы решили поговорить с руководителем группы Иваном Павлюткиным.

– Иван Владимирович, почему для исследования выбрана тема кредита? 

— Кредитное поведение населения сегодня все чаще обсуждается в негативном ключе, хотя еще недавно о кредите говорили как о финансовом инструменте реализации возможностей.

Если сегодня посмотреть на результаты регулярных опросов, то, по разным данным, каждый третий житель страны ежегодно берет кредиты. И у каждого десятого человека в России была ситуация, когда он мог не возвратить долг.

Сегодня активно обсуждают проблему закредитованности населения и инструменты ее снижения – как финансовые, так и законодательные. Однако любые изменения имеют свои последствия, и, прежде чем что-то предпринимать, хорошо бы понять, что происходит и что за этим кроется. Исследование, реализованное в прошлом году НИУ Высшей школы экономики, показало, что если сравнить малые и большие города, то в первых доля людей, берущих кредиты, значительно выше, чем во вторых. Казалось бы, в небольших городах люди живут более сплоченно и склонны оказывать друг другу поддержку, которая снижает необходимость обращения к кредитам в банках и микрофинансовых организациях. Но на деле выясняется, что это не совсем так.

– Где проводится ваше исследование?

 – В двух областях – Рязанской и Архангельской. В каждом регионе мы выбрали центральный город и малый. У вас это Архангельск и Каргополь.

Вторая вещь, которая нам важна: стараемся проследить, как люди различных жизненных практик принимают решения. Поясню. В каждом городе мы интервьюируем в равном количестве людей воцерковленных и невоцерковленных. Дело не в том, что воцерковленные люди не берут кредиты. Берут.

Но: а) не так часто, б) они не доводят ситуации до закредитованности и в) у них есть так называемые альтернативные формы страхования жизни. Переводя на язык количественных исследований: если люди вовлечены в приходскую жизнь, то вероятность отказаться от очередного кредита будет выше. Наблюдения, проведенные в Архангельске, позволяют эту гипотезу обосновать.

– Что значит альтернативные формы страхования жизни? 

— Например, внутри крепкого прихода люди помогают друг другу. Все, начиная от детских пеленок, одежды, колясок, еды и заканчивая собственным временем и деньгами обращаются в круге прихода. Наблюдения в разных городах показывают, что в сплоченных приходах люди могут быть совершенно разные, но они активны, дружны, доверяют друг другу. Человек оказался бедным, но он никогда не умрет с голоду. Его поддержат. Такая форма коллективной жизни, которая возникает в приходе, по нашему мнению, – альтернатива некоторому независимому кредитному поведению.

Современный человек все чаще оказывается в ситуации, когда и в долг взять уже не у кого. Здесь, наоборот, люди через непростые моменты в жизни научаются жить вместе. Сейчас понятно, что крепкий приход в триста человек совсем не рядовое российское явление. При 70–80 процентах населения, относящего себя к православным, около пяти процентов регулярно посещают службы. Тем не менее наше мнение заключается в том, что религиозность и закредитованность связаны.

– По вашему мнению, институт дружбы утрачивается? 

— Думаю, что обращение к кредитам позволяет человеку жить независимо.

И не просто жить независимо, а все время декларировать свою независимость от других. Будь то знакомые, друзья или даже собственная семья. Было несколько историй, когда люди, живя вместе несколько лет, не ведут вместе бюджет и берут кредиты, не спрашивая мнения мужа или жены.

Кстати, про дружбу. Например, в Каргополе люди говорят, что поручителя по кредиту найти уже невозможно. Когда-то люди «обожглись» – набрали кредитов под поручительство, а выплатить не смогли. Значит, выплачивать теперь придется поручителю, который либо твой родственник, либо друг.

– Вернемся к Архангельску: какие выводы вы сделали?

 – Первые наблюдения по Архангельску очень странные. В этом городе огромное количество машин-иномарок и торговых центров – можно предположить, что жить здесь хорошо и у людей есть деньги. Но когда начинаешь общаться с горожанами, выясняется: машина у них взята в кредит и они все в долгах. Сами люди говорят: если убрать в Архангельске машины, взятые в кредит, то улицы останутся пустыми. Поражает контраст: много машин, но плохие дороги, ужасные дворы, ветхие дома.

Когда спрашиваешь человека в интервью, зачем здесь такая машина, то типичный ответ: «любят покрасоваться, надо показаться, показать превосходство». Можно назвать это так: живут напоказ. Образ успешного независимого человека, прямо как из телевизора. Интересно, что такая демонстративная нормальность может сильно контрастировать с тем, что происходит у человека в семье и на работе.

Понятно: за этим могут стоять другие причины. Важно, что кредитное поведение связано с образом жизни человека, семьи и, что более важно, детей.

Приведу примеры. Некоторые объясняют причину кредита детьми: надо подготовить ребенка к школе, ребенок просит игрушки, надо съездить отдохнуть.

Отказать ребенку трудно, хотя можно. Один респондент сказал: «У моей внучки много модных кукол Винкс.Я не могу ей в них отказать, потому что дети мстительны. Я не куплю ей их, она начнет истерить. Что мне теперь, с ней не гулять?» И такие примеры есть. Ребенок приходит в школу – у сверстников есть телефон.

И родителям надо купить ему сотовый, да так, чтоб телефон ребенка оказался лучше, чем у приятеля. Получается, ребенок привыкает жить не в мире людей, а в мире вещей.

– В Архангельске вам удалось найти крепкий приход, где люди помогают друг другу?

 – Мы нашли в Архангельске крепкий приход, около двухсот-трехсот человек. С точки зрения образа жизни и устройства времени людей там несколько все иначе. Люди много времени уделяют храму. Они активны. Здесь есть сестры милосердия; люди, которые кормят нищих и бездомных, и скоро здесь будет открыта, как мне сказали, православная гимназия. В приходе есть люди бедные и есть очень обеспеченные.

У этого прихода порядка 60 многодетных семей. Дети все заняты, у них нет модных кукол Винкс, но все одеты, накормлены. Из разговоров с людьми мы поняли, что здесь стараются жить по средствам. Часто это связано не с тем, что у них мало денег, а с тем, что вырабатывается некоторая этика, принципы жизни.

Ну и что связано с материальными вещами: здесь обмениваются дарами в широком смысле – в частности, когда рождается ребенок, то ему передают оставшиеся хорошие вещи от других детей, все – от пеленок до коляски. Если начать считать, то данные траты составляют значительную часть семейного бюджета, особенно если семья с пятью детьми.

– Куда будут направлены ваши исследования?

 – Какие-то данные в обобщенном виде будут опубликованы. Собрано много информации, она будет обрабатываться. Но проект не окончен, так или иначе он будет продолжен. Важно попытаться нейтрально представить полученную картину.

В последние годы обсуждается закон о физическом банкротстве. Это может иметь различные последствия как для людей, так и для банков. Уже сейчас в некоторых банках сокращается кредитный портфель.

Есть проблемы невозврата денег. До какого уровня это дойдет? Отсутствие контроля со стороны сообщества увеличивает ответственность государства. Возможно, оно начнет наказывать банки, обнулять кредиты, разрабатывать новое законодательство. Здесь наше исследование, считаю, своевременно.

Беседовала Ольга ВИШНЕВСКАЯ. Фото Павла Кононова.

Общество

20 ноября

Набе­реж­ную Север­ной Двины 21 нояб­ря пере­кроют на три часа для крест­но­го хода

20 ноября

Бое­вую маши­ну пехо­ты уста­но­ви­ли в Онеге

19 ноября

В Архан­гель­ске предс­та­вят истори­чес­кий рос­сийско-нор­вежс­кий проект

19 ноября

Алек­сандр Плас­ти­нин: Куль­туру обраще­ния с ком­муналь­ными отхода­ми при­дёт­ся при­вивать с детства

17 ноября

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 10 по 17 ноября

16 ноября

«Дос­то­яние Севе­ра»: неко­го наг­раждать?

16 ноября

Оно стреляет!

15 ноября

Татья­на Чер­ниг­ов­ская про­чита­ет в Архан­гель­ске откры­тые лек­ции о фено­мене соз­на­ния, мозге и музыке

15 ноября

В кон­курсе «Помор­ский папа» при­мут учас­тие более 60 семей

15 ноября

Умный ост­ров Кего

14 ноября

Архан­гель­ских школь­ни­ков приг­лаша­ют выбрать «Про­фес­си­ональ­ную траек­то­рию»

14 ноября

Выплату моло­дым мате­рям Архан­гель­ской области про­длили до 2021 года

14 ноября

Областные депу­таты при­няли закон­оп­ро­ект, запреща­ющий про­дажу элект­ро­нных сига­рет несо­вер­шенно­лет­ним

14 ноября

«Нет тало­нов к док­тору? Это не про­блема пациента»

14 ноября

Архан­гело­гор­од­цы органи­зо­ва­ли пети­цию, чтобы сох­ранить ста­рин­ную брус­чатку в Пет­ровс­ком сквере

Похожие материалы

8 сентября Общество

Мы – корабль конвоя

22 августа Общество

О наших, кото­рые заслужи­ли, но не попали

18 августа Общество

Мы – из Солом­балы!

18 августа Общество

Желез­ная доро­га жизни

18 августа Общество

В Архан­гельск прие­дут гости из девя­ти стран

18 августа Общество

Учрежд­ён памят­ный знак «Дер­виш-75»

18 августа Общество

Музей, кото­рому не нахо­дят места

17 февраля Общество

Болеть, когда фель­дшер прие­дет: В райо­нах Архан­гель­ской области рас­тет число бро­шен­ных ФАПов

17 февраля Общество

Уви­дели мусор­ную гору? Зво­ните про­куро­ру!

17 февраля Общество

Газе­та – баро­метр и друг

12 февраля Общество

Архан­гель­ский сту­дент и пре­по­да­ва­тель стали луч­шими в информа­ци­он­ной безо­пас­ности

11 февраля Общество

Зампро­ку­ро­ра Архан­гель­ска: Застройщи­ки вклю­ча­ют в дого­воры доле­вого учас­тия неза­кон­ные пункты

10 февраля Общество

Каж­дые два дня на доро­гах Архан­гель­ской области обрыва­ет­ся чья-то жизнь