Когда в стволе один патрон

3 октября 9:08 Из газеты
Фото автора
Фото автора

В лесах под Архангельском спецназовцы со всего Северо-Запада боролись за право носить краповый берет

— Краповый берет – мечта каждого спецназовца, это символ чести, отличительный знак наиболее подготовленных. Раньше я не придавал им такого уж значения, а когда впервые увидел испытания «на берет» вживую – многое понял, – рассказывает сотрудник регионального управления Росгвардии Фёдор, пока мы едем на заброшенный танкодром под Архангельском.

Перед стартом меня и других журналистов, намеренных следовать чуть впереди испытуемых на «Газели», ещё раз предупреждают: не зевать. Со старта и первые два километра кандидаты рванут с максимальным ускорением, «Газель» может отстать…

Нам объясняют, что у каждого кандидата в стволе один патрон, и если кто‑то не выдерживает, сопровождающий инструктор выстреливает из его оружия в воздух. Это означает, человек сошёл с дистанции.

Бойцы бегут по лесной дороге в полной амуниции, это свыше 15 килограммов. Первые два километра – максимально быстро, и ещё десять километров «в среднем темпе», преодолевая преграды и выполняя разные задания. На деле это означает – в предельной для человека усталости. Пять минут – и мы уже слышим первый выстрел.

— Так, сейчас они пойдут в карьер по песчаным горкам, – комментирует Михаил, один из «ратников», который нас сопровождает.

Мы останавливаемся у канала с тёмной осенней водой, а раскрасневшиеся спецназовцы входят в воду, чтобы через несколько метров продраться сквозь кустарник на берег. За ними по дороге следует военный грузовик, подбирающий тех, кто отстал.

Рядом с кандидатами бок о бок бегут те, кто уже в краповых беретах, – инструкторы. Они дают различные указания, например, когда требуется помочь товарищу, и наблюдают за тем, чтобы всё выполнялось «без косяков». Кстати, за помощь товарищу могут начислить плюс, а за «косяк» – минус.

— Два минуса – на третий снят, – объясняет Михаил. – А плюс может компенсировать минус.

Но один из инструкторов объясняет, что в первую очередь они следят за тем, чтобы испытуемый не травмировался, потому что в стрессе человек может не заметить даже серьёзное повреждение.

Мы ждём, пока кандидаты взбираются на горку на коленях – не потому, что выдохлись, а потому что такое задание. А потом они нарываются на засаду с БТР, нужно умудриться проползти под самым брюхом у стреляющей машины. Уши напрочь закладывает, инструкторы кричат на отстающих:

— Если кто не выползет на счёт пять, снимем.

Последний укладывается во время только-только. А впереди – газовая атака, а за ней – «база террористов» в заброшенном здании. Нас успокаивают, что всё то же самое парни проходят на тренировках, только, конечно, не так интенсивно, не за раз. Да и «работа такая», все кандидаты – участники реальных боевых действий.

Полосу препятствий на своём полигоне – металлическую вышку в четыре этажа, «высоту» из покрышек, имитацию вертолёта и другие преграды – в «Ратнике» строили своими силами. Говорят, в немалой степени благодаря появившимся конструкциям, Архангельску после долгого перерыва с 2001 года дали добро на проведение столь серьёзных квалификационных испытаний. Теперь бойцам с Северо-Запада не приходится ездить на сдачу в другие регионы.

К стрельбищу между тем из последних сил подбегают выдержавшие марш – 16 из 44 вышедших на дистанцию.

У офицеров в распоряжении пистолет и четыре патрона, необходимо за пять секунд поразить «террориста» и не попасть в «заложника». У солдат – автомат и 12 патронов. За 14 секунд нужно поразить три мишени. До мишеней 12 метров, зона попадания – всего около 15 сантиметров… После, подводя итоги стрельбы, главный судья скажет, что большинство кандидатов «повылетали» не потому, что не попали в цели, а потому, что не уложились в отведённые секунды. Из 16 кандидатов этап стрельбы прошли только четверо.

Но уж эти четверо оказались крепкими орешками. После всего они продержались ещё 12 минут в боях один на один между собой и с инструкторами. Так или иначе, а эти четверо – двое из «Ратника», двое из воинских частей Мурманска – ушли с ринга, едва держась на ногах. Но в заслуженных краповых беретах.

Елена ХЛЕСТАЧЁВА

Общество

14 декабря

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 7 по 14 декабря

13 декабря

В Архан­гель­ской области врачи стали успе­шней диаг­ности­ровать рак на ран­них стадиях

13 декабря

«Осно­вная про­блема – это дос­тупность…»

13 декабря

Мама на нуле

13 декабря

«Не един­ст­вен­ная причина»

12 декабря

Я про­сто делаю свою работу

12 декабря

У жур­на­лис­тов – новый глава

12 декабря

Ледо­вые пере­правы в Архан­гель­ской области откро­ют в конце декабря

12 декабря

Рас­писа­ние поез­да «Архан­гельск – Севе­род­винск» измени­лось

11 декабря

В Вель­ском райо­не после ремон­та снова раз­руш­ил­ся мост через Вагу

10 декабря

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 11 декабря

10 декабря

Архан­гело­гор­од­цев приг­лаша­ют на тре­тий «Круг бла­гот­вори­те­лей»

10 декабря

В Архан­гель­ске учас­ток улицы Гай­дара пере­кроют на четы­ре дня

9 декабря

В Архан­гель­ске начал рабо­ту Бело­мор­ский сту­ден­чес­кий форум

9 декабря

В Севе­род­винске завер­шился уни­каль­ный инклю­зив­ный про­ект «Рису­ем вместе»

Похожие материалы

13 декабря Общество

В Архан­гель­ской области врачи стали успе­шней диаг­ности­ровать рак на ран­них стадиях

13 декабря Общество

«Осно­вная про­блема – это дос­тупность…»

13 декабря Общество

Мама на нуле

13 декабря Общество

«Не един­ст­вен­ная причина»

12 декабря Общество

Я про­сто делаю свою работу

12 декабря Общество

У жур­на­лис­тов – новый глава

10 декабря Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 11 декабря

5 декабря Общество

Как в Тром­сё, горо­де-поб­рати­ме Архан­гель­ска, справ­ля­ют­ся с «мусор­ной про­бле­мой»

4 декабря Общество

Нель­зя нажи­вать­ся на чувств­ах людей

4 декабря Общество

«Мало­иму­щими не счи­та­ют­ся»

3 декабря Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит чет­вёрто­го декабря

2 декабря Общество

В Архан­гельск и Вельск приш­ли добряки…

27 ноября Общество

«Дос­то­яние», как зеркало…