Архангельский учитель физики побывал на Большом адронном коллайдере

15 октября 2017 16:19 Из газеты
Борис Павлович Шокин
Борис Павлович Шокин

Борис Павлович Шокин, заслуженный учитель России, лауреат областной общественной награды «Достояние Севера» пятьдесят лет проработал учителем физики.

С Борисом Павловичем мы встретились у него дома. Первый год за последние полвека он не спешит на уроки, можно поговорить не торопясь.

Натуральная философия

– Борис Павлович, просто не могу не спросить про фундаментальное открытие в физике – это гравитационные волны, за него присудили Нобелевскую премию. Вы научные открытия в области физики отслеживаете?

— Отслеживаю. Но это серьёзная наука…

– Но даже на уровне обывателя это интересно. Когда слышишь о деформации пространства и времени, понимаешь, что живёшь в непостижимом мире.

— Эти волны предсказывал Эйнштейн ещё в 1915 году, над их поиском работали с 1985 года, открыли в 2015 году, сейчас вот дали Нобелевскую премию.

– Объясните – в чём основная идея гравитационных волн? Чего их так долго искали?

— А идея была какая: во Вселенной все тела взаимодействуют между собой, в том числе электрические заряды, частицы в атоме, сами атомы и так далее. Как это всё свести в единое целое? Было четыре теории, но хочется из четырёх создать единую, чтобы она объединяла все взаимодействия. И надо было найти – кто является переносчиком этого взаимодействия? Это и есть гравитационные волны.

– И нам, землянам, помогли это понять две чёрные дыры, которые столкнулись более миллиарда лет назад…

— Речь идёт о таких масштабах, что мы никак не можем это ощутить. Это же не петарда взорвалась, и всё видно…

– Но хочется хотя бы как‑то представить…

— Вы верите, что Луна притягивается Землёй?

– Ну на этот счёт у меня все же есть некоторые знания.

— И всё же вы верите в это?

– Да!

— А вы верите, что эти две ложки тоже притягиваются?

– Здесь тоже есть знания… Но, глядя на то, что они никак не реагируют друг на друга, поверить в это сложно. Ведь даже если они годами будут лежать рядом, сами с места не сдвинутся.

— Но они притягиваются! Если в случае с Землёй и Луной силы сумасшедшие, то здесь силы такие, что мы не замечаем. Но они существуют. То же самое можно сказать о других невидимых, поэтому непонятных обычному человеку явлениях.

– Говорят, что физики немного мистики – настолько непостижимые возможности даёт эта наука.

— Что такое физика? Ведь её не существовало. Во времена Ньютона была такая наука, которая называлась натуральная философия. Она объединяла физику, астрономию, математику – другие естественные науки. Потом начали отпочковываться – отдельно физика, астрономия, математика. Физика сейчас тоже раздробилась – механика, электричество, оптика, атомная физика, квантовая, хромодинамика… Где сейчас делают открытия? На стыке наук.

К чему идём?

– Вы неделю провели в Международном центре по исследованиям в атомной физике в Швейцарии, спускались к большому адронному коллайдеру, который и построен, чтобы делать открытия. С помощью его и открыли бозон Хиггса, затратив массу сил и средств. Как учитель объясните, в чём важность этого открытия для человечества?

— Вопрос в чём? Как науке развиваться дальше. Мы идём правильно или нет? Вся построенная ранее теория идёт именно к этой частице. Если мы докажем, что она существует, значит, идёт верным путём. А мы идём к чему? Открытие частицы Хиггса и гравитационных волн ещё раз доказывает, что мы приближаемся к тому моменту, когда возникла вся наша Вселенная, когда произошёл большой взрыв. Приблизиться на время, когда прошли не миллионы лет после него, а доли секунды.

– И всё же невольно возникает вопрос – в практическом смысле человечество как‑то этими открытиями может воспользоваться, кроме, как приобрести новые знания?

— Ленин где‑то в 1917 году сказал: «Электрон не исчерпаем так же, как и атом. А природа бесконечна».

– Это точно Ленин сказал?

— Это точно слова Ленина. Электрон был открыт в 1895 году, аппаратура только появлялась, об атоме и его устройстве только говорили. Какая тогда могла быть польза? Но вот сегодня работает телевизор, значит, всё это существует…

– А как вы попали в Швейцарию?

— Россия – член ассоциации стран, учёные которых работают на коллайдере. Мы имеем право обсуждать результаты, получать информацию. Чтобы эта информация доходила и до обывателя, и до школьника, проводятся несколько раз в году курсы для учителей разных стран, в том числе и из России. К России иногда примыкают учителя из Казахстана, Украины и других бывших советских республик. Но организатором является наш институт в Дубне. Я посылал заявку, прошёл отбор и поехал. Нам неделю читали лекции, проводили экскурсии, показывали, где, кто и чем занимается. Мы были на глубине 80 метров, а сам коллайдер находится на глубине сто метров. Нас туда не пустили, там слишком большая радиация. Там протоны летают со скоростью, близкой к скорости света, в двух направлениях. Надо, чтобы они столкнулись. Есть четыре точки в этой огромной трубе, в которой создан вакуум, где они встречаются. И вот здесь при взаимодействии получается сильное излучение, здесь и рождается частица Хиггса.

О точке отсчёта

– Вы когда почувствовали, что физика это ваше?

— Нет такой точки отсчёта. Случайность. Если вам известно, в шестидесятые годы колхозник не имел никаких прав, не мог получить паспорт. Когда я оканчивал школу, понимал, что мне надо непременно поступить, только тогда получу паспорт. Его также получали те, кто уходил в армию, но мне не позволяло здоровье. Значит, или я поступаю, или стану принадлежностью колхоза. Информацию тогда черпали только из газет. Нашёл статейку про Московский государственный технический университет имени Баумана, решил идти на факультет турбиностроения. Думал, что буду строить электростанции.

– Какие тогда были условия приёма?

— В тот год проводили такой эксперимент – ввели сорокобалльную систему – учитывалась средняя оценка аттестата и плюс сдаваемые предметы. Когда все экзамены сдали, ректор объявил проходные баллы: приезжий школьник – 36, приезжий рабочий – 32, московский школьник – 28, московский рабочий – 26. В итоге я не прошёл. Поехал домой. Мне надо было выходить в Плесецке. В поезде встретил молодую пару, с которой поделился своей проблемой. Спрашивают они у меня – есть кто в Архангельске? Я без билета поехал дальше до Архангельска. А у меня были с собой документы о том, как я сдал вступительные экзамены в Бауманку. Знакомые жили в общежитии мединститута – говорят, что у них и разговаривать не о чем – конкурс десять человек на место. Пришёл в пединститут. Оказалось, что на физмат недобор, зашёл к ректору, показал свои баллы, он сразу мне: «Принят».

Секретарь выдал мне справку, я поехал домой, прихожу к председателю, он от расстройства кулаком по столу: «С кем я работать буду?» Но на следующий день в районе я уже получил паспорт и поехал учиться. Вместо пяти лет учился четыре – родине нужны были педагоги. Потом поехал работать в Тавреньгу, три года в деревне отработал, и сорок семь лет здесь, в Северодвинске – сначала в школе № 19, через семь лет её объединили с физико-математическим лицеем № 17.

– Борис Павлович, можно научить точным наукам ученика, который этого очень хочет, но не имеет ярко выраженных способностей?

— Была у меня ученица с феноменальной памятью. Она очень старалась, но шаг в сторону – её заклинивало. Такая штука случилась на экзамене – первый вопрос, второй – всё идёт хорошо. А задача – никак. Лабораторную работу дал дополнительно, она сделала, другую задачу тоже сделала. А эту – никак. Когда она уже в Бауманке училась, я с ней разговаривал, она говорит: «Если я этого не видела, не решала, бесполезно сидеть и думать».

– Но всё же в Бауманку она поступила…

— Знания у неё были, а вот глубины, понимания не было. Выучить – одно, а понимать – другое. Важно, чтобы они работали своим умом.

Никогда никого не натаскивал

– На протяжении 50 лет ваши ученики поступают в престижные технические вузы, где требуется знание физики. Каким образом вы даёте им эти знания?

— Никогда – ни до введения ЕГЭ, ни после – я не занимался натаскиванием. К ЕГЭ начинал готовить уже в четвёртой четверти, когда материал закончен. А вот на уроках главное правило – выдать теорию путём опытов и практических работ. Физика чтоб была перед тобой! Чтобы ученик видел, что за явление там происходит, тогда будет толк. Не просто выучить, чтобы куда‑то поступить, а чтобы понимать, разбираться.

– Вы видели разную систему образования. Какое время было, на ваш взгляд, для педагогов наиболее продуктивное?

— Особенно продуктивными были девяностые годы.

– Неожиданно.

— Мы были брошены государством, зато никто не мешал – работай, твори, выдумывай, было много творчества. Нам тогда помогали разные фонды, получали гранты – на скольких конференциях я тогда побывал. Лекции нам читали профессора, мы друг с другом общались, обменивались идеями.

– На успехах учеников это сказалось?

— Да, были ребята в 90‑е, которые писали решение задач в журнал «Квант», при этом самых сложных задач, и эти решения публиковались. В 1997 году был выпуск очень сильный – полкласса олимпиадники, они распределились, куда поступать, чтобы не мешать друг другу.

– А потом как складывалась их судьба?

— А уж дальше – тут проблема государства. Бывает, что выпускник имеет диплом серьёзного вуза, а работы нет… Бизнес поглощает многих, но и там не всё просто, бизнес начал, а потом провалился, и не в науке он, и не в деле. Но есть и те, кто миллиардами ворочает.

– Можно добиться успехов здесь, дома, не выезжая в большие города или за границу?

— Мои ученики работают на уровне сдаточных механиков лодок, есть главный механик, главные конструкторы, это очень ответственная работа. Кстати, областной министр здравоохранения Антон Карпунов – мой ученик. Как раз в 90‑е годы школу оканчивал.

– Как у него с физикой было?

— Нормально, с первого захода в мединститут поступил. Там почти весь класс поступил, сильный был класс.

– А сейчас интересно было работать?

— Сейчас, если есть интерес у учеников, развиваться можно – очень много разных олимпиад. Но проблема в том, что чтобы куда‑то съездить – надо найти деньги. Несколько лет назад у меня была подготовлена очень сильная команда, всё лето готовились для участия в международной олимпиаде. Я пошёл в мэрию просить денег, сказали, что поищут, пока искали, «поезд ушёл». Мне потом родители сказали, что сами бы оплатили поездку. Но если бы мне сразу отказали, я бы к ним обратился. А так мы надеялись. И сильные ребята упустили шанс проявить себя.

– Вы в этом году закончили работу в школе. После пятидесяти лет работы ведь не просто уходить… Как решились?

— Когда‑то решаться надо. Нельзя же работать, пока не упадёшь у доски, такие случаи бывали. Лето настраивался, в конце августа написал заявление.

– Вас и других таких же опытных педагогов есть кому заменить?

— Для нашего лицея нашли учителя физики. Но вообще, это большая проблема – ведь восемь лет у нас не готовили преподавателей физики и математики. И эта проблема встанет очень остро, когда уйдут педагоги, которые сейчас в возрасте, а их большинство.

– За счёт чего вы так долго проработали учителем? Это же тяжелейший труд, с огромными нервными и эмоциональными нагрузками.

— За счёт учеников. У меня с ними было взаимопонимание, нам было интересно вместе, во всяком случае, со многими. Я получал удовольствие от работы, они от учёбы, иначе никак нельзя проработать пятьдесят лет в школе.

– За полвека у вас было столько учеников… Вы многих помните?

— Всех до одного!

Беседовала Светлана ЛОЙЧЕНКО. Фото автора и из архива Бориса Шокина

Из жизни

22 сентября

В Вель­ске высади­ли 750 моло­дых сосен

20 сентября

22 сен­тября в Архан­гель­ске пере­кроют нес­коль­ко улиц

19 сентября

Гене­раль­ный дирек­тор ООО «Тех­нопа­рк»: «Мы пред­лага­ем пря­мой и чес­тный диа­лог жите­лям Ленс­ко­го района»

19 сентября

Новый про­ект полиго­на на Шиесе предс­та­вят на суд общест­вен­ности в 2020 году

18 сентября

Глава предс­та­витель­ства эко­тех­ноп­ар­ка «Шиес» в Сык­тывка­ре: «Люди при­хо­дят с конст­рук­тивны­ми воп­роса­ми»

18 сентября

Маги­чес­кая убор­ка и сти­вен­кин­гов­щина. Экспе­рты про­ана­ли­зи­ро­вали книж­ные пред­почте­ния жите­лей Архан­гель­ска

18 сентября

Мезен­ские каникулы

16 сентября

Архан­гель­ская область победи­ла на все­рос­сийск­ом кон­курсе IT-проек­тов

12 сентября

В Мос­кве про­шли лече­ние уже более 200 паци­ен­тов из Ленс­ко­го района

12 сентября

В новые «Мак­си» наб­раны более полови­ны сот­рудни­ков, сво­бод­ны еще около 60 рабо­чих мест

10 сентября

В Ярен­ске откры­лся дет­ский садик «Теремок»

10 сентября

«Прав­да Севе­ра» появи­лась в про­даже в тор­го­вой сети «Мак­си» в Архан­гель­ске и Севе­род­винске

10 сентября

«Зачем гово­ришь «пожал­уй­ста»? Скажи про­сто – «отой­дите!»

4 сентября

Жите­ли – за раз­дель­ный сбор мусора

4 сентября

ЖК «Искра Park»: Ренова­ция про­шлого, устре­млен­ная в будущее

Похожие материалы

18 сентября Из жизни

Мезен­ские каникулы

10 сентября Из жизни

«Зачем гово­ришь «пожал­уй­ста»? Скажи про­сто – «отой­дите!»

4 сентября Из жизни

Жите­ли – за раз­дель­ный сбор мусора

2 сентября Из жизни

«Ког­да сил не ста­ло, села и закрича­ла: «Помоги­те!»

30 августа Из жизни

В биз­нес – как в Нарнию

28 августа Из жизни

«Без внут­рен­ней гар­мо­нии невоз­можно тво­рить под­лин­ную красоту»

23 августа Из жизни

В Устья­нах наз­вали луч­ших пче­ло­во­дов Архан­гель­ской области

21 августа Из жизни

«Боль­шой оптимист и молодец!»

15 августа Из жизни

В Архан­гель­ской области опреде­лились с номи­наци­ями пре­мии «Биз­нес-ус­пех»

9 августа Из жизни

Тариф повысить нель­зя сохранить

8 августа Из жизни

В помощь фермерам

8 августа Из жизни

Шёл­ковый путь для бизнеса

6 августа Из жизни

Ушёл из жизни архан­гель­ский жур­на­лист Конс­та­нтин Горчаков