Поставьте старый чемодан на полку

14 ноября 2019 11:03 Из газеты
Фото Майи Крученковой
Фото Майи Крученковой

Эксперимент выявил чёткую взаимосвязь между психотравмирующим опытом в детстве и уровнем достатка во взрослой жизни – людям, чьи психотравмы остались непроработанными, гораздо труднее сделать карьеру, у них был более низкий доход и замедленное социальное развитие

Такое исследование несколько лет назад провела Всемирная организация здравоохранения, в котором приняли участие тысячи взрослых людей из разных стран. Объединяло их всех одно – пережитые в детстве психологические травмы.

«Не высовывайся!»

Екатерина ПятковаОткуда берутся психологические травмы? Как определить, есть ли такая травма у вас? И как с этим справиться? Разбираемся вместе с архангельским психологом Екатериной Пятковой.

— Самые сложные психологические травмы наносятся близкими людьми, – говорит Екатерина Пяткова. – Причём иногда происходит это мимоходом или даже из «добрых» побуждений.

Родительские запреты «Не ходи туда! Не делай этого!» в большинстве случаев связаны с собственным отрицательным опытом и с желанием избавить от ошибок детей. Но, если переусердствовать, запрет на действия может настолько связать ребёнка по рукам и ногам, что вырастая, он продолжит «ничего не хотеть».

«Не высовывайся! Как тебе не стыдно, тебя же все видят!» – запрет на лидерство. «Не ной, я знаю, что… тебе не больно, не страшно, ты не голодный!» – запрет на чувства, который заключается в невербальном послании: «Не чувствуй, как ты, чувствуй, как я».

Избегание самого себя – результат психологической травмы. Самое главное лечение здесь – помочь интегрироваться обратно, принять травму, осознать, откуда это ощущение дискомфорта. Почему я тащу с собой этот старый чемодан и даже боюсь его открыть?

По статистике психологические травмы испытывают 80 процентов детей, и только 20 процентов проходят терапию. Остальные капсулируются, перенося травму, как шрам, во взрослую жизнь.

Сложнее всего, когда капсулирование происходит с подачи взрослых: «Не вспоминай больше об этом!» Травма никуда не исчезает, она прорастёт дальше, но уже по‑другому – искривлённо и не всегда социально приемлемо. Проработать эмоции и понять, что место старому чемодану не в руке, а на полке – в этом суть психологической терапии.

«Зачем я только тебя родила?»

Выделяют пять основных травм, которые влияют не только на наши эмоции, образ мыслей, но и строение тела. Травма отвергнутого связана с тем, что мама не может направить любовь на своего ребёнка. Часто такие дети изначально нежеланные. Первые два года, когда происходит знакомство с миром, они проводят в одиночестве – сидят в манеже, кроватке. Их «не приучают» к рукам, мало обнимают. Окружающие удивляются: «Надо же, такой спокойный ребёнок!» С годами травма усиливается: «Зачем я только тебя родила?» Посыл, который усваивается на ощущениях, эмоциях: «Ты мне не нужен».

Пережившим такую травму свойственна внешняя аскетичность, ускользающее телосложение – «кожа да кости». Ребёнок часто живёт в воображаемом мире, он благоразумен и «не создаёт проблем». Но у него есть огромная нереализованная потребность – быть замеченным любой ценой. И в то же время он не уверен в своём праве на существование – отсюда суицидальные мысли, различные зависимости. Став взрослым, часто меняет партнёров, в отношениях излишне жертвенный.

Справиться с травмой можно лишь через повышение самооценки. Таких людей надо обязательно усиливать, замечая даже их маленькие победы.

Грустные клоуны

В основе травмы покинутого нарушение симбиотической связи – ребёнок сначала получал, а потом перестал получать внимание. У меня были клиенты, семейная пара, которые очень хотели ребёнка, но практически сразу после его рождения уехали на длительный срок, оставив малыша бабушке.

Этот факт выяснился в процессе психологической терапии, родители пришли с другой проблемой – сын-подросток начал воровать. Семья состоятельная, ребёнок ни в чём не нуждается. Разве что во внимании мамы с папой. Кражи – экстремальный способ получить это внимание.

Переживший травму покинутого каждый раз подсознательно ждёт – меня бросят. При этом он может окружать себя большим количеством людей, ему нужно, чтобы с ним постоянно был кто‑то: «Мне страшно быть одному». Часто даже это такие балагуры, но внутри – грустные клоуны.

Спрыгнуть со стула

Травма униженного – ещё одна распространённая травма, которая связана с эмоциями. Свойственна в большей степени мальчикам. И наносят её чаще матери в возрасте трёх лет, в начале первичного сексуального развития ребёнка. Травма может проявляться, когда один из родителей стыдится ребёнка – он «какой‑то не такой», плохо одет, не так двигается, не так действует и так далее. «Не подходи ко мне, ты грязный!» «Мама красивая, не испачкай меня!» Посыл – ты не достоин.

У многих подобная психотравма связана с тем, что в детстве их ставили на стул, заставляя выступать перед гостями. Стыдили, высмеивали, если что‑то не получалось. Страх публичных выступлений – это всё отсюда. А маска весельчака, постоянно подшучивающего над собой – лишь защитная реакция тех, кто пережил травму униженного.

Подобная весёлость сродни мазохизму. Таким людям свойственна псевдораскованность, часто под видом «боди-позитива», но о любви к себе и своему телу речи нет – они не прислушиваются к своим потребностям.

В моей практике был приёмный мальчик, уже подросток, которого мама отправила принимать ванну. Она включила воду, предполагая, что мальчик сам в случае чего отрегулирует температуру. В итоге, когда из крана пошла ледяная вода, ребёнок так и сидел, замерзая: «Мама включила, ушла. Значит, так надо. Я не стал трогать кран…»

Преодолеть травму униженного непросто, но возможно. В первую очередь необходимо научиться чувствовать свои потребности – прежде чем сказать «да», подумать, насколько это важно мне самому.

Маша всё равно не поймёт

Травма предательства возникает в возрасте до четырёх лет. Очень остро чувствуется, когда родители по каким‑то причинам не выполняют свои обещания. Пережившим эту травму в дальнейшем свойственны перепады настроения, истерическое поведение. Они тяжело переносят слабости других, недоверчивы и демонстративны. В семейных отношениях пытаются контролировать партнёра, любят всё предвидеть, легко становятся агрессивными. Внешне такие люди часто красиво сложены, так как стремятся создать себе тело, которое излучает силу и мощь. Но при кажущейся внешней гармонии – хаос внутри.

Говорить об осознании своей травмы можно лишь, когда человек начинает чувствовать себя комфортно, независимо от того, замечают другие его заслуги или нет.

И, наконец, пятая травма – травма несправедливости. Впервые возникает в возрасте около трёх–пяти лет. Может появиться в результате конфликта между родителями. Почему папа кричит на маму? Он же нас любит! Ребёнок не имеет возможности самовыразиться, быть самим собой. В детском саду Машеньке дали задание выучить стишок, а за три дня до утренника передумали. Маме воспитатель объявила: «Ваша Маша и так везде выступает. Пусть Петя прочтёт». Но Маше, которая всё это время готовилась, причину не объяснили. Взрослые зачастую вообще не считают нужным объяснять что‑либо ребёнку: «Он же всё равно не поймёт».

Между тем часть детских травм можно минимизировать, если просто вовремя поговорить с детьми. Не надо энциклопедических бесед, ребёнок сам задаст тон разговора. Не отмахивайтесь, если он будет возвращаться к теме несколько раз: «Что ты по сто раз повторяешь!» Возможно, все эти сто раз вы не услышали то, что он пытается донести.

Дети, выросшие с травмой несправедливости, часто страдают от поверхностных отношений в семье. Их защитная маска – ригидность. Они не ощущают своей чувствительности, не показывают её другим. Реакция на несправедливость заключается у них в том, чтобы отгородить себя от испытываемых переживаний.

Лечение этой травмы – разрешить себе допускать ошибки, не впадать в ярость из‑за неудач, не критиковать себя и не бояться осуждения.

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Из жизни

31 июля

Дач­ницы ушли за гри­бами в лес в черте горо­да и заблуди­лись

31 июля

Более тыся­чи подъез­дов покра­сят в Архан­гель­ске

30 июля

Клиен­ты «Рос­теле­кома» наб­люда­ют за дач­ными участ­ка­ми с виде­ока­мер

27 июля

«Даже кусты постричь не може­те»: Алек­сандр Цыбуль­ский раск­ри­ти­ко­вал рабо­ту админ­ис­тра­ции Архан­гель­ска

27 июля

Четы­ре чело­века постра­дали в резуль­тате столк­но­ве­ния трех пас­саж­ир­ских автобусов

27 июля

В Крас­ноб­ор­ском райо­не нашли заблуд­ив­шего­ся грибника

24 июля

Пер­вым покупа­те­лям – скид­ка: в Архан­гель­ске нача­ли строить ЖК «Next 2»

23 июля

«Что делать, Маш­ка? Мой Петь­ка загулял!»

22 июля

В Архан­гель­ске откры­лся новый мебель­ный центр Family Room

19 июля

«И ехать куда глаза глядят…»

18 июля

Когда воз­ника­ет страс­тное жела­ние пожить подольше

17 июля

Общест­вен­ная пала­та АО под­дер­жала ини­ци­ати­ву Алек­сандра Цыбуль­ского вер­нуть памят­ник Бара­нову на Рус­ский Север

14 июля

Лис­товки с при­зы­вом немед­ленно прой­ти обя­затель­ную мет­роло­гич­ес­кую повер­ку при­бо­ров учета воды вновь появи­лись в Архан­гель­ске

14 июля

Всю гра­дос­тро­итель­ную доку­мен­та­цию регио­на выгру­зят в общий доступ

14 июля

За сутки в Архан­гель­ской области выяв­лено 119 новых слу­ча­ев COVID -19

Похожие материалы