Яйцо динозавра, найденное под Онегой, оказалось шуткой природы

5 февраля 2020 9:19 Из газеты
Зародыш из найденного «яйца динозавра» под Онегой
Зародыш из найденного «яйца динозавра» под Онегой

В начале января 2020 года на одной из торговых интернет-площадок появилось объявление о продаже «окаменелого яйца динозавра с зародышем внутри»

Антон УльяхинПо словам продавца по имени Сергей, возраст находки, обнаруженной в окрестностях реки Онеги, 65–120 миллионов лет. А потому и цена соответствующая – 770 тысяч рублей. 

Однако, по словам Антона Ульяхина, научного сотрудника палеонтологического института им. А. А. Борисяка Российской академии наук, морские отложения по берегам Онеги относятся ко времени, когда динозавров ещё и в помине не было. Так что же за «яйцо» там обнаружено?

– Антон Васильевич, сколько сегодня на территории Архангельской области выявлено местонахождений ископаемых остатков древнейших многоклеточных животных и растений?

— Речь идёт о так называемой вендской (эдиакарской) фауне, или вендобионтах – древнейших многоклеточных на Земле (Прим. ред. – в вендский период – около 600 миллионов лет назад – Землю населяли мягкотелые существа – первые из известных широко распространённых многоклеточных животных). Конкретную цифру назвать затрудняюсь, но, думаю, что не больше десяти. Всего в мире наберётся десятка три. Дело в том, что доступных для исследований выходов вендских (эдиакарских) отложений на дневную поверхность на планете Земля не так много, и далеко не все они содержат ископаемые. В России первое местонахождение вендобионтов обнаружено в 70‑х годах ХХ века именно в Архангельской области. Кстати, на Онеге вендские отложения обнажаются, и, в отличие от костей динозавров, вендобионтов там находили.

– Где расположены эти месторождения, и какой их научный потенциал?

— Местонахождения расположены вдоль берега Белого моря, по берегам впадающих в него рек, а также в оврагах. Часто это очень крутые склоны, сложенные слоистыми морскими отложениями вендской системы. В определённых слоях находят отпечатки самих животных. Научный потенциал велик, потому что так называемая беломорская фауна венда довольно разнообразна по видам, многочисленна по находкам в целом, что очень важно для изучения. Отпечатки этих мягкотелых часто прекрасной сохранности, чего не скажешь о других регионах мира, где они встречаются.

– Каким образом сегодня изучается палеонтологический потенциал региона?

— Проводятся сезонные полевые изыскания, в частности нашим палеонтологическим институтом. Результаты этих изысканий и последующей работы с найденным материалом – научные публикации, которые появляются каждый год, а также доклады на конференциях. Например, последний такой доклад был на днях представлен на конференции «Палеострат» у нас в институте. Речь шла о трёхлучевых докембрийских животных – трилобозоях. Новые данные по строению мягкого тела, в частности интерпретация центральных желобков как пищеводных каналов, выделение рта в центральной части «щита» (тела) животного и сохранившиеся следовые дорожки позволили уточнить их морфологию и установить характер передвижения. Раньше точно не могли сказать, были ли трилобозои сидячими или подвижными животными. Теперь можно констатировать, что они могли передвигаться, но, видимо, очень медленно. Читаются также научно-популярные лекции по теме вендской фауны. Последние выступления в виде цикла были в Биологическом музее имени Тимирязева в прошлом году.

– Несколько лет назад на территории региона было зафиксировано несколько случаев нелегального сбора палеонтологических объектов, а находки из Архангельской области активно продавались в интернете. Сегодня есть ли действенные меры, которые могут помочь сохранить палеонтологическое наследие региона?

— Как складывается сейчас ситуация в Архангельской области, не могу точно судить, но то, что ведётся незаконный поиск и продажа наиболее ценных палеонтологических объектов, таких как остатки вендской биоты – это правда. К сожалению, эта проблема встаёт перед всеми регионами, где находимые палеонтологические объекты становятся предметом незаконного заработка. Здесь речь в первую очередь идёт о геологических памятниках или известных науке местонахождениях, где для изысканий нужно соответствующее разрешение.

Подобная проблема закреплена у нас на законодательном уровне. Существует федеральный закон «О недрах». В нём не единожды упоминается и о палеонтологических объектах, представляющих собой научную и культурную ценность. Конечно, всегда найдутся те, кто нарушит статью №33 данного закона (прим. ред – остановить любые работы при обнаружении редких находок и сообщить об этом госорганам). Эта проблема особенно остро стоит в Якутии, где в промышленных масштабах добывается мамонтовая кость. Ситуацию с таким «браконьерством» там пытаются наладить, разрешая добычу только тем, у кого есть лицензия на сезонное использование определённого лицензионного участка. К таким законным изысканиям подключаются и палеонтологи. Но кость мамонта идёт на промышленный поток, и здесь крутятся деньги, не сопоставимые с теми, которые заработают на вендобионтах, интересных довольно узкому кругу в лице собирателей ископаемых. Поэтому меры для сохранения палеонаследия Архангельской области, конечно, есть, но они вряд ли будут активно при необходимости применяться.

– Часто ли частные лица, нашедшие палеонтологический объект, обращаются к вам за экспертным мнением?

— Да, обращения определить что‑то непонятное и не всегда на деле имеющее отношение к палеонтологии, происходят довольно часто. В соцсети Facebook я веду паблик, посвящённый палеонтологии России «PaleoRus». Время от времени получаю письма с фотографиями находок, некоторые из которых уже заранее позиционируются как нечто уникальное, и требуется лишь подтверждение этой уникальности. В действительности чаще всего приходится давать опровержения. Это нисколько не удивляет, потому что для обывателя какая‑нибудь копытцевая кость коровы – был реальный случай, – может выглядеть, как зуб какого‑то вымершего хищника-гиганта, неизвестного доселе науке. Самое печальное, что люди порой предпочитают оставаться при своём мнении и не хотят прислушиваться к тем, кто действительно «в теме».

Из Архангельской области тоже обращались. Последний случай – как раз «яйцо динозавра» с Онеги. На нашем Европейском Севере совсем уж нереально такое найти. Ведь река Онега не вскрывает континентальные отложения юрской и меловой систем, в которых обычно находят остатки динозавров. Наиболее молодые морские отложения по берегам Онеги относятся к каменноугольной системе, когда динозавров ещё и в помине не было. Первые динозавры появились почти на 100 миллионов лет позже самых молодых пород рассматриваемого района. Некоторые могут сказать: «А как же кости динозавров, найденных под городом Котлас?» Да, действительно, ещё в конце XIX века профессором Варшавского университета Амалицким на реке Малой Северной Двине было найдено уникальное местонахождение фауны наземных четвероногих пермского периода, с которого фактически и началась история отечественной палеонтологии позвоночных. Но пермские позвоночные никакого отношения к динозаврам не имеют – они древнее и относятся совсем к другим группам четвероногих. Амалицкий нашёл целые скелеты и множество отдельных черепов и костей амфибий, бегемотоподобных парарептилий скутозавров и звероподобных ящеров с длинными клыками, таких как иностранцевия.

– Что необходимо сделать человеку, нашедшему объект, представляющий на первый взгляд научную ценность?

— Необходимо обратиться к специалистам по тому направлению исследований, которое, по мнению человека, сделавшего находку, больше всего подходит для разрешения вопроса касательно предполагаемой научной ценности найденного объекта. Сделать это не так уж сложно при наличии интернета. Контакты, например, нашего палеонтологического института найти легко, да и многие наши сотрудники, особенно молодые, общаются через социальные сети. В палеонтологии довольно часто бывает так, что любители, у которых есть интерес к прошлому, но нет соответствующего образования, находят поистине уникальные вещи, и их единственное верное решение – показать находки палеонтологам. Только тогда и научная среда, и общественность получат важную информацию, как ещё один кусочек пазла гигантской и сложной картины прошлого.

Анастасия ВОЛОДИНА. Фото из архива Антона Ульяхина и сайта avito.ru

Компетентно

«Яйцо динозавра» с реки Онега, по мнению специалистов министерства природных ресурсов Архангельской области, соответствует конкреции – шаровидному минеральному агрегату радиально-лучистого строения. В её центре обычно находится зерно, которое служит затравкой при её росте. Другими словами – на зерно наслаиваются различные отложения пород. Несмотря на то что почти совершенная форма конкреции наводит на мысль о древних цивилизациях, эти объекты довольно распространённые в природе. Самые знаменитые гигантские конкреции находятся в Новой Зеландии – это валуны Моераки. Диаметр каменных шаров – от 0,5 до 2,2 метра. Подобные объекты есть и в Республике Коми. В Архангельской области каменные шары встречаются на архипелаге Земля Франца-Иосифа, на острове Чамп.

Факт

За последние пять лет в Архангельской области зафиксировано два случая нелегальных палеонтологических раскопок. В августе 2015 года – при проведении рейда инспекторской службы Пограничного управления ФСБ России по Западно-Арктическому району в районе мыса Зимнегорский в Приморском муниципальном районе. И в августе 2016 года – при проведении совместного рейда сотрудниками Архангельской межрайонной природоохранной прокуратуры, Пограничного управления ФСБ России по Западно-Арктическому району, органов полиции по Приморскому району ОМВД России «Приморский» и управления Росприроднадзора по Архангельской области на берегу Белого моря в районе мыса Зимнегорский в Приморском муниципальном районе.

Общество

14 апреля

Жите­лям Поморья напо­мина­ют об необ­ходи­мос­ти исполь­зова­ния масок в общест­вен­ном транс­пор­те

14 апреля

В Архан­гель­ске семья из ава­рий­ного дома полу­чит 2,7 мил­ли­она руб­лей по реше­нию суда

14 апреля

Часть пло­щади Про­фсою­зов в Архан­гель­ске пред­лага­ют отдать под озе­ле­не­ние

14 апреля

Муни­ципаль­ные образо­ва­ния Архан­гель­ской области гото­вят­ся к ледоходу

14 апреля

Жите­ли улицы Цвет­ной в Архан­гель­ске не могут ни прой­ти, ни про­ехать по свое­му двору

14 апреля

Алек­сандр Цыбуль­ский пору­чил про­рабо­тать воп­росы обес­пече­ния кибер­безо­пас­ности и про­фил­ак­тики нар­коза­ви­си­мос­ти среди детей и под­рос­тков

14 апреля

24 апреля Поморье при­со­еди­нит­ся ко все­рос­сийско­му суб­бот­нику

14 апреля

В Поморье измен­ит­ся режим рабо­ты отделе­ний занят­ос­ти населения

14 апреля

В Архан­гель­ской области по суб­бо­там будут рабо­тать вак­циналь­ные бригады

14 апреля

В Коль­ском заливе обнару­жили само­лёт вре­мён ВОВ

14 апреля

Во вто­рой город­ской боль­нице Севе­род­винска откры­лась новая реани­ма­ция

14 апреля

Под­ряд­чик устра­нит нару­ше­ния, допу­щен­ные при стро­итель­стве детс­ко­го сада «Бель­чо­нок» в Вельске

13 апреля

На реках Архан­гель­ской области начал­ся ледоход

13 апреля

В Архан­гель­ске отрем­он­тиру­ют Май­мак­сан­ское шоссе и улицы Победы

13 апреля

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 апреля

Похожие материалы

13 апреля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 14 апреля

11 апреля Общество

Путь мор­ских офи­це­ров в XIX – нача­ле XX века лежал через Архан­гельск

7 апреля Общество

Архан­гельск – Казань: рабо­тать вмес­те выгодно

6 апреля Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит седь­мого апреля

4 апреля Общество

Беседа с пси­хо­ло­гом: Син­дром «выжжен­ной совести»

3 апреля Общество

«Хоть зуба­ми вце­пись. Одна попыт­ка будет»

2 апреля Общество

Болезнь-неви­дим­ка и «свя­тая трои­ца»: как в Архан­гель­ской области лечат анев­ризму аорты

1 апреля Общество

Побывать в селе Ломо­носо­во и вер­нуть­ся к обеду в Архан­гельск

30 марта Общество

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 31 марта

28 марта Общество

Спа­са­те­ли-спе­ле­оло­ги Поморья отраба­тыва­ют спо­собы спа­се­ния людей в пещерах

27 марта Общество

«У Ясина лиш­няя хро­мо­со­ма, но сам он – не лишний»

26 марта Общество

«Комис­сия приз­нала – жить невоз­можно. А мы живём…»

21 марта Общество

Между небом и зем­лей. Как в Архан­гель­ской области врачи сана­ви­ации спа­са­ют жизни