«Малоимущими не считаются»

4 декабря 2019 13:03 Из газеты
Lori (c)
Lori (c)

Бабушке, опекуну тяжелобольного ребёнка, чиновники предложили самостоятельно «копить» на квартиру

С маленькой Валей из посёлка Вандыша Коношского района мы познакомились весной 2016 года. В редакцию тогда обратилась её бабушка Тамара Анатольевна Титеева и рассказала, что внучка, которая с рождения находится у неё под опекой, – единственная первоклассница и единственная особая ученица в деревенской школе.

Поближе к цивилизации

Несмотря на тяжёлые диагнозы – говорить, ходить и сидеть самостоятельно Валя не умела, – она очень хотела учиться и тянулась к знаниям изо всех сил. Но чтобы добиться разрешения на обучение, её бабушке пришлось собрать кипу справок, документов и лично отвезти внучку на медико-педагогическую комиссию в Архангельск.

Комиссия подтвердила – обучать ребёнка необходимо, но кроме школьного учителя «для образовательного процесса» требуются и другие специалисты: логопед, психолог, дефектолог. В школе Вандыша таких не было никогда. Да и саму школу, как оказалось, собирались закрывать, а значит, учить единственную первоклассницу было некому.

Тамаре Анатольевне вначале посоветовали «сдать внучку на время» в интернат. А когда она отказалась, то предложили другой радикальный способ – переехать из Вандыша поближе к цивилизации. Например, в Коношу. Местная школа готова была принять особую ученицу. Ради Вали семья и решилась на переезд. Хотя все понимали, что едут на пустое место – жилья в Коноше у них не было.

После того как к истории подключились журналисты и областной Союз общественных объединений инвалидов, администрация Коноши предложила семье временное жильё – на полгода. Но Титеевы отказались, так как условия, по словам Валиной бабушки, были неподходящими для особого ребёнка.

В органах опеки Тамаре Анатольевне также пояснили, что Валя как сирота сможет получить жильё, став совершеннолетней. Но где? Опять же, в Вандыше, поскольку прописка у неё деревенская. А Коноша – это другое муниципальное образование, и без прописки там никто не имеет права поставить Валю на жилищный учёт. В итоге, семья самостоятельно сняла квартиру на окраине Коноши.

15 лет по 15 тысяч

И вот недавно Тамара Титеева вновь позвонила в редакцию «Правды Севера».

— Мы так и живём в съёмном жилье, – рассказала Тамара Анатольевна. – К счастью, удалось оформить временную прописку, которую нам продлили ещё на год. Прописка нужна, чтобы получать льготы по ЖКХ. За квартиру мы по‑прежнему платим много – 15 тысяч в месяц, но часть из этих денег теперь возвращают Вале на счёт.

По словам Тамары Анатольевны, вот уже год они пытаются доказать, что являются малоимущими и имеют право встать в очередь на предоставление жилья в Коноше. Но отстоять это право у семьи пока не получается.

— Вначале мы в районную администрацию документы подавали, – поясняет Тамара Титеева. – Но там сказали, что «за Коношу не отвечают». А в поселковой администрации, из‑за этого сейчас мы и судимся, говорят, что доход у нас больше, чем у малоимущих. А раз так, то и места в жилищной очереди для нас нет… Мол, мы сами можем накопить себе на жильё.

Очередное судебное заседание состоялось у Титеевых 21 ноября. Тамара Анатольевна показывает расчёты чиновников. Там, действительно, так и написано – за 180 месяцев семья Титеевых может самостоятельно накопить на квартиру. Если, конечно, откладывать будет на протяжении 15 лет по 15 тысяч рублей. К слову, 15 тысяч – это вся Валина пенсия…

Каша на воде

— Выходит, что ребёнок-сирота с тяжёлой инвалидностью должен теперь сам на жильё копить? – недоумевает Валина бабушка. – Ни есть, ни пить – каша на воде, да масло растительное по праздникам… Жильё ведь постоянно дорожает. Или в Коноше цены заморозят, пока Валя деньги будет собирать? Если так «копить», то каждый из нас обязан питаться на сумму не больше трёх тысяч рублей в месяц. Только тогда мы в нормы, которые нам определили, уложимся, но, наверное, и сами рядышком ляжем.

В своих расчётах чиновники учитывают только доходы, а расходы как же? За квартиру 150 тысяч в год – это разве не расходы? У Вали тяжёлая степень белково-энергетической недостаточности. Питание ей необходимо дополнительное, и в год это ещё 140 тысяч. Но в опеке мне как‑то уже сказали, что не может у вас внучка столько денег проедать…Мол, ей и пяти тысяч в месяц много. Ладно, в прошлом году мы на реабилитацию потратили только 30 тысяч, обычно больше денег уходит. А лекарство дополнительное? По 600 рублей флакончик… И таких курсов три-четыре в год, – говорит Тамара Анатольевна.

Игорю Ивановичу, Валиному дедушке, до пенсии ещё несколько лет. Но возраст и здоровье такое, что, по словам Тамары Анатольевны, на работу его уже сейчас официально никуда не берут.

— Заработки если и есть, то временные, – поясняет она. – Конечно, дедушка всеми силами старается, без его помощи нам с Валей вообще было бы не выжить.

— А какой у вас общий доход в семье за месяц?

— Я 19 тысяч получаю – это моя пенсия плюс опекунские. Валина пенсия – 15 тысяч с небольшим, но я не могу этими деньгами свободно распоряжаться. Только по заявлению – мол, такая‑то сумма требуется на такое‑то приобретение для Вали. И за всё отчитываюсь – до копейки. В общем, опять мы готовимся к суду. Решили, что пойдём до конца.

— А как у Вали дела с учёбой? Учителя домой приходят?

— С учёбой всё хорошо, – говорит Тамара Анатольевна. – Валя уже в четвёртом классе. Учиться ей очень нравится. Логопед, дефектолог, психолог занимаются с ней регулярно. Все отмечают, что Валя делает успехи. Благодаря занятиям, она стала более смышлёной. В общем, растёт. Одиннадцать лет уже…

По словам бабушки, любимое занятие внучки, как и прежде – книжки. Вале нравится слушать, когда ей читают сказки. А ещё она любит рисовать. И хотя карандаш, кисточку держать не может – рисует ладошками.

— В школу мы Валю не носим, но других ребятишек она видит, – рассказывает Тамара Анатольевна. – В Коноше их много, не то что в Вандыше. Гуляем каждый день, и Валя внимательно наблюдает за детьми. Они тоже на неё смотрят, иногда подходят ко мне, расспрашивают: «Почему девочка у вас в коляске?» Я в таких расспросах ничего плохого не вижу. Это же дети, им всё интересно. Рассказываю им про Валю и вижу, как они меняются – улыбаются Вале, машут ей рукой. И она им тоже в ответ – улыбается…

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Ольга Смирнова, региональный уполномоченный по правам ребёнка

– Мы внимательно изучим и проанализируем объективность расчётов, которые нам предоставила опекун. Исходя из этого, будем действовать дальше. В любом случае, ситуация у нас на контроле. Интересы ребёнка не должны пострадать.

Общество

11 августа

Более двух тысяч дет­ей-си­рот стоят в оче­реди на жильё в Архан­гель­ской области

10 августа

В Архан­гель­ске на озере Буты­гино прой­дёт субботник

10 августа

Архан­гельск про­дол­жа­ет под­гот­ов­ку к зиме

10 августа

Пере­сече­ние Обводно­го кана­ла и улицы Гага­рина в Архан­гель­ске вре­мен­но перекрыли

10 августа

Севе­рян приг­лаша­ют при­нять учас­тие в фору­ме «Доб­ро в сер­дце России»

10 августа

В Архан­гель­ской области ожи­да­ют­ся дожди и грозы

9 августа

Севе­рян приг­лаша­ют при­нять учас­тие в кон­курсе язы­ко­во­го твор­чества

9 августа

В Рос­сии отмеча­ют День строителя

9 августа

В Архан­гель­ской области ожи­да­ет­ся тёп­лая и пас­мур­ная погода

8 августа

Заболе­ва­емость рас­тёт. Смер­тность стоит на месте

7 августа

Опер­штаб: Поморье начи­на­ет возв­ра­щать­ся к при­выч­ной жизни

7 августа

«Так с тобой поступать нельзя»

7 августа

Заведу­ющую дет­сада в Кот­ласе, где маль­чи­ков пере­оде­вали в девичьи платья, уволили

6 августа

Тер­рито­рию Нян­домс­кой ЦРБ бла­го­ус­троят в 2021 году

6 августа

Зачем «Смоль­ный» при­хо­дил в Архан­гельск?

Похожие материалы