Тайга раздора

30 января 17:52

Экологи, лесопромышленники и органы власти спорят – нужен ли в междуречье Двины и Пинеги новый заказник.

Этот спор длится уже больше 15 лет, однако с наступлением Года экологии он разгорелся с новой силой.

Идея создать заказник в междуречье Северной Двины и Пинеги появилась еще в 2001 году. Ее инициаторами стало российское отделение «Гринпис». По мнению экологов, в малонарушеных лесах, расположенных между двумя поморскими реками и сосредоточенными на территории Виноградовского, Холмогорского, Пинежского и Верхнетоемского районов, сохранилось уникальное природное наследие Двинской тайги. По словам гринписовцев, здесь можно встретить бурого медведя, росомах, филинов, а в многочисленных водоемах обитают краснокнижные лебеди-кликуны. Все это богатство, считают экологи, нуждается в защите и изучении, а потому и хозяйственная деятельность человека, а уж тем более сплошные вырубки здесь крайне нежелательны, если не сказать опасны.

Уже в 2001 году защитником природы удалось убедить некоторые работающие здесь лесозаготовительные предприятия остановить вырубку на части территории будущего заказника. А через 10 лет с позицией экологов согласились и власти региона, включив в свои планы создание на территории четырех районов природного ландшафтного заказника с рабочим названием «Верхнеюловский» площадью 489 тысяч гектар.

В 2013 году появилось положительное заключение на этот проект, а также его экологическая экспертиза. Более того, тогда же во всех районах, территорию которых затронет новый заказник, прошли общественные слушания, в ходе которых возражений против придания этим лесам статуса охраняемых ни у местных властей, ни у местных жителей не возникло.

В конце 2016 года, в преддверие Года экологии, объявленного президентом страны, экологи решили ускорить решение вопроса, но что-то пошло не так…

Экономика против экологии

Под Новый год в областное Собрание депутатов пришло письмо от главы Виноградовского района, в котором тот красноречиво объяснил – создание заказника в междуречье Пинеги и Северной Двины приведет к экономическому краху муниципалитета. По словам Алексея Таборова, сегодня в работающих на этих площадях лесозаготовительных предприятиях трудятся более пяти тысяч человек, а общий объем заготовки составляет почти миллион кубометров в год. Учитывая, что статус заказника поставит крест на возможности рубить здесь лес, то перспектива района выглядит ужасающе: люди потеряют работу, предприниматели – доходы, а бюджет в свою очередь лишится налогов. Все это может обернуться не только экономической, но и социальной катастрофой.

Не согласен глава Виноградовского района и с ценностью этих лесов как природного наследия. Лес здесь, по словам Алексея Таборова, одновозрастной, а это говорит о том, что уже в ближайшем будущем он может оказаться под угрозой усыхания, а затем и масштабных пожаров, да и звери тут уже не водятся…

— Это значит, что на этой территории необходимо срочно переходить к сплошным вырубкам. Ведь здесь – ельник, а это значит, что в случае пожара здесь два-три года ничего не будет расти, – считает глава района. – Конечно, одновременно с этим нужно активно заниматься лесовосстановлением.

Согласен с коллегой и глава Пинежского района Александр Хромцов.

Вторят районным главам и руководители лесозаготовительных предприятий, в аренде у которых сегодня находится 72% территории Двинской тайги, которая оказалась на пороге получения статуса заказника. И это не удивительно. Ведь потеряв лесосеку они понесут прямые и невосполнимые убытки, да к тому же будут вынуждены выплатить покупателям своей продукции неустойку. Но и эта перспектива весьма туманна.

— Создав здесь заказник мы будем вынуждены разорвать долгосрочные договора аренды лесных участков с добросовестными арендаторами, которые здесь ведут заготовки, – объясняет председатель комитета по природопользованию и лесопромышленному комплексу Александр Дятлов. – Однако, в этом случае суд вернет все на свои места, ведь законных оснований для прекращения договоров аренды у нас нет.

Впрочем, не согласившись с доводами активистов «Гринпис» лесозаготовители столкнутся с еще более серьезной проблемой. Все дело в том, что сегодня для того, чтобы получить возможность продавать свою продукцию в Европу, им необходимо получить экологический сертификат, который выдают все те же природоохранные организации. А те в свою очередь настаивают на том, что Двинская тайга нуждается в заботе и защите и, если она не получит статус заказника, грозятся отозвать выданные сертификаты. Выход из этой ситуации предложил исполнительный директор Союза лесопромышленников Архангельской области Сергея Гуцало.

— Для того, чтобы получить экологический сертификат на нашу продукцию, сегодня совсем необязательно обращаться за ним к экологам, – говорит Сергей Валерьевич. – Современные нормы позволяют нам получить сертификат по более гуманным системам сертификации – FSC или PEFC. В отличие от экологических ассоциаций, они не обращают внимание на то, где он был вырублен – в малонарушенных территориях или нет. И при этом такой сертификат дает нам полное право продавать наш товар в Европе.

Если не мы, то кто?

Мрачная картина, нарисованная главами районов и озвученная на круглом столе в областном Собрании под председательством руководителя профильного комитета Александра Дятлова, напугала не всех. Например, вице-спикер областного Собрания Юрий Сердюк заявил, что по большому счету в этом споре он на стороне экологов. Вот только, создание заказников, по его мнению, это не панацея.

— Мы упрекаем экологов в том, что они ставят интересы животных выше интересов людей, экономики и социальной сферы наших районов. Так ведь никто кроме нас с вами о животных позаботиться не может, – рассуждает Юрий Сердюк. – Вот только я считаю, что мы с вами должны не только создавать заказники и заповедники, а в первую очередь следить за тем, чтобы и в региональной, и в муниципальных экологических программах были деньги на то, чтобы на этих охраняемых территориях велась научная и исследовательская работа.

Любопытно, что союзники экологов есть не только в политических, но и экономических кругах Поморья. Например, с возможностью созданию Двино-Пинежского заказника согласились одни из крупнейших арендаторов этих лесов – Архангельский ЦБК, а также «Лесозавод №25», входящий в состав кластера «ПоморИнноваЛес». Причем руководитель кластера Юрий Трубин заявлял о готовности пойти на этот шаг еще в октябре на встрече с представителями Института природных ресурсов Финляндии. Поэтому очевидно, что для лесопромышленников этот шаг – продуманная политика, а отнюдь не реверанс в сторону европейских «зеленых» ценностей.

Все решит диалог

Получается, что единства в том, стоит ли создавать в Архангельской области еще один крупный заказник, нет ни среди политиков, ни среди самих лесопромышленников. И на этом фоне решающую роль будет играть мнение регионального правительства в лице министерства природных ресурсов и лесопромышленного комплекса. Но там, похоже, своего мнения тоже пока нет. Во всяком случае, глава ведомства Константин Доронин его не озвучил.

— Принимать такое решение в одиночку, внимательно не изучив мнение населения, руководителей муниципалитетов и предприятий, которые здесь работают, мы не можем, – считает глава регионального минприроды. – Поэтому в ближайшее время мы продолжим диалог с участием всех заинтересованных сторон, в том числе и представителей природоохранных организаций.

Очередное совещание в министерстве ЛПК, на котором обсудят перспективу Двинской тайги, состоится уже завтра. Правда, за закрытыми дверями. 

Олег КУЗНЕЦОВ

Справка

Особо охраняемые природные территории регионального значения представляют собой участки с ценными природными и историко-культурными объектами. Существующие ООПТ призваны обеспечить сохранение редких и типичных участков лесов, лугов, болот, водоемов и других экосистем, а также редкие виды растений и животных в их естественной среде обитания, традиционные трассы пролета и зимовок птиц, пути прохода и нерестилища рыб и другие природные явления и процессы. На сегодняшний день на территории Архангельской области ООПТ регионального значения представлены 33 заказниками и 67 памятниками природы. Их общая площадь составляет - 1 766 372 га (в том числе заказники с площадью 1 772 404,86 га и памятники природы площадью 6032,86 га).

Расходы на реализацию региональной экологической программы в 2017 году предусмотрены в размере 53,4 миллиона рублей.

Политика

30 марта

Губер­на­тор Игорь Орлов встре­тил­ся с минис­тром иност­ра­нных дел Норвегии

30 марта

В Архан­гель­ске сос­то­ялась встре­ча губер­нато­ров Север­ного форума

29 марта

Ольга Епи­фа­но­ва: «Рос­сии необ­ходи­мо при­нять закон об Аркти­ке, Поляр­ный кодекс и конк­ре­тную про­грамму раз­ви­тия Арктики»

29 марта

Сер­гей Гап­ли­ков: «У нас есть ряд пред­ложе­ний и меха­низ­мов, нап­равл­ен­ных на раз­ви­тие аркти­чес­ких регионов»

29 марта

Надеж­да Виног­радо­ва: «Форум «Аркти­ка – тер­рито­рия диа­лога» под­тверд­ил ста­тус Архан­гель­ска как осно­вных ворот Рос­сии в Арктику»

29 марта

На Аркти­чес­ком фору­ме обсуди­ли раз­ви­тие рос­сийско-кит­ай­ских отношений

29 марта

Игорь Кошин: «Наша задача сде­лать все, чтобы усло­вия жизни в Аркти­ке были не про­сто ком­фортны­ми, а не усту­пали усло­ви­ям жизни в нашей стране»

29 марта

Олег Белак: «Все уров­ни влас­ти наце­лены на реше­ние про­блем аркти­чес­ких муни­ципа­ли­те­тов»

29 марта

Вита­лий Фор­ты­гин: «Ожи­да­ния от Аркти­чес­кого фору­ма – самые оптим­ис­тичные»

29 марта

Игорь Орлов встре­тил­ся с губер­нато­ром нор­вежс­кой про­вин­ции Тромс

29 марта

Игорь Орлов про­вел встре­чу с пре­зи­ден­том Исландии

29 марта

Завер­шил свою рабо­ту Форум аркти­чес­ких муни­ципа­ли­те­тов

29 марта

Меж­дуна­род­ный форум «Аркти­ка – тер­рито­рия диа­лога» начал свою рабо­ту в Архан­гель­ске

29 марта

В Архан­гель­ске обсуди­ли перс­пе­ктивы парт­нер­ства с Южной Коре­ей в осво­ении Арктики

29 марта

Пре­зи­дент Ислан­дии при­был в Архан­гельск на Аркти­чес­кий форум