Как снимали в Архангельске шествие «Бессмертного полка»

29 мая 2017 13:40 Из газеты
Команда прямого эфира. 9 мая 2017 года. Фото Ирины Буйновской
Команда прямого эфира. 9 мая 2017 года. Фото Ирины Буйновской

Прямой эфир – особое испытание для всех, кто участвует в его проведении

Зритель включает телевизор и погружается в событие, которое происходит в этот же момент. И становится его непосредственным участником.

9 мая телеканал «Правда Севера» вёл прямую трансляцию с шествия «Бессмертного полка», также были прямые включения в студии, куда приходили гости. И сегодня у нас есть возможность заглянуть в такое привлекательное телевизионное закулисье. Об особенностях работы в прямом эфире расскажут те, кто вёл его именно в этот день.

«В этом поле ты не один»

Артемий Заварзин, корреспондент городского телевидения:

— Прямой эфир – это и обычная работа, и испытание – пребывание в состоянии «на голом нерве». Ты знаешь, что нет права на дубль, на ошибку, нет возможности сделать шаг назад. Мы же не можем попросить полк пройти ещё раз, если у нас что‑то не получилось. Или предложить собеседнику повторить сказанное, если он сбился.

Прямой эфир – это также возможность проверить себя. Надо подготовиться, продумать, какую информацию дать зрителю, то есть создать «опоры» для работы на месте. К тому же эту информацию надо чётко донести зрителю. А поскольку ситуация постоянно меняется, то ещё и быстро реагировать на все перемены. Конечно, наш зритель очень добрый и к накладкам в эфире относится с пониманием, но нельзя испытывать его терпение. Мы обязаны быть профессионалами в любой ситуации, не ссылаясь на обстоятельства.

В этом году в профессиональном плане нам повезло с событиями. В прямом эфире мы работали на Международном Арктическом форуме. Но там как раз больше требовалась чёткость в передаче информации. А во время шествия «Бессмертного полка» важнее были эмоции, атмосфера. Надеюсь, нам удалось их передать. Но для этого работала большая команда. Зрители видят только нас, ведущих, и мы понимаем, что у нас нет права на ошибку и перед ними, и перед коллегами, которые каждый на своём месте делают всё, чтобы эфир прошёл удачно.

Но приятно, когда в конце эфира люди подходят, жмут руку, благодарят. Позвонила моя бабушка и спросила: «Ты не замёрз?» В такие минуты понимаешь – в этом поле ты не один.

«Это была крутая командная работа»

Леся Кокина, корреспондент городского телевидения:

— Прямой эфир – это то, что происходит здесь и сейчас. Для всех – для участников события, для нас, ведущих, для телезрителей. Перед любым прямым эфиром испытываешь трепет, а работа во время празднования Дня Победы этот трепет усиливает во много раз.

Сначала я работала на митинге – это такая репортёрская работа, мы готовили полуфабрикат, с которого потом очень быстро в студии сделают готовый продукт и дадут в эфир. У нас пока одна точка включения, поэтому я быстро побежала на место, где работал Артемий, чтобы поделиться своими впечатлениями о митинге – ведь сейчас важны не факты, а чувства, впечатления. Нет человека в нашей стране, который своей историей не был бы вплетён в историю Победы. Поэтому во время такого эфира невозможно быть беспристрастным.

Так сложилось, что среди моих родственников нет официально признанных героев. Мой прадед воевал в штрафбате, забрали его в 1937-м без права переписки, знаем, что погиб где‑то под Белгородом. Но я очень много общалась с ветеранами. А наша память устроена как облако тегов – в подходящий момент всплывает нужное воспоминание. Мне вспомнилась бабушка, так хочется называть эту пожилую даму, которая рассказывала, как она была разведчицей – в 17 лет она служила в разведроте. Была маленькая, с косичками, совсем девочка, она носила тротил в хлебе. Немцы досматривали, но ничего не находили, на неё ведь не могли подумать. Говорила, что было очень страшно, но каждый раз она шла с этим хлебом через немецкие посты.

Я думала – сможем ли мы так сегодня? Мы ведь изнеженное поколение. А они смогли. Это поколение уходит быстро и безвозвратно. Поэтому надо сейчас брать как можно больше информации и сохранить как можно больше эмоций.

А ещё во время эфира я боялась пафоса. В этом празднике столько сильных переживаний, что красивые пафосные слова просто неуместны. Что ещё могу сказать о прошедшем эфире? Мы все были на адреналине. Это была крутая команд­ная работа.

«В „Бессмертном полку“ шли моя жена и дети»

Алексей Шемякин, ведущий городского телевидения:

— Прямой эфир интересен живостью и непредсказуемостью. Он забирает много энергии, но добавляет непередаваемых эмоций. Наверное, поэтому я не люблю записей. Ведь в подкорке сидит – можно переписать. А здесь собираешься внутренне. А ещё понимаешь – ты не один, работает целая команда, ты не можешь её подвести. Мы работали в студии и понимали, что ребятам «в полях», конечно, гораздо сложнее, старались их поддержать, облегчить работу. Прямой эфир – это испытание. Но когда всё складывается – ощущаешь такую эйфорию…

А дома шествие «Бессмертного полка» я пережил ещё раз, когда смотрел наш эфир уже в записи вместе с семьёй. В этом году я сам собирался пройти в этом шествии, но не получилось из‑за работы. Но в нём шли моя жена с детьми. Они несли четыре портрета, для наших детей – это уже прадеды. А ещё жена и дети очень радовались, когда мельком увидели себя на экране. Значит, благодаря нашему прямому эфиру, который передал и сохранил эмоции того момента, можно их пережить ещё раз.

«Важно быть профессионалом»

Ольга Зайцева, режиссёр городского телевидения:

— Прямой эфир – это гиперотвественность. Обычно прямые репортажи ведём с очень знаковых мероприятий. Наша задача – максимально точно рассказать о происходящем людям, которые не могут присутствовать на этом событии. Самое главное – передать атмосферу. Если это репортаж с площади Мира, показать лица ветеранов, а все выступления должны быть чётко слышны, при этом микрофоны не могут закрывать лиц. Когда работают три или четыре камеры, у режиссёра должна быть очень быстрая реакция, важно подмечать разные мелочи, которые будут интересны зрителю – даже взлетевшие в небо шары.

У меня в жизни было много разных прямых эфиров – с инаугураций, с разных политических событий, где всё должно быть чётко выстроено. Но в таких случаях у нас есть возможность подготовиться, посмотреть сценарий. Приходилось делать прямые эфиры и со спектаклей и концертов симфонического оркестра. Мы ходили на генеральные репетиции, сидели с секундомером – вот тут входят скрипочки, значит, во время прямого эфира надо будет показать скрипачей. А в спектакле замечаешь, что во время монолога главного героя идёт очень сильная эмоция у второстепенного персонажа. Значит, надо будет показать крупным планом именно его. Особенность прямого эфира с шествия «Бессмертного полка» – такую репетицию сделать невозможно. Конечно, ведущие готовятся, чтобы при любой ситуации занять эфир, но тут тоже требуется очень быстрая реакция.

Также важно было показать масштаб события, плотную картинку, чтобы зритель ощутил энергию, которая присутствовала в это время на улицах города. И совсем сложный момент – истории людей, которые участвовали в шествии. Эти совершенно неподготовленные люди должны были быстро и чётко рассказать свою историю перед камерой в прямом эфире. И чтобы найти их, понять, что они не впадут в ступор перед объективом, убедить их говорить, надо быть и хорошим психологом, и заинтересованным собеседником. Но эта огромная работа остаётся за кадром.

Удачный прямой эфир состоит из профессионализма каждого человека, находящегося в этот момент на своём рабочем месте.

«У меня была задача «подносить снаряды»

Ирина Буйновская, директор телепрограмм городского телевидения:

— Мы понимали, что без живых и ярких историй шествие «Бессмертного полка» останется белой безмолвной полосой. Но ведущие были чётко «привязаны» режиссёрами к точкам. И подводить к ним людей – была моя задача. Ну это как подносить снаряды. А «стрелять» мы должны были в «десятку».

И мне предстояло за несколько секунд найти в большом потоке людей тех, которые не испугаются камеры и смогут внятно рассказать о своих близких, прошедших войну. Также была важна и «картинка» – как человек выглядит, как себя ведёт, ведь прямой эфир не предполагает ошибок.

Когда мы начали эфир, уже шёл митинг, и людей на улице было не так много. Признаться, я стала слегка паниковать – какой «патрон» я поднесу Артемию, не подведу ли его? Ответственность большая. Вдруг взглядом выхватываю двух сестёр. Оказалось, они с Майской Горки – Зинаида Ивановна и Любовь Ивановна. Очень скромные, деликатные. Я сказала, что это прямой эфир, они засмущались. Тогда я стала рассказывать им свою историю – вот я не могу пойти в этом шествии, у меня нет ни одной фотографии. Но я таким образом несу сегодня свой долг здесь. А наш долг помогать друг другу, помогите и вы мне. И они согласились, стали рассказывать мне свою семейную историю. Затем я стояла за камерой и подбадривала их – ведь у нас уже с ними сложилась внутренняя связь. Получилось у них очень хорошо.

Я решила, что надо поговорить с семьёй, с подрастающим поколением. И увидела такую семью – папа, мама и двое детей – с цветами, с флажками. Но до нашего включения оставалось 15 минут, а было холодно. Я как могла их развлекала, просила подождать. Они сначала тоже мне рассказали свою историю. А потом очень хорошо – на камеру. Такие ответственные! Я просто поклонилась им потом.

Но приближался полк, и было понятно, что такие истории должны идти непрерывно, чтобы не было белого безмолвия. И я стала просить людей задержаться, выстроила возле камеры свою «бессмертную роту». Все быстро установили между собой контакт, поддерживали друг друга, подбадривали. Так у нас получилось много историй, которые услышали наши зрители. За что мы все были бесконечно благодарны нашим собеседникам.

Когда волнение прошло, я почувствовала, что очень замёрзла. Посмотрела наверх – и увидела оператора Ольгу Красулину, которая одна сидела за своей камерой на ветру, она и вовсе не могла двигаться. Я пыталась её подбодрить, хотя бы помахать рукой…

«Мы показали картину большого праздника»

Светлана Дейнеко, шеф-редактор городского телевидения:

— Прямой эфир, конечно, командный труд. Каждый человек чётко должен делать свою работу, иначе пойдут сбои. Даже если режиссёр «заскучает», неизбежны накладки. Поэтому для всех участников процесса важны не только профессионализм, но ещё и собранность, ответственность. А представьте, в организации и проведении прямого эфира 9 Мая участвовал 21 человек! И любой прямой эфир показывает, где у нас «слабое звено». Мы это учитываем затем в работе.

У нас есть опыт проведения прямых эфиров на разных площадках. Один из самых важных и ответственных – это прямые трансляции во время работы Арктического форума. Но по‑особому ответственный прямой эфир – с шествия «Бессмертного полка».

Наши корреспонденты работали на улицах города, но к нам также приходили гости и в студию. За время эфира, а длился он почти два часа, к нам пришли четыре гостя. Были включения из Новодвинска и Котласа. Всё это надо было соединить в одну картину большого праздника. И, что особенно важно, передать его атмосферу. Я как комментатор тоже участвовала в этом прямом эфире и вполне её прочувствовала сама.

У нас пока не хватает технического оснащения, чтобы сделать включение с разных точек. Но мы старались показать, что происходит в городе с помощью корреспондентских репортажей, которые очень оперативно поступали в студию. Наше богатство – неограниченное эфирное время, ведь мы имеем возможность вести вещание круглые сутки. Но самое главное, что у нас есть профессиональная команда, мы можем это делать, и нам это нравится!

___________________________________________________________________________________________

Команда, которая работала 9 мая в прямом эфире:

  • Корреспонденты: Артемий Заварзин и Олеся Кокина
  • Операторы на выезде: Ольга Красулина и Евгений Зыков
  • Оператор в павильоне: Владимир Орлов
  • Техники на выезде: Михаил Горбатенко и Федор Черкасов
  • Главный инженер: Альберт Фомин
  • Продюсер на выезде: Ирина Буйновская
  • Техники в студии: Денис Обрядин и Денис Жгилев
  • Режиссер на выезде (на пульте ПТС): Анастасия Коновалова
  • Режиссёр в студии: Ольга Зайцева
  • Ведущий в студии: Алексей Шемякин и комментатор Светлана Дейнеко
  • Гример: Нина Обрядина
  • Монтажеры (обработка поступающих с точек видео для выдачи в прямой эфир): Денис Малофеевский и Вадим Рыбенко
  • Помощник продюсера в студии: Екатерина Исакова
  • Корреспондент на выезде для подготовки свежего материала в прямой эфир: Ирина Ившина
  • Оператор на выезде для съемки свежего материала в прямой эфир: Александр Кузнецов

Подготовила Светлана ЛОЙЧЕНКО

Из жизни

23 сентября

Охот­ники отлавли­ва­ют в Май­максе медведя

21 сентября

Крым на мой вкус

10 сентября

«Дере­вяш­ки» – в щеп­ки: в Архан­гель­ске ава­рий­ные дома сно­сят маши­ны с «меха­нич­ес­кой рукой»

10 сентября

Новый облик буду­щего Архан­гель­ска обсуди­ли в САФУ

10 сентября

В пер­чатк­ах и в мас­ках: как попасть на приём к судеб­ным приставам

10 сентября

На доро­гах Архан­гель­ской области уста­но­вят 20 новых камер виде­офик­са­ции нару­ше­ний ПДД

9 сентября

Архан­гело­гор­од­ка пере­вела мошен­ни­кам боль­ше полуто­ра мил­ли­онов рублей

24 августа

Осенью в цен­тре Архан­гель­ска появит­ся новая под­светка зданий

24 августа

Луч­ший пче­ло­вод Архан­гель­ской области живет в Устья­нс­ком районе

24 августа

Ска­мей­ки, пло­щад­ки и дорож­ки: в Архан­гель­ске бла­го­ус­траи­вают дворы

21 августа

В Севе­род­винске росг­ва­рдей­цы задер­жали води­теля, кото­рый насильст­вен­но уса­дил жену в автомо­биль

20 августа

Через реку Вага откры­та бес­плат­ная переправа

20 августа

В При­мор­ском райо­не спа­са­те­ли нашли заблуд­ив­шего­ся гриб­ника на жд путях

19 августа

На ремонт дома куль­туры в Суре из резерв­но­го фонда пра­витель­ства области выде­лят 600 тысяч рублей

19 августа

Кос­монавт Иван Ваг­нер заснял неиз­вестные объек­ты, летя­щие в космосе

Похожие материалы