Архангельские трущобы: Там, на Левом берегу…

14 октября 9:15 Из газеты
Дома на Доковской начали строить в 2011 году. Они до сих пор стоят незаселённые
Дома на Доковской начали строить в 2011 году. Они до сих пор стоят незаселённые

Рядом с долгостроем на Доковской, в полуразвалившихся домах живут люди, которые ещё мечтают об этом жилье

Вот он, Левый берег… Хотелось бы сказать, что мы шли по тротуару, но его не было. Вместо этого по обе стороны дороги грязь. По ней и идём. Передвигаться нужно очень аккуратно, чтобы нигде не споткнуться и не упасть. Постоянно опасаешься, что ботинок увязнет в грязном месиве и, сделав шаг, увидишь, что он остался где‑то в этом болоте.

Повсюду деревянные дома, в которые страшно даже просто зайти. Перекошенные, с крышей, которая поросла мхом. Стараясь обходить грязь по траве, пробираемся к дому, который стоит за строением, похожим на заброшенный сарай. Дом и сам не в лучшем виде. Можно подумать, что здесь никто не живёт, но это не так. Живут. И живут люди. Пенсионеры, семьи, родители с детьми.

На полуразвалившемся крыльце дома, к которому мы подошли, стоит скамейка, на ней сидит пожилая женщина. Подходим к ней, здороваемся и спрашиваем, может ли она уделить нам немного времени. Она кивает головой и представляется Лидией Степановной.

— Как же хорошо, что вы пришли! – вдруг обретает она надежду. – Вот, полюбуйтесь, – указывает на перекосившиеся ступени, – крыльцо не делают уже много лет. Мы писали заявления, и не раз, но реакции никакой, пройдите в дом, посмотрите, как мы живём.

Поднимаемся, балансируя, как бы не упасть. Проходим в подъезд дома. Тянет сыростью. По пути в квартиру Лидия Степановна рассказывает, как им тут живётся.

— Мало того что нормального крыльца нет, так мы и живём без туалетов, и ремонт не делают и, видимо, не собираются. Сами что можем, стараемся сделать. ЖКО бездействует, только название у него меняют постоянно. Сейчас вот назвались «Левобережье 3». И деньги берут с нас огромные. В том месяце мне пришёл счёт на 5000. Поехала, чтобы разобраться, но там только плечами пожимают, отвечают, что наших домов вообще нет в базе. Жить здесь невозможно, а нам, знаете, что говорят? На бетонных сваях стоит дом и ещё сто лет так же простоит.

Мы заходим в квартиру, осматриваемся. Здесь убрано, видно, что хозяйка следит за чистотой.

— А вот и туалет, – Лидия Степановна указывает на жестяное ведро, накрытое какой‑то тряпкой, – в сарае живём. Мы уже не знаем, куда писать. В ЖКО сказали платить по квитанциям, но я же всё оплачиваю, а ремонт никто не делает. И разговаривать‑то не хотят. Только и твердят, что денег нет, и всё.

Выходя из квартиры в слабоосвещённый, коридор, встречаем ещё одну жительницу дома Людмилу Михайловну. Она тоже начинает говорить про крыльцо и то, что дом забросили и делать с ним ничего не хотят.

— Приставы нам сказали, что мы единственные платёжеспособные в доме, вот с нас деньги и трясут. И всем мы должны, должны, должны. Это беспредел какой‑то. Крыльцо это просим починить который год уже. Я на нём ногу сломала, позвонила, а мне сказали, что если будем жаловаться, то они приедут, бросят трап и будем мы тут ползать. Нас за людей даже не считают.

Приглашает в свою квартиру, но перед этим ведёт в конец коридора, чтобы показать их туалет.

— Посмотрите на потолок. Нам туда заходить даже страшно. А у нас дети маленькие. У меня вот внук во второй класс пойдёт. Все отходы сливаются под дом, из‑за этого там завелись мухи и крысы. Сколько их, даже подумать страшно.

Мы заходим в квартиру, где тоже очень чисто, мебель в отличном состоянии и ходит красивый, накормленный кот. А вот на потолках подтёки от воды, которая натекла, по словам жильцов, с давно не ремонтированной крыши. Страшно представить, что тут бывает в дожди или когда начинает таять снег.

— Ремонт, какой могли, сами сделали, своими силами. Больше никто ничего не делает, а счета приходят огромные. И всё непонятно откуда. Колонки нет почти три года, но они с нас деньги за колонку высчитывают. А мы воду из колодца берём. Ещё и за газ, и за теплоэнергию приходят счета, за батарею. Я им должна за это в общей сложности 25 тысяч. А у нас ведь всё от печи. Сами топим её. Углы все промерзают, а зима близится. Газа нет, отопления тоже. За лифт счёт приходил. Приходили счета и за то, что мосточки делают или сосульки с крыши сбивают, а этого и в помине не было.

Не верится, что люди действительно могут жить в таких условиях. Спускаясь по лестнице, слышу под ногами треск, и вдруг одна из ступеней ломается и я лечу по ней вниз…

А в десяти минутах ходьбы от этого дома стоят те самые недостроенные на Доковской. Люди, которые нам встретились, говорили, что ходят слухи, будто эти дома скоро снесут. И это их страшно возмущает. Они в общих чертах знают печальную историю строительства этих домов, обросшую уголовными делами. Рассказывают, что сейчас постройки являются доказательствами по одному из уголовных дел. А ещё по ним нужна экспертиза, чтобы понять, что делать с ними дальше, а она стоит порядка 12 миллионов рублей. Вот и делают вывод местные жители, что по окончании судебных разбирательств дома дешевле снести. И считают, что это крайне несправедливо.

Потому что день изо дня в разваливающихся домах, которые находятся по соседству, просыпаются, идут на работу или отвозят детей в школу, детский сад, а вечером возвращаются сюда обратно такие же жители города. Они живут в страхе, что сломают ногу, спускаясь по крыльцу, в страхе, что их затопит в сезон дождей. Эти люди живут в домах, в которых невозможно жить. И самое страшное, что они не могут с этим ничего поделать.

И всё же с некоторой надеждой смотрят на долгострой – вдруг разрешат им туда вселиться на каких‑нибудь условиях? Кто‑то говорит, что готов купить там квартиру, ведь это должно быть недорого. И надеются, что сейчас городские власти что‑то придумают. Ведь не вечно будут стоять эти дома, которые до сих пор оставляют надежду…

Карина ЗАПЛАТИНА. Фото Артёма Келарева

На окраине живут такие же горожане, В редакцию позвонила жительница Исакогорки:

– Я каждый день езжу на «тройке» мимо недостроенных домов на улице Доковской. Помните, как лет шесть назад их торжественно закладывали, говорили, что расселят ужасающие трущобы, которые ютятся вокруг? Дома не достроили, огородили забором. Уже и забор покосился, а дома ничего себе – стоят, и даже на общем фоне неплохо смотрятся. Рядом развалюхи – приезжайте, посмотрите. Днём еду, думаю, что там уже никто не живёт, а вечером – огоньки светятся. Здесь говорят, что дома на Доковской построены с нарушением технологий и их будут сносить. Люди возмущаются – лучше бы за небольшую плату продали тем, кто живёт в сараях. Но решение никакое не принимается. А на дома на эти мы из окон автобуса смотрим два раза в день. А люди, которые рядом живут – постоянно. А ведь на строительство этих домов потрачены наши деньги. Много писали в прессе о скандалах вокруг этих домов, но когда‑то точку в этом деле поставить надо. Может, новые городские власти посмотрят на эту проблему свежим взглядом? Ведь и на окраине живут такие же горожане. Они не мечтают о благоустройстве, которое возможно в центральной части города. Но хоть на какое‑то внимание рассчитывать могут?

факты

Четыре дома на 135 квартир на улице Доковской площадью 5,8 тысячи квадратных метров вошли в программу переселения граждан из ветхого и аварийного жилья в 2010 году. Из федерального Фонда содействия реформированию ЖКХ на их строительство мэрия получила 40 миллионов рублей.

Общество

23 ноября

В Архан­гель­ске наг­ради­ли победи­те­лей кон­курса «Луч­ший урок письма»

23 ноября

В Помор­ской филар­мо­нии стар­това­ла бла­гот­вори­тель­ная акция «Подари Рож­дество детям»

23 ноября

32 областные общест­вен­ные органи­за­ции выиг­рали 45 мил­ли­онов рублей

23 ноября

В Пер­вой город­ской боль­нице Архан­гель­ска стали про­водить опе­ра­ции по вос­ста­нов­ле­нию нор­маль­ного ритма сердца

22 ноября

Про­дол­жа­ет­ся прием заявок на учас­тие в сту­ден­чес­кой олим­пи­аде «Я – про­фес­си­онал»

22 ноября

Экспе­рты обсужда­ют в Архан­гель­ске особо охраня­емые при­род­ные тер­рито­рии

22 ноября

На соис­ка­ние наг­рады «Дос­то­яние Севе­ра-2017» выдви­нут 51 номинант

22 ноября

«Вод­ник» про­иг­рал хаба­ровс­ко­му «СКА-Неф­тяни­ку» с круп­ным счетом

22 ноября

Алек­сей Алсуфьев: «Надо актив­ней лишать лицен­зий недоб­росо­вес­тные управля­ющие компании»

21 ноября

Олим­пи­ада по мате­мати­ке и крип­тогра­фии впер­вые прой­дет в Архан­гель­ске

21 ноября

Архан­гель­ские учи­теля сра­зят­ся в вир­туаль­ном про­стран­стве

21 ноября

Учи­тель архан­гель­ской гим­на­зии: «Неу­дач­ную фор­мули­ров­ку «невин­но погиб­шие» я бы заме­нил на «бес­смысл­ен­но погибшие»

21 ноября

В Архан­гель­ске наг­ради­ли лау­ре­атов Ломо­нос­ов­ской премии

21 ноября

В Архан­гель­ске с осо­бым раз­ма­хом про­шли Дни Новод­винска

20 ноября

Архан­гело­гор­од­цы могут сде­лать подар­ки без­дом­ным живот­ным и нуж­да­ющим­ся людям

Похожие материалы

23 ноября Общество

В Пер­вой город­ской боль­нице Архан­гель­ска стали про­водить опе­ра­ции по вос­ста­нов­ле­нию нор­маль­ного ритма сердца

21 ноября Общество

В Архан­гель­ске наг­ради­ли лау­ре­атов Ломо­нос­ов­ской премии

21 ноября Общество

В Архан­гель­ске с осо­бым раз­ма­хом про­шли Дни Новод­винска

15 ноября Общество

Иван Лан­дин – герой осво­ения Аркти­ки, дав­ший в 1933 году остро­ву имя газе­ты «Прав­да Севера»

12 ноября Общество

Элект­ро­нные сига­реты ста­нов­ят­ся час­тью новой моло­дёж­ной культуры

12 ноября Общество

85 лет назад на мысе Челюс­кина нача­ла рабо­ту объе­дин­ён­ная гид­роме­те­оро­ло­ги­чес­кая станция

10 ноября Общество

Как в быв­шем тюрем­ном замке Архан­гель­ска куру-гриль заказы­ва­ют

10 ноября Общество

Сер­гей Вол­чков: «Всё боль­ше моло­дых людей хотят слу­жить в полиции»

9 ноября Общество

В Тех­нич­ес­ком музее Ниж­не­го Нов­горо­да наш­лось нес­коль­ко экспо­на­тов из Архан­гель­ской губернии

9 ноября Общество

На мечту малень­кой девоч­ки из Новод­винска соб­рали 10 мил­ли­онов рублей

7 ноября Общество

«Триум­фаль­ное шес­твие» по‑мез­ен­ски

7 ноября Общество

На остро­ве Хабар­ка в Архан­гель­ске стро­ят новый причал

7 ноября Общество

Учи­тель архан­гель­ской гим­на­зии – о «вой­нах памя­ти», фолк-ис­то­рии и задаче учителя