«Сложней всего комментировать современное искусство»

2 августа 9:20 Из газеты
Евгения Борисова (справа) тифлокомментирует здание Кирхи для слабовидящей посетительницы библиотеки
Евгения Борисова (справа) тифлокомментирует здание Кирхи для слабовидящей посетительницы библиотеки

В Архангельской области появился уникальный специалист – тифлокомментатор высшей категории

К слову, таких специалистов на всю страну лишь несколько десятков. Евгения Борисова, библиотекарь Архангельской областной специальной библиотеки для слепых, в нашем регионе и вовсе пока единственный тифлокомментатор.

— Нельзя сказать, что в Архангельске раньше совсем не занимались тифлокомментированием, – говорит Евгения Борисова. – Ведь что такое тифлокомментирование? Это описание предмета, пространства или действия, которые без специальных пояснений непонятны слепому или слабовидящему. То есть, другими словами – это объяснение незрячим окружающего мира. Подобное объяснение, безусловно, существовало всегда. Но скорее, на уровне волонтёрской помощи. В нашей специальной библиотеке для слепых 312 незрячих и слабовидящих читателей. И в силу своей работы я тоже раньше занималась тифлокомментированием, но не на профессиональном уровне. И мне всегда хотелось повысить качество своей работы.

– Мечта быть тифлокомментатором, она вообще у вас откуда?

— Вообще, я человек театра. Ещё в детстве пришла в театральный кружок Дворца пионеров, затем окончила Архангельский колледж культуры и искусства. По образованию я педагог театрального коллектива, режиссёр. При этом параллельно училась в колледже на дизайнера интерьера. Но, честно говоря, никогда не планировала, что буду работать в библиотеке для слепых. Просто так сложилась моя судьба. И именно эти два образования – дизайнерское и театральное – стали основой для того, что я потом занялась тифлокомментированием. Пригодились как дизайнерские знания, так и умение работать с голосом, с интонацией.

– То есть одного желания – «хочу тифлокомментировать» – мало?

— Конечно, мало. Тифлокомментатору необходимо иметь представление о мировой кинематографии, жанрах кинематографических произведений. Нужен багаж знаний, умений и большой запас слов. Хотя, на первый взгляд, действительно, может показаться, ну чего сложного в описании какого‑то там предмета или фильма? Между тем многие кандидаты отсеиваются уже на первом этапе тестирования, в том числе психологического.

– Вы обучались в Москве?

— Да, в институте «Реакомп», который является базовым учреждением Всероссийского общества слепых по научно-методической работе. Многие специалисты из регионов обучались там благодаря фонду Президентских грантов, но Архангельска в их числе не было. Чтобы оплатить обучение, мне предложили поучаствовать в конкурсе, который проводил благотворительный фонд Алишера Усманова. Но необходимо было обосновать, как полученные знания будут мной использоваться. И я рассказала о проектах, которые уже есть в нашей библиотеке. О том, что несколько лет существует, например, такой проект, как экскурсии для незрячих. Мы возим группы в музей «Малые Корелы», были в Поморской филармонии. На основе нашего опыта, в рамках проекта «Ты увидишь! Ты услышишь! Ты почувствуешь!» снят обучающий фильм, который используют и в других регионах России. Я, кстати, в том фильме тоже снималась.

– В роли тифлокомментатора?

— Нет. В роли гардеробщицы. Показывала, как правильно принять номерок у незрячего посетителя. Это тоже важно. Но всегда почему‑то улыбаюсь, когда вспоминаю, что досталась мне именно такая вот «маленькая» роль.

– При поступлении на обучение был большой конкурс?

— Из 300 кандидатов со всей России взяли только 16, была ещё девушка из Киева. Почти все студенты – работники библиотек для слепых, также с нами учился один профессиональный спортивный комментатор. Ведь тифлокомментировать можно всё, в том числе и спортивные мероприятия. Подобного рода тифлокомментирование, кстати, одно из самых сложных, его ещё называют «горячим», так как предварительной подготовки при этом нет.

– А вам что сложнее всего тифлокомментировать?

— Пожалуй, современное искусство. Ну как, например, описать огромное количество пересекающихся линий непонятных цветов? На курсах нам, кстати, говорили: «Если вы сможете прокомментировать современное искусство, то вы сможете прокомментировать всё». Один раз мне для описания досталась картина Матисса «Музыка». Это там, где на зелёном холме изображены пять красных человечков. Один из персонажей картины играет на скрипке, второй, сидя рядом, – на флейте, трое других находятся сбоку от них. Даже визуально представить такую картину непросто. Во время учёбы мы часто проверяли друг на друге – рождается или нет в голове образ по описанию?

– Какие ещё секреты тифлокомментирования открылись вам во время обучения?

— Например, с чего начинать объяснение: с общего образа или с деталей? Я раньше считала, что разницы особой нет, так как наш мозг усваивает информацию «в обе стороны». Но оказалось, что существует чёткое правило – от общего к частному. То есть допустим: «Это был высокий, полный человек с маленькими глазами и веснушками на носу». Особенности восприятия таковы, что вначале мы формируем образ, а потом начиняем его мельчайшими деталями. Но главное – в этих деталях не утонуть.

Есть и такой момент. Многие, когда говорят о слепых людях, почему‑то думают, что человек слепой полностью и абсолютно не видит. Но на самом деле, тотально незрячих мало. У многих сохранилось остаточное зрение. Есть такие патологии, при которых сохранено боковое зрение. И задача тифлокомментатора – помочь увидеть то, что человек не видит сам.

А вообще, в нашей работе можно выделить два главных правила – говори то, что видишь, и не говори того, чего не видишь.

– То есть никакой фантазии?

— Нельзя додумывать и приукрашивать действительность. Внятность и чёткость речи тоже важна. Голос – инструмент тифлокомментатора. Часто бывает, что в библиотеке читатели даже отказываются брать аудиокниги, если им не нравится голос диктора.

– Сколько времени уходит на подготовку тифлокомментирования?

— Если это не «горячее» тифлокомментирование, то порой три-пять часов или даже несколько дней. Описать красиво и ёмко, чтобы сложился образ – это ведь тоже искусство. В учебной практике, например, был случай, когда мы получили задание составить описание фотографии. И мне достался самолёт «Илья Муромец», летящий в голубом небе. Я начала искать дополнительную информацию об этом самолёте и нашла, что последний раз он поднимался в воздух в начале 20‑х годов прошлого века. Но фотография‑то цветная и явно современная! Как так? В итоге, я просидела несколько часов, но выяснила, что это фотография не самого самолёта, а летящей в небе модели. Нашла статью, как собирали эту модель, какие двигатели использовали. Установила даже, где и в каком году был сделан снимок. И к слову, оказалась единственной, кто отметил в тифлокомментарии, что это именно модель самолёта.

– Как тифлокомментатор вы планируете работать только по сопровождению групп? А если незрячий человек захочет просто пойти в театр, музей, в кино, то он сможет воспользоваться услугой тифлокомментирования?

— Ситуаций с индивидуальным сопровождением пока не возникало, но, думаю, что в перспективе всё возможно. Но надо учесть ряд факторов. Например, если речь о театральной постановке, то необходимо специальное оборудование.

– Как для синхронного перевода?

— Да. Сложного в этом ничего нет, но потребуется организовать и рабочее место в театре. Образно говоря, нужен маленький закуток, где тифлокомментатор мог бы наговаривать текст, который затем транслировался бы незрячему. В нашей библиотеке такого оборудования пока, к сожалению, нет.

– Может быть, это следующий шаг – получить грант на приобретение такого оборудования?

— Возможно. Главное, чтобы в предоставлении наших услуг были заинтересованы и другие учреждения культуры. А к сотрудничеству мы готовы всегда.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ Фото из личного архива Евгении Борисовой

Общество

14 декабря

Итоги неде­ли. Архан­гель­ская область с 7 по 14 декабря

13 декабря

В Архан­гель­ской области врачи стали успе­шней диаг­ности­ровать рак на ран­них стадиях

13 декабря

«Осно­вная про­блема – это дос­тупность…»

13 декабря

Мама на нуле

13 декабря

«Не един­ст­вен­ная причина»

12 декабря

Я про­сто делаю свою работу

12 декабря

У жур­на­лис­тов – новый глава

12 декабря

Ледо­вые пере­правы в Архан­гель­ской области откро­ют в конце декабря

12 декабря

Рас­писа­ние поез­да «Архан­гельск – Севе­род­винск» измени­лось

11 декабря

В Вель­ском райо­не после ремон­та снова раз­руш­ил­ся мост через Вагу

10 декабря

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 11 декабря

10 декабря

Архан­гело­гор­од­цев приг­лаша­ют на тре­тий «Круг бла­гот­вори­те­лей»

10 декабря

В Архан­гель­ске учас­ток улицы Гай­дара пере­кроют на четы­ре дня

9 декабря

В Архан­гель­ске начал рабо­ту Бело­мор­ский сту­ден­чес­кий форум

9 декабря

В Севе­род­винске завер­шился уни­каль­ный инклю­зив­ный про­ект «Рису­ем вместе»

Похожие материалы

13 декабря Общество

В Архан­гель­ской области врачи стали успе­шней диаг­ности­ровать рак на ран­них стадиях

13 декабря Общество

«Осно­вная про­блема – это дос­тупность…»

13 декабря Общество

Мама на нуле

13 декабря Общество

«Не един­ст­вен­ная причина»

12 декабря Общество

Я про­сто делаю свою работу

12 декабря Общество

У жур­на­лис­тов – новый глава

10 декабря Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 11 декабря

5 декабря Общество

Как в Тром­сё, горо­де-поб­рати­ме Архан­гель­ска, справ­ля­ют­ся с «мусор­ной про­бле­мой»

4 декабря Общество

Нель­зя нажи­вать­ся на чувств­ах людей

4 декабря Общество

«Мало­иму­щими не счи­та­ют­ся»

3 декабря Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит чет­вёрто­го декабря

2 декабря Общество

В Архан­гельск и Вельск приш­ли добряки…

27 ноября Общество

«Дос­то­яние», как зеркало…