Меняем депутатов на скамеечки?

11 ноября 2016 13:37
Фото Ивана Малыгина
Фото Ивана Малыгина

Идея сокращения числа депутатов Архангельского областного Собрания сама по себе не нова. Она то и дело возникает в риторике тех или иных региональных политиков, но, как правило, дальше слов дело не идет.

Поэтому инициативу Эрнеста Белокоровина, с которой тот выступил накануне, назвать революционной трудно. Тем более, что его законопроект ни что иное как поправка к уже существующему проекту закона, который был внесен в областное Собрание еще в 2014 году, прошел первое чтение, а затем обрел себе уютненькое место под сукном в одном из кабинетов регионального парламента.

О том, почему Эрнест Белокоровин решил реанимировать этот законопроект, зачем все это нужно и почему именно сейчас – вчера шла речь на «круглом столе», организованном информационным агентством «Двина-информ». Ответы прозвучали почти на все вопросы. Но обо всем по порядку. Поехали.

Зачем это нужно?

Одним из основных мотивов провести сокращение числа депутатов автор поправки к законопроекту 2014 года называет сокращение бюджетных расходов. Действительно, каждый парламентарий регионального масштаба у нас получает вознаграждение в размере 25 тысяч рублей в месяц, ему оплачиваются командировочные расходы, чтобы он мог добраться до зала заседаний на площади Ленина, и проживание в гостинице в период проведения сессий. Это касается обычных депутатов, которые работают на общественных началах. Но в региональном парламенте есть и депутаты, работающие на освобожденной профессиональной основе. Такие, помимо прочего, получают весьма приличную по меркам региона зарплату, которая может превышать и 100 тысяч рублей. И, конечно, у каждого народного избранника есть помощник, который тоже получает скромное вознаграждение за свой труд.

Так вот. По подсчетам Эрнеста Белокоровина, если областное Собрание избавится от 20 лишних кресел, то бюджет сможет в год экономить до 10 миллионов рублей.

— Вы скажете, что это небольшая сумма. Но давайте выйдем на улицу и спросим у людей – существенные это деньги или нет? Думаю, большинство ответит положительно. Ведь на них можно, например, в каждом дворе поставить скамеечки. Одна скамейка стоит около 30 тысяч – вот и считайте, – убеждает оппонентов Эрнест Белокоровин.

Почему именно сейчас?

Нет, не потому, что Архангельская область испытывает острый дефицит скамеечек во дворах. По мнению автора поправки, сегодня как раз самое время для сокращения: до новых выборов в региональный парламент чуть меньше двух лет, а это значит, что и у избиркома и у тех, кто чувствует в себе нераскрытый политический потенциал, есть время подготовиться. У первого будет время для нарезки новых избирательных округов, а вторые могут использовать его для того, чтобы с этим самым округом познакомиться и начать в нем работать.

Помимо этого, приняв поправку Эрнест Анатольевича, по его собственной мысли, депутаты попадут в тренд последнего времени, который выражается в намерении, правда, пока лишь исполнительной власти всех уровней сократить расходы на самих себя – о грядущих сокращениях уже известно служащим и регионального правительства, и администрации областного центра. Впрочем, есть мнение, что подобные сокращения, которые в свое время проводили и Илья Михальчук, и Виктор Павленко, и Александр Донской зачастую носят лишь декоративный характер.

— Посмотрите на здания областного правительства вечером – там что, стало меньше окон, в которых горит свет? Нет, это не так, там везде светло. Так кого же сокращали все эти годы? – поинтересовался член областной общественной палаты Евгений Шевчук, также принимавший участие в дискуссии.

Впрочем, намек Евгения Владимировича остался участниками круглого стола незамеченным.

Кто окажется под ударом?

Оставив за скобками иронию, с Эрнестом Белокоровиным трудно не согласиться. Ведь и правда, Архангельское областное Собрание депутатов – самый многочисленный региональный законодательный орган на Северо-Западе страны. Даже многомиллионный Питер умудряется обходиться 50 законодателями. У нас же их 62. 

Так от кого же конкретно можно избавиться без негативных последствий для законодательной работы? Поименного списка никто не назвал. Оно и немудрено – это решать избирателям, если закон все-таки примут. Тем не менее, намеки прозвучали.

— Среди действующих депутатов областного Собрания немало опытных политиков, которые работают не первый созыв и для которых нет «белых пятен» на карте области. Однако среди законодателей есть и те, кто прошел туда по партийным спискам. Такие люди зачастую не имеют опыта публичной политической борьбы, не разбираются ни в производственных вопросах, ни в общении с избирателями. Их работа зачастую уходит в свисток пиара, благодаря которому о них говорят, – сетует Евгений Шевчук.

Общественник назвал таких депутатов «золотыми», ведь частенько именно они не взирая на молодые годы, работают в облсобрании на освобожденной основе за приличную зарплату.

Намек, кажется, на этот раз все поняли, но виду не подали: решать, сколько освобожденных депутатов будет в новом парламенте (то, что их станет меньше далеко не факт), если он и станет малочисленнее, будут решать уже те, кто получит мандат.

Однако, противники поправок Эрнеста Белокоровина усматривают в его инициативе куда более серьезную угрозу, чем иллюзорность сокращения расходов на содержание народных избранников. Например, вице-спикер облсобрания Надежда Виноградова опасается, что сокращение числа депутатов скажется на численности парламентских фракций, что может вылиться в монополию одной партии (сами понимаете какой).

— Парламент может считаться легитимным лишь тогда, когда в нем представлен весь спектр политических сил. Это позволит нам не только качественно готовить законопроекты, но и всесторонне их обсуждать, отвечая друг другу на не всегда приятные вопросы. Уменьшая же число депутатов, мы лишим себя этой возможности, – уверена Надежда Ивановна. 

Впрочем, по мнению Эрнеста Белокоровина, его коллега по парламенту волнуется зря.

— В областном Собрании и сейчас есть малочисленные фракции, есть даже депутаты, кто в одиночку представляет интересы своей партии, и у каждого из них есть все инструменты депутата: законодательная инициатива, право выступить на трибуне, задать вопрос или внести предложение. И все, кто хочет пользоваться этими инструментами, это делает. Среди таких депутатов есть даже те, кто делает это куда активнее многих из нас, – парировал Эрнест Белокоровин.

Чем же закончилась дискуссия? Удивительно, но почти единодушным мнением, что сокращать депутатов надо. Правда, у каждого участника спора нашлась своя оговорка на счет того, какое число депутатов надо сократить, кому отдать количественное преимущество – представителям партий или одномандатникам и, конечно, по поводу числа освобожденных депутатов.

А что на самом деле?

Так в чем же суть спора вокруг сокращения числа депутатов областного Собрания? Только лишь в сомнениях в реальности снижения бюджетных расходов? В угрозе появления монополии одной политической силы? Вряд ли. Ведь сокращение расходов предстоит посчитать лишь со сменой штатного расписания, а это, в случае принятия закона, произойдет не раньше 2018 года (а за это время утечет немало воды). Да и политическая монополия – не более чем миф: численность фракций сократиться пропорционально числу депутатов, а их реальный вес определят избиратели, проголосовав за ту или иную политическую силу.

Очевидно, что задумка Эрнеста Белокоровина куда тоньше. Именно её подспудного смысла и опасаются противники предложенной им поправки к законопроекту двухлетней давности, говоря об угрозе политической монополии одной партии.

Эти опасения родились не на пустом месте. Скорее всего это произошло потому, что ни партии, ни известные и не очень одномандатники просто не готовы поменять методы работы с избирателем. 

Острые публичные баталии уже давно куда-то ушли из политической жизни Архангельской области, да и России в целом. Межпартийная дискуссия, почти не слышная в будни и набирающая силу к выборам, скорее напоминает спектакль, где каждому актеру отведена строго определенная роль и написан текст, выйти за пределы которого значит подставить режиссера, сценариста, а заодно и всю команду политического театра: декораторов, осветителей и гримеров. Да и пьеса, которую они играют, схожа с плохо написанным детективом, где вместо крови – малиновый джем, а имя убийцы просматривается между строк уже на второй странице. Электорат в свою очередь отвечает «актерам» взаимностью, все меньше и меньше интересуясь столь скучными предвыборными постановками и все чаще игнорируя свое право избирать. 

Ну да ладно. Хватит лирики, вернемся к сути. Партии, действительно, привыкли жить по сценарию и даже порой складывается ощущение, что им так проще и выгоднее. Проще думать, что есть некий план, нарушить который, как ни старайся, не получится, а значит, можно спокойно поделить предписанные сценарием и политической традицией места в заксобрании и на том успокоиться. Политики изнежились в иллюзиях? Скорее, добровольно сковали себя цепями предрассудков, делающих жизнь по большому счету простой, понятной и, что самое главное, – прогнозируемой. 

Вся же соль инициативы Эрнеста Белокоровина как раз в том, что эти цепи придется порвать. В противном случае они станут настолько тяжелыми, что утянут своих хозяев на дно политического омута, на поверхности которого окажутся лишь самые активные и находчивые. Там окажутся те, кто поймет, что сокращение числа депутатских кресел, а, значит, и увеличение их электоральной цены, ни что иное как повод пересмотреть свои отношения с избирателями – перестать махать перед ними красной тряпкой в виде популистских лозунгов и обещаний только лишь накануне выборов и начать работать с людьми каждый день, не дожидаясь очередного единого дня голосования. Поймут ли это парламентарии? Скоро узнаем.

Олег КУЗНЕЦОВ

Политика

16 октября

Трёх аме­рик­ан­ских дип­лома­тов сняли с поез­да «Ненок­са – Севе­род­винск»

10 октября

Услы­шать регионы

9 октября

В Архан­гель­ске обновля­ет­ся город­ская дет­ская кли­нич­ес­кая полик­лини­ка

9 октября

Финиш­ная пря­мая ремон­та дорог

3 октября

Законы, кото­рые под­дер­жат семью

1 октября

Ремонт мос­тов через Куз­нечи­ху и Север­ную Двину про­фин­ан­сиру­ют в 2021 году

29 сентября

«Еди­ная Рос­сия» при­мет учас­тие в раз­раб­от­ке про­граммы по укрепле­нию пер­вично­го звена здра­во­ох­ране­ния

26 сентября

Кто не успел – не опоздал

26 сентября

«Еди­ная Рос­сия» пред­лага­ет реаль­ную под­дер­жку детям войны

25 сентября

В Архан­гель­ске нача­лась деся­тая сес­сия областно­го Соб­ра­ния депутатов

23 сентября

Нор­вежс­кий рыцарь из Архан­гель­ска

19 сентября

Губер­на­тор Архан­гель­ской области потребо­вал от глав райо­нов уста­новить новые кон­тейн­ер­ные площадки

18 сентября

Семьи с деть­ми: новые меры поддержки

18 сентября

В Архан­гель­ской области объяв­лен кон­курс по отбору регио­наль­ного оператора

13 сентября

Губер­на­тор Архан­гель­ской области про­ком­менти­ро­вал инцидент в Нёноксе