Прощание отменяется

1 августа 17:09 Из газеты
Похороны – это церемония, обряд проводов человека в последний путь.
Похороны – это церемония, обряд проводов человека в последний путь.

В Архангельске умершего пожилого человека, с которым собирались проститься родные, похоронили до срока как «невостребованного». 

Совсем недавно «Правда Севера» рассказывала о трагичной и абсурдной истории 90‑летней Розы Александровны Башкиной, ветерана войны и труда, после смерти которой не осталось ни родных, ни средств на погребение. Чиновники предлагали похоронить её как бездомную, но неравнодушные посторонние люди сами достойно проводили Розу Александровну в последний путь.

Архангелогородец Пётр Иванович Старостин не был одиноким. Его похороны взяла на себя племянница-опекун, были и другие родные, которые хотели с ним проститься как подобает: приехать на кладбище, посидеть за поминальным столом…

Но несмотря на всё это, Петра Ивановича похоронили как бездомного и безродного. Сотрудники муниципального предприятия «Специализированный трест по обслуживанию населения» сделали это раньше назначенной родственниками даты, так что проститься с умершим близкие попросту не смогли. Похороны и поминки пришлось отменять.

Как такое могло произойти? Разбираться в очередной трагично-абсурдной истории пришлось Октябрьскому районному суду Архангельска.

«Это было ужасно»

Пётр Иванович скончался 22 июля 2017 года в своей архангельской квартире от инфаркта. Его племянница и опекун Елена Павлова тогда была в отъезде, далеко за пределами области. Тревогу забил супруг Елены, который проведывал 62‑летнего Петра Ивановича. 23 июля на звонок в дверь никто не ответил. Пришлось вызывать «скорую» и полицию. Страшные опасения подтвердились…

Елена по телефону известила сотрудников «Спецтреста», что она будет заниматься организацией похорон, но вернуться в Архангельск сможет только 29 июля и тогда оплатит все услуги. Опекун назвала дату и место – 1 августа на кладбище в Южной Маймаксе (такова была воля самого Петра Ивановича). Представители «Спецтреста» забрали тело из квартиры. Муж Елены отдал им документы умершего, а через день пришёл на предприятие, чтобы ещё раз уточнить дату похорон.

Вообще, даты в этом деле особенно важны. По федеральному закону «О погребении и похоронном деле» тело умершего может находиться в морге бесплатно в течение семи суток с момента установления причины смерти, если родственники извещены об этом, но в силу обстоятельств не могут похоронить его раньше. Близкие Петра Ивановича в этот недельный срок вполне укладывались.

Павлова прилетела в Архангельск, как и обещала, 29 июля и сразу пришла в «Спецтрест». Там с ней заключили договор об оказании ритуальных услуг, по которому она заплатила более 18 тысяч рублей.

А 31 июля – за день до назначенных похорон – Елена позвонила в морг и с ужасом узнала, что Пётр Иванович к тому времени уже четвёртый день как лежит на кладбище в Валдушках! Похоронен 28 июля как «невостребованный». И когда с ней 29 июля заключали договор на организацию похорон, дядя уже был в земле…

— У меня началась истерика, – рассказывала Елена. – Как это невостребованный? Ведь сотрудники предприятия знали, что у дяди есть родственники, что я буду заниматься похоронами… А его похоронили в общей могиле как одинокого и бездомного, хотя забирали из квартиры – не на улице нашли. Мы позвали близких на прощание 1 августа. Но нам даже не дали попрощаться с родным человеком. Мне пришлось всем звонить и всё отменять. Это было ужасно…

«Бесхозный сектор»

Во всех словарях и правовых документах «похороны» – это церемония, обряд проводов человека в последний путь. Поскольку ничего подобного не было, получается, что Петра Ивановича не похоронили, а просто опустили в яму, засыпали землёй и даже креста не поставили.

Предприятие предложило перезахоронить тело из «бесхозного сектора» в «нормальное место» того же кладбища. Елена отказалась, поскольку о Южной Маймаксе речь не шла, а моральных сил всё это переживать уже не было.

Деньги племяннице вернули (правда, за вычетом небольшой суммы), поскольку никаких услуг по договору о похоронах не оказали.

— Непонятно, зачем со мной заключали договор на захоронение, если уже знали, что оно произведено, – недоумевает Елена.

Тут требуется уточнение: должны были знать. А если всё‑таки заключили договор – значит, не сразу сообразили, что речь идёт об одном и том же теле. С таким «учётом», конечно, будут появляться «невостребованные».

Однако дело не только в деньгах. В подобных случаях сильнее кармана страдает душа. Выражаясь юридически, помимо материального ущерба, есть ещё и моральный вред. Человек, переживающий потерю близкого, особенно раним. Но предприятие отказалось компенсировать нравственные страдания племянницы Петра Ивановича. И она обратилась в суд с иском о компенсации морального вреда.

Не только традиция, но и закон

Предприятие-ответчик с таким требованием не согласилось.

— Тело было захоронено не в общей могиле, а в отдельной. На кладбище для невостребованных тел предусмотрены специальные места. Креста на могиле нет, но есть надмогильное сооружение. Предприятие выполнило свои обязательства, его вины в том, что захоронение произошло не так, как планировалось, нет, – утверждала в суде представитель ответчика.

«Спецтрест» ссылался на бюро судмедэкспертизы, которое через три дня после установления причины смерти – 27 июля – потребовало забрать тело как невостребованное. Бюро даже привлекли к рассмотрению дела в качестве третьего лица. Однако в своём отзыве на исковое заявление судмедэксперты сочли его требования абсолютно обоснованными.

Если в течение трёх дней после установления причины смерти тело не забирают, бюро СМЭ действительно подаёт заявку на его захоронение как невостребованного. Но если бы МУП уведомил, что конкретно это тело таковым не является, судмедэкспертиза не стала бы подавать такую заявку.

Суд встал на защиту родных умершего, а по сути – его волеизъявления и памяти. В решении указано, что закон гарантирует достойное отношение к телу, и для этого предусматривает возможность его бесплатного нахождения в морге до семи дней, если родные и близкие вынуждены отложить похороны. Ситуации бывают разные, никто не знает, когда случится беда.

Погребение же предусматривает участие в нём родных и близких, церемонию прощания с телом в соответствии с обычаями. Это не просто сложившаяся традиция, а право, также прописанное в законе.

По существу не оспаривал

В суде полностью подтвердилось: племянница уведомляла ответчика, что берёт на себя обязанность по захоронению Петра Ивановича. А вот предприятие не смогло объяснить, почему оно не сообщило в бюро судмедэкспертизы, что тело не является невостребованным. И после этого ответчик ещё заключил с Павловой договор, который был заведомо неисполнимым.

В результате племянница и другие родственники не смогли исполнить волю близкого человека по поводу места, где он хотел быть похороненным, и попрощаться с ним.

Ответчик не стал обжаловать решение суда, оно вступило в законную силу. Теперь «Спецтрест» должен компенсировать истцу моральный вред и юридические расходы, а также заплатить штраф за неисполнение требований потребителя в добровольном порядке.

— Решение по существу ответчик не оспаривал, но он не согласился с тем, что суд взыскал расходы, понесённые истцом, обращавшимся за юридической помощью. Архангельский областной суд установил, что выводы суда первой инстанции законны и обоснованы, все суммы подтверждены документально, их размер соответствует объёму и сложности проведённой юристами работы, – отметила пресс-секретарь Архангельского областного суда Ксения Соловьёва.

Сейчас могила Петра Ивановича совсем не похожа на бесхозную. Елена установила на ней памятник и оградку…

Имена и фамилии всех героев изменены.

Марина ЛЕДЯЕВА

Закон

13 декабря

Пра­витель­ство Архан­гель­ской области: «Закон о «Фар­ма­ции» приз­нан соот­ветству­ющим феде­раль­ному»

12 декабря

Архан­гело­гор­од­ку будут судить за пья­ное убийство

12 декабря

Из 700 рек­лам­ных конст­рук­ций в Архан­гель­ске толь­ко 31 объект уста­нов­лен законно

11 декабря

Админ­ис­тра­ция Архан­гель­ска самос­то­ятель­но сне­сет «часов­ню» на Чум­бар­ов­ке

10 декабря

За убийс­тво с осо­бой жес­ток­ос­тью двое жите­лей Коношс­ко­го райо­на про­ве­дут в коло­нии 16 и 17 лет

7 декабря

Област­ной суд рас­смо­трит дело об убийс­твах води­те­лей такси

6 декабря

В Севе­род­винске возоб­нови­ли про­из­водство по уго­лов­ному делу убий­цы Вани Крапивина

6 декабря

Муж­чина, осво­бод­ив­шийся из коло­нии в Оне­ге, про­был на сво­боде всего восемь часов

5 декабря

СК наме­рен прив­лечь к ответст­вен­ности всех при­час­тных к тра­ге­дии с Ваней Кра­пи­ви­ным

3 декабря

Двоих севе­род­винц­ев будут судить за про­дажу круп­ной пар­тии нар­коти­ков

3 декабря

Судьи факта не знают, чью судь­бу опреде­ля­ют

30 ноября

Житель Шен­курско­го райо­на про­ве­дет три­над­цать лет в коло­нии за убийс­тво деся­тил­ет­ней давности

30 ноября

Трое жите­лей Пле­сец­кого райо­на отпра­вят­ся в коло­нию за жес­то­кое убийство

29 ноября

За кражу у «Сев­маша» 37 мил­ли­онов руб­лей мошен­ник полу­чил три года колонии

28 ноября

Главу Коно­ши оштра­фо­ва­ли за задер­жку оплаты работ по муни­ципаль­ным конт­ра­ктам

Похожие материалы

7 декабря Закон

Област­ной суд рас­смо­трит дело об убийс­твах води­те­лей такси

3 декабря Закон

Судьи факта не знают, чью судь­бу опреде­ля­ют

26 ноября Закон

Рос­сийс­кое граж­данство под­тверд­ил суд

26 ноября Закон

Мно­год­ет­ная мама органи­зо­ва­ла убийс­тва двух стариков

16 ноября Закон

Работ­ники тру­дились лишь на бумаге

16 ноября Закон

Не сумел вос­питать пса – плати сто тысяч

9 ноября Закон

Пас­сажи­ры не опа­сались за свою жизнь и здоровье

9 ноября Закон

«Соз­натель­но при­чи­нял боль и стра­да­ния»

6 ноября Закон

В суд – через при­ми­ри­тель­ную комнату

6 ноября Закон

Севе­род­винс­кий ком­мерсант руб­лём отве­тил за про­дажу сне­го­хо­да с «прошлым»

25 октября Закон

«Чёр­ных» риэл­то­ров в Архан­гель­ске раск­ры­ли бла­го­да­ря бди­тель­ным соседям

19 октября Закон

«Не хотел отпускать…»

16 октября Общество

«Мама, я в суде! На экску­рсии»