В Архангельске появился памятник жителям области, погибшим в Советско-финляндской войне

14 октября 2020 7:27 Из газеты
Фото Артёма Келарева
Фото Артёма Келарева

Эта стела как будто расколота пополам: по замыслу автора, скульптора Дениса Стретовича, проём символизирует тогдашнюю линию фронта. 

Стела установлена на Ильинском кладбище, там, где пять лет назад были захоронены в братской могиле останки 145 советских бойцов, солдат и командиров, найденных российскими поисковиками в 2014 и 2015 годах на болотах недалеко от города Кухмо в Суоми. Это первые вывезенные из Финляндии останки бойцов, жителей Архангельской области, погибших во время Советско-финляндской войны, но, сегодня с уверенностью говорят, далеко не последние.

На церемонии открытия памятника руководитель регионального отделения Российского военно-исторического общества Сергей Ковалёв говорил о том, что информации о Советско-финляндской войне по‑прежнему очень мало, но в памяти жителей нашей области она связана с горем, и этот памятник – первое место, куда родственники погибших теперь хотя бы могут прийти и помянуть те события.

У заместителя руководителя администрации губернатора области и правительства области Олега Русинова, который выступал на церемонии, Советско-финляндскую прошёл дед.

— Дед вернулся, но был тяжело ранен. Прошёл испытания Великой Олег РусиновОтечественной войны. Но первая память у него была о той войне – это врезалось мне в память по его рассказам, – сказал Олег Русинов.

На церемонии не раз напомнили цифры: сегодня известно, что со стороны Финляндии в войне участвовало около 600 тысяч человек и погибло более 48 тысяч, со стороны Советского Союза участвовало до одного миллиона человек и погибло свыше 126 тысяч. Военные действия шли всего 105 дней…

При этом все говорили о том, что много наших погибших до сих пор остаётся на финской территории, что их останки нужно поднимать и вывозить на родину. На протяжении последних двух десятков лет в Финляндии работают российские поисковики, сводный отряд, в который входят и участники поисковых отрядов из Архангельской области. И одновременно там работают финские поисковики. Друг другу они помогают. Так, нынешний памятник, установленный на Ильинском, – точная копия поставленного полтора года назад в Финляндии, на месте захоронения советских солдат в Пало-Ахо, рядом с Кухмо, появившегося благодаря финским поисковикам.

Памятник рядом с Кухмо был установлен на средства Российского военно-исторического общества, памятник в Архангельске – преимущественно на средства того же общества и грант президента. Финансовую поддержку оказали также администрация Архангельска и областное правительство.

Инициатором установки памятника стал благотворительный «Военно-исторический фонд Русского Севера», который помогает организационно и финансово проведению поисковых работ на местах боёв Советско-финляндской войны.

— Принципиальная позиция «Военно-исторического фонда Русского Севера» и Российского военно-исторического общества, с которым мы вместе всё это делаем, – мы не даём оценок этой войне; наша задача – увековечить память погибших бойцов, – сказал его руководитель Денис Михеевский. – Финны тоже очень трепетно относятся к памяти о Советско-финляндской войне с той позиции, что эта война – прежде всего трагедия для обоих народов. В некоторых поисковых операциях финские поисковики помогали нашим непосредственно, вели полевые работы.

Места боёв подсказывают финны

— Проведение поисковых работ на территории чужого государства очень руководитель сводного отряда поисковиков Светлана Мальчихинапроблематично. Тем более – я думаю, вы представляете! – как трудно было договориться, чтобы вернуть наших бойцов домой, – сказала на церемонии открытия памятника руководитель сводного отряда поисковиков Светлана Мальчихина. – Однако, те бойцы, которых мы привезли и которые были захоронены в 2015 году, – это только начало.

В это лето наши поисковики не ездили в Финляндию из‑за ситуации с коронавирусом, но уже в следующим планируют продолжить там работу. По словам Дениса Михеевского, есть основания предполагать, что в Финляндии ещё остались не исследованные места, где воевали и погибали и где, вероятно, остались санитарные захоронения. Эти места сегодня определены примерно, на основании информации, найденной в Российском государственном военном архиве и музее Советско-финляндской войны города Кухмо. Кроме того, поисковики порасспрашивали старожилов тех мест, рядом с которыми проходили бои, и по их воспоминаниям тоже составили карты.

В дальнейшем, если во время поисковых работ будут обнаруживаться ещё останки наших земляков, – их планируют перевозить в Архангельск и подзахоранивать к уже лежащим под мемориальной плитой на Ильинском кладбище.

Только вот, к сожалению, установить личности погибших, по словам Светланы Мальчихиной, теперь уже очень мало шансов: ладанки и медальоны того времени не сохраняются. Так, из 145 похороненных на Ильинском кладбище смогли установить личности только у двоих – по именным вещам. Известно только, что все 145 были жителями нашей области, потому что были бойцами 9‑го отдельного лыжного батальона, который формировался в Архангельске.

«Прийти и поплакать»

Потомки тех, кто участвовал в Советско-финляндской, и тех, кто погиб на ней, говорили о том, что им всегда не хватало места, куда можно было бы «прийти и поплакать». С особенной горечью рассказывали об этом те, кто потерял близких на финской территории: не осталось даже могил…

85‑летняя Лидия Дроздова, потерявшая на Советско-финляндской отца, рассказала, что мучилась этим всю жизнь, даже добилась, чтобы имя её отца добавили в список, выгравированный на памятнике жертвам Великой Отечественной войны в родном районе города – посёлке Гидролизного завода, хотя советская история не рассматривала «финскую кампанию» как часть Второй мировой войны. Список как раз заканчивался на «Щ», а фамилия отца Лидии Александровны была «Щукин» – и власти пошли на уступку. Снизу приписали чёрной краской «Щукин Александр Васильевич». И каждое 9 Мая она несла туда цветы папе.

— Но это всё равно было не то, – с горечью говорила Лидия Александровна. – Лидия Дроздова, потерявшая на Советско-финляндской отцаВдвойне обидно было, что тогда место гибели отца ещё можно было установить: когда с Советско-финляндской вернулся сосед семьи, он рассказал, что в момент гибели их отца был с ним рядом и мог бы показать примерно, где это произошло… Но в те времена невозможно было даже представить, как можно поехать искать останки на территорию чужого государства. В извещении о смерти, которое к ним пришло, в графе о месте захоронения стоял прочерк.

О том, как изменилось отношение к той войне, тоже можно судить по истории этой семьи.

В начале двухтысячных, рассказала Лидия Александровна, из государственного военного архива пришёл неожиданный ответ, что её отец похоронен в Сайе, в Финляндии.

— Мы сразу стали разузнавать, что за Сайя такая. Узнали и сразу стали оформлять визы. Всё оказалось очень просто: мы распечатали карту дорог, сели в машину и поехали туда с сыном и племянницей, – рассказала Лидия Александровна. – И в Сайе нам повезло: тыкая пальцами в русско-финский разговорник, спросили дорогу к захоронению первую попавшуюся местную жительницу, и даже не ожидали, что она примет такое участие! Она руками помахала – мол, ждите тут, и через несколько минут выехала к нам на своей машине и повела к городскому кладбищу. Без неё мы бы, может, и не нашли захоронение наших бойцов: городское кладбище у них большое. В захоронении, где, по информации из архива, лежит мой папа, похоронен всего 41 боец: те, кто, как папа, погиб 31 января 1939 года, и те, кто погиб 13 марта 1940, но все безымянные.

А дальше Лидию Александровну ждал ещё один поворот. После посещения захоронения в Финляндии она стала мечтать о том, чтобы установить на том месте памятный знак с поимённым списком погибших.

Когда на 70‑летие со дня окончания Советско-финляндской войны ей подарили книгу «Герои зимней войны», сделала оттуда выборку, составив полный список тех, кто похоронен в Сайе, и отправила в российское посольство на территории Финляндии, приложив к обращению: нельзя ли каким‑то образом поместить этот список на месте финского захоронения советских бойцов в Сайе?

— Я ни на что особенно не надеялась, – призналась Лидия Александровна. – Но финские власти согласились. Всего два года потребовалось нашему посольству, чтобы установить на месте захоронения в Сайе памятный знак с поимённым списком погибших. При этом с меня не взяли ни копейки.

Теперь Лидия Александровна мечтает о том, чтобы останки бойцов, похороненных в Сайе, перевезли в Россию. Для неё это важно.

— Когда я посылала этот вопрос – нельзя ли перезахоронить бойцов, похороненных в Сайе, у нас? – в российское посольство в Финляндии, мне ответили, что пока такого не практиковали, потому что запроса не было. Но вот это уточнение, «потому что запроса не было», оно вселяет надежду, – сказала Лидия Александровна. – Тем более что времена меняются, я это вижу.

Много лет назад, пояснила Лидия Александровна, её очень обидели слова одного уважаемого в Архангельске человека, военного в большом чине. Он сказал ей, чтобы она не ждала памятника погибшим в Советско-финляндской войне в Архангельске, – мол, его никогда не будет, потому что в этой военной истории слишком много тёмных мест.

— «Сами живы – и успокойтесь», – сказал он мне тогда. А сегодня этот памятник в Архангельске всё‑таки появился, – сказала Лидия Александровна.

И сегодня помощник военного комиссара области по работе с ветеранами Николай Иванов говорит, что позиция областного военного комиссариата – увековечить память о Советско-финляндской войне и добиться того, чтобы останки всех погибших советских бойцов были захоронены на родине.

Елена ХЛЕСТАЧЁВА

Общество

16 апреля

Май для рос­си­ян нач­нётся с двух четы­рёхд­не­вных рабо­чих недель

16 апреля

Онколо­гов не раду­ет сни­же­ние заболе­ва­емос­ти

16 апреля

Жите­ли Архан­гель­ской области нача­ли обращать­ся в боль­ницы с уку­сами клещей

16 апреля

Воен­ные про­сят не бес­поко­ит­ся – в Севе­род­винске прой­дут учения

16 апреля

Бук­сиры на Реушень­гу будут ходить с 18 апреля

16 апреля

Полномо­чия главы Виног­рад­ов­ско­го райо­на Алек­сея Табо­рова прек­раще­ны досрочно

16 апреля

Ледо­ход на Север­ной Двине раз­вива­ет­ся на двух участках

16 апреля

Рабо­ты на водоп­ров­од­ных тру­бах на улице Гага­рина в Архан­гель­ске нач­нутся 17 апреля

15 апреля

Более пяти­деся­ти тысяч доз вак­цины от COVID-19 поступи­ло в Архан­гель­скую область за послед­ние два дня

15 апреля

Вла­ди­мир Путин пору­чил избавлять­ся от излиш­ней бюрок­ра­тии в социаль­ной сфере

15 апреля

В Архан­гель­ской области стар­ту­ет кон­курс «Моло­дые лиде­ры Поморья-2021»

15 апреля

Пер­вый шаг к ЕГЭ сде­лали сегод­ня выпуск­ни­ки школ Поморья

15 апреля

В Архан­гель­ске на месте сне­сен­ной часов­ни постро­ят новый храм

15 апреля

Поморье при­со­еди­няет­ся к Дик­танту Победы

15 апреля

Стар­то­вал прием доку­мен­тов на получе­ние сер­тифи­ката на лет­ний отдых ребенка

Похожие материалы

16 апреля Общество

Онколо­гов не раду­ет сни­же­ние заболе­ва­емос­ти

14 апреля Общество

Роди­тели Лесо­зав­од­ской сред­ней школы в Коно­ше двад­цать лет борют­ся за стро­итель­ство новой школы

13 апреля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 апреля

11 апреля Общество

Путь мор­ских офи­це­ров в XIX – нача­ле XX века лежал через Архан­гельск

7 апреля Общество

Архан­гельск – Казань: рабо­тать вмес­те выгодно

6 апреля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит седь­мого апреля

4 апреля Общество

Беседа с пси­хо­ло­гом: Син­дром «выжжен­ной совести»

3 апреля Общество

«Хоть зуба­ми вце­пись. Одна попыт­ка будет»

2 апреля Общество

Болезнь-неви­дим­ка и «свя­тая трои­ца»: как в Архан­гель­ской области лечат анев­ризму аорты

1 апреля Общество

Побывать в селе Ломо­носо­во и вер­нуть­ся к обеду в Архан­гельск

30 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 31 марта

28 марта Общество

Спа­са­те­ли-спе­ле­оло­ги Поморья отраба­тыва­ют спо­собы спа­се­ния людей в пещерах

27 марта Общество

«У Ясина лиш­няя хро­мо­со­ма, но сам он – не лишний»