Как драка на заброшенной стройке Архангельска закончилась в суде

23 января 12:39

Жители посёлка Затон Исакогорского округа Архангельска не раз обращались с жалобами, просили решить судьбу заброшенного строения на улице 263-й Сивашской Дивизии

Оно стало местом опасных детских игр, здесь регулярно собираются подростки. Несколько лет назад на «заброшке» уже пострадал ребёнок. А последствия одной из «бесед» подростков, состоявшейся в апреле 2019 года, исследовали в Исакогорском районном суде города Архангельска и Архангельском областном суде.

Компания девочек, включая двух 14‑летних знакомых, встретилась, чтобы пообщаться. Не так важно, что именно стало причиной ссоры – возможно, одной девочке не понравилось, что другая привлекла внимание мальчика, но она схватила её за волосы и не менее трёх раз с силой ударила головой о стену.

Впоследствии через социальную сеть она извинилась перед пострадавшей, та извинения приняла. Но до этого ей потребовалось обращение за медицинской помощью и госпитализация. Девочка, получившая травмы, испытала боль, страх и унижение – ведь к тому же обидчица тогда требовала, чтобы она извинилась перед другими детьми, ставшими очевидцами нападения.

Школьница не любит вспоминать произошедшее. А её родители пришли к выводу, что родители виновницы произошедшего должны возместить моральный вред. В возбуждении уголовного дела было отказано, поскольку та не достигла возраста привлечения к уголовной ответственности.

Отец агрессорши в суде принёс извинения за действия своей дочери, пояснил, что проживает отдельно и участия в воспитании не принимает.

С учётом всех обстоятельств дела суд вынес решение об удовлетворении заявленных требований. Но её мама решение суда обжаловала. Она отметила, что суд взыскал явно завышенную, необоснованную сумму, она является многодетной мамой, имеет кредитные обязательства и небольшой доход. А травма стала следствием того, что её дочь дёрнула противницу за волосы, та, в свою очередь, ударилась головой о стенку произвольно, дочь её о стенку не била.

Архангельский областной суд оставил принятое решение без изменения, указав, что денежные средства взысканы и с отца, и с матери виновницы травмы, их размер определён на основании совокупности всех исследованных судов доказательств и обстоятельств дела, требований закона. Доводы о том, что лёгкий вред здоровью – травма в виде кровоподтёка и сотрясения мозга, неделя стационарного лечения в областной детской больнице – получен якобы произвольно, опровергаются материалами комиссии по делам несовершеннолетних, данными полиции, показаниями свидетелей.

Закон

28 февраля

Иван Юшма­нов: «Если чело­век оста­лся без средств – это ошиб­ка прис­та­вов»

28 февраля

Род­ные погиб­шего жите­ля Архан­гель­ска два года ждали реше­ния суда

26 февраля

В «ТГК-2» счи­та­ют, что задер­жа­ние Надеж­ды Пини­ги­ной – «антик­он­кур­ен­тный метод борьбы»

26 февраля

Жите­лю Архан­гель­ской области при­дёт­ся поделить с быв­шей женой Land Cruiser, на кото­рый он копил много лет

26 февраля

Архан­гело­гор­од­ца осу­дят за изби­ение зна­ко­мо­го и убийство

25 февраля

В Архан­гель­ской области осу­дили быв­ших сот­рудни­ков ИК №5 – за пре­вы­ше­ние полномо­чий и взятки

25 февраля

Про­кура­тура Архан­гель­ской области заин­тере­со­ва­лась ситу­ацией с водос­набже­ни­ем в Рембуево

25 февраля

В НАО всту­пил в силу при­го­вор менед­жеру комп­ле­кс­ного цен­тра социаль­ного обслу­жи­ва­ния

25 февраля

Житель­ницу Пле­сец­кого райо­на оштра­фо­ва­ли за расп­ро­стр­ане­ние видео с пья­ной знакомой

24 февраля

Муж­чина убил про­дав­ца мага­зина за две банки пива в Вельске

22 февраля

Ген­дир­ек­то­ров «ТГК-2» и «Архоблэ­нер­го» арес­това­ли на два месяца

22 февраля

Началь­ник управле­ния МВД по Архан­гель­ской области про­вёл пре­сс-кон­фер­ен­цию

20 февраля

Главу «ТГК-2» Надеж­ду Пини­гину задер­жали в Мос­кве и эта­пиру­ют в Архан­гельск

20 февраля

Житель Кар­гополь­ского райо­на полу­чил 8 лет стро­гого режима за раз­бой­ные напа­де­ния на пожи­лую женщину

20 февраля

Испра­витель­ную коло­нию в Архан­гель­ской области триж­ды оштра­фо­ва­ли за неис­полне­ние тре­бо­ва­ний прокурора