Избил и оставил в лесу замерзать

8 ноября 2017 8:04 Из газеты

Архангельский областной суд пришёл к выводу, что это было убийство

Бытует мнение, что при обжаловании приговора вышестоящий суд почти всегда соглашается с выводами районного или городского. Но в реальности приговоры нередко изменяются, отменяются, и дела направляются на новое рассмотрение. А порой областной суд сам выносит новый – апелляционный – приговор, противоположный первоначальному. Такая возможность появилась в законодательстве в 2013 году.

Ночь кулаков

В последние дни декабря 2016 года в Вельском районе уже вовсю встречали Новый год. В местных питейных заведениях собирались компании, между которыми часто вспыхивали пьяные разборки.

В ночь на 28 декабря не пустовало и кафе в деревне Филяевской. Что стало причиной конфликта, который привёл к смерти человека, сегодня сложно сказать. Почти все участники этой истории были сильно пьяны. Формально началось с того, что один из посетителей кафе случайно задел другого, а тот в ответ сбил его с ног ударом по лицу.

Через некоторое время Игорь Минаев пришёл в себя. Сергей Буйнов и Павел Иванов – оба отдыхали в той же компании, что и ударивший Минаева. Усадили его в машину и повезли в Вельск. Зачем – в суде они толком объяснить не могли.

Судя по всему, засидевшимся в кафе молодцам захотелось размять кулаки, а Минаев был выбран в качестве «груши» для битья.

По дороге между ним и Буйновым возник конфликт. Иванов остановил автомобиль, и они с Минаевым вышли. По словам Павла, он трижды ударил Игоря у машины.

Минаев побежал в лес. Верхней одежды на нём не было – оставил куртку в кафе. Его заметённое снегом тело с многочисленными кровоподтёками, травмой головы и сломанными рёбрами нашли только через двое суток – 30 декабря – в 35 метрах от автотрассы. На погибшем были футболка, джинсы, носки и одна кроссовка. На примятом снегу – следы крови. Температура в те дни опускалась до минус трёх – не сильный мороз, но избитому человеку без куртки этого хватило. Причиной смерти стало общее переохлаждение организма.

36‑летнему Павлу Иванову, рабочему агрофирмы, предъявили обвинение в убийстве. Ранее он уже был судим: в 2004 году его приговорили к десяти годам девяти месяцам лишения свободы за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее смерть человека. Иванов освободился в 2015‑м, а через два года снова оказался на скамье подсудимых.

Вину в убийстве Минаева он отрицал. Признавал только, что избил его у машины, но лишать жизни якобы не хотел. По словам подсудимого, он забежал в лес, но не догнал Игоря, безуспешно звал его и в итоге вернулся к машине.

В это время к месту действия подъехала «буханка» с мужчиной и двумя девушками. Накануне вечером в другом кафе Иванов ударил одну из них, и теперь она и её муж требовали отмщения.

Эти свидетели рассказали, что слышали крики со стороны леса. Через некоторое время оттуда вышел их обидчик и стал просить вытащить из чащи «кореша, который объелся наркотиков». Сами они в лес не пошли – испугались. Но позвонили в полицию: мол, в лесу человек замерзает. Однако там их словам не поверили.

В итоге девушки уехали домой на попутке, а мужчины отправились в то кафе, в котором всё началось, и напоследок устроили перед ним драку.

На следующий день, как показали свидетели, Иванов рассказывал, что ночью «ходил в лес помахать кулаками».

Отец Игоря Минаева стал повсюду его разыскивать. 27 декабря он сам отвёз сына на предпраздничную встречу с друзьями и с тех пор его не видел. Установить, с кем Игорь уехал из кафе, было несложно.

Девять лет особого режима

Вельский районный суд пришёл к выводу, что обвиняемый не желал смерти Минаеву и она никак не связана с его действиями. Как следует из первого приговора, Иванов бил потерпевшего только на дороге, но не в лесу. Преступление переквалифицировали из убийства в умышленное причинение вреда здоровью средней тяжести. Подсудимый получил два года колонии.

Однако отец погибшего обжаловал этот приговор в областном суде. По мнению автора жалобы, осуждённый стал избивать его сына за то, что он работает в системе исполнения наказаний. Причём было это не только на дороге, но и в лесу. Как следует из протокола осмотра места происшествия, следы борьбы – примятый снег и кровь – имелись в трёх местах. Наконец, избитого оставили зимней ночью в лесу в одной футболке – это ли не умысел на убийство?

Подсудимый просил не менять приговор. По его словам, он был уверен, что Минаев сам выйдет из леса и поймает попутную машину.

Но в октябре 2017‑го апелляционная инстанция отменила приговор районного суда как несоответствующий фактическим обстоятельствам дела.

Экспертиза установила, что потерпевшему нанесено не менее восьми сильных ударов. Один – в кафе, а остальные семь, как следует из материалов дела, Минаев получил в лесу, и нанёс их именно Иванов.

Какой удар стал фатальным, определить было невозможно. Каждый последующий усиливал действие предыдущего, и в результате образовалась единая черепно-мозговая травма с кровоизлиянием в мозг. Потерпевший, вероятнее всего, был без сознания и не мог сам позаботиться о себе. А привели его к этому действия подсудимого.

Когда Минаев выходил из кафе, у него не было синяков и кровоподтёков. Он смог убежать от Иванова в лес – следовательно, именно там его «вырубили» окончательно. Телефон Игорь оставил в кафе вместе с курткой. Он умер примерно через четыре часа после того, как оказался в лесу. До трассы М-8 было рукой подать – сквозь стволы деревьев виднелись фары проезжавших машин. Не будь Минаев так избит, он мог бы спастись.

Иванов отдавал себе отчёт в том, что оставляет в лесу беспомощного человека. Ведь он просил свидетелей помочь вытащить его – значит, понимал, что потерпевший не сможет выбраться сам.

Областной суд счёл это обращение за помощью смягчающим обстоятельством. Но в целом он возложил вину в смерти человека на подсудимого. В данном случае к трагедии привели как его действия – удары в жизненно важные органы – так и последующее бездействие. А спасти потерпевшего могло только одно – реальная помощь.

«Оставив избитого, находящегося в беспомощном состоянии потерпевшего замерзать в лесу, Иванов совершил все действия, необходимые для наступления смерти, – отмечается в апелляционном приговоре. – Когда для наступления смерти достаточно бездействия, добровольный отказ от преступления возможен только в виде активных действий, направленных на предотвращение общественно опасных последствий, что Ивановым сделано не было».

Преступление квалифицировали как убийство. Предыдущая судимость стала отягчающим обстоятельством. В итоге областной суд назначил обвиняемому по этому непростому делу девять лет колонии особого режима.

Имена и фамилии всех действующих лиц, за исключением осуждённого, изменены.

Марина ЛЕДЯЕВА

Закон

17 октября

Биз­неса не было. А под­дер­жка шла

14 октября

Житель Лешу­конс­ко­го райо­на, изу­ро­до­вав­ший лицо под­рос­тка, сел на два года

11 октября

Быв­ший сле­до­ва­тель из Архан­гель­ской области полу­чил 18 лет за взят­ку и напа­де­ние на сот­рудни­ков ФСБ

11 октября

Жен­щина из Хол­мо­гор, убив­шая двух­летне­го ребён­ка, села на 14 лет

10 октября

Севе­род­винца, пытав­шего­ся про­дать чет­верть килог­рамма нар­коти­ков, приз­нали виновным

10 октября

Дирек­тора архан­гель­ского юрцентра приз­нали винов­ным в невып­лате зарпла­ты работнику

9 октября

«Меня лиши­ли воли»

8 октября

На тер­рито­рии быв­шего Мих­ай­ло-Ар­хангель­ского монас­тыря приос­тано­вили зем­ляные работы

8 октября

Нарьян-мар­ские прис­тавы помог­ли получить зарпла­ту 58 оле­не­во­дам

8 октября

Суп­руж­ес­кая пара из Кот­ласа получи­ла усло­вные сроки за мошен­нич­ес­тво с сель­хоз суб­сиди­ями

3 октября

Цена лихо­го виража

1 октября

Чтобы вер­нуть­ся в Ита­лию, архан­гело­гор­од­ке приш­лось посетить истори­чес­кую родину

24 сентября

Севе­ря­нам пред­лага­ют рас­счи­тать­ся с долгами

20 сентября

В Хол­мог­ор­ском райо­не осу­дили води­теля, по вине кото­рого постра­дали три человека

20 сентября

Быв­шего сот­рудни­ка коло­нии в Конош­ском райо­не осу­дят за пре­вы­ше­ние долж­но­стных полномо­чий и взятку

Похожие материалы