Себя не щадили и страну отстояли

12 мая 11:42 Из газеты
Баянист Алексей Воронцов из Красноборска – почётный гость в доме Дербина
Баянист Алексей Воронцов из Красноборска – почётный гость в доме Дербина

Первая неделя мая в Коряжме традиционно посвящена ветеранам Великой Отечественной войны, труженикам тыла, солдатским вдовам, узникам концлагерей – всем тем, на чью долю выпало пережить страшное время, бороться за свободу и независимость Родины, восстанавливать её из руин

Каждый год к 9 Мая Группа «Илим» готовит участникам войны подарки. Раньше, когда ветераны были моложе и крепче, директор коряжемского комбината и мэр города собирали большое торжество и лично произносили тосты за Великую Победу и ветеранов.

Сейчас многим фронтовикам уже за девяносто, теперь праздник приходит к ним домой. Подарки вручают учащиеся кадетских классов школы № 5, активисты молодёжного центра «Родина», члены совета ветеранов КЦБК. Они заранее готовят музыкально-поэтическое поздравление и при полном параде с цветами отправляются по квартирам ветеранов. В этом году им вручат мобильные телефоны – с небьющимся корпусом, «тревожной» кнопкой, удобной системой управления, чтобы каждый ветеран оставался на связи со своими близкими и друзьями.

Ждёт на 9 Мая гостей и ветеран Великой Отечественной войны, ветеран комбината Александр Александрович Дербин. Большой любитель народной песни и задиристой частушки, баянист, весельчак, Александр Александрович удивляет огромным жизнелюбием, оптимизмом и добротой, цепкой памятью на даты и имена, гибкостью ума и неподдельным интересом ко всему, что происходит в мире. Хотя ему осенью исполнится сто лет!

Нам показался любопытным взгляд ровесника века на глобальные темы, которые волнуют каждого. Вот что он рассказал о своём отношении к историческим событиям и превратностям судьбы.

Революция и власть

— Ленин и его соратники говорили, что при коммунизме мы будем хорошо жить. И мы ему верили. Ленин – умная голова, но сделал много ошибок. Например, зачем репрессировал самый работящий класс – крестьянство? А кто на земле работать‑то будет? Я уж после понял, что вождь пролетариата дров наломал. Нельзя было работных людей угнетать, особенно зажиточных, хозяйственных. А бедняки, движущая сила революции, всегда были лодырями. Чего от них ждать, если даже для своей семьи ничего не могли заработать.

Голод

— Самое сильное впечатление детства – голод 20‑х. Наша семья жила в деревне под Никольском, это в Вологодской области. Помню, как в дом пришли какие‑то люди и выгребли всё подчистую. У матери оставалось полмешка овса. Она принесла зерно в дом, чтобы просушить и потом перемолоть в муку. Когда и на это подняли руку, она заревела, обняла мешок и не отдавала до последнего.

Учился в школе в Никольске. Жил на квартире у знакомых, а еду на неделю вперёд привозил отец. Как‑то он приехал и сказал: «Сашка, мы с матерью голодаем, и тебе дать нечего. Надо домой возвращаться». Я не хотел бросать школу, сопротивлялся. В конце концов, однажды отец ничего не привёз. Хочешь не хочешь, пришлось вернуться в деревню.

Лишенцы

— Мой отец был баптистом. Под него всегда «вели подкоп». В конце концов, лишили права голоса в колхозе, когда он отказался отречься от веры. До 1936 года мне ходу не было из‑за этого факта. Помню, перед войной работал на заводе «Красная Кузница» в Соломбале. Конечно, в комсомол вступил. А комсомольский вожак завода оказался такой дотошный. Докопался, что я – сын лишенца, и меня исключили из комсомола. Трижды потом пытался техникум окончить, но как только узнавали, что лишенец, выгоняли.

Обиды нет. Это ведь была наша жизнь! Мы верили, что так надо. Жаль, что столько народу из‑за репрессий пострадало. Люди остались без хозяйства, дохода, дома, семьи…

Мне в этом смысле повезло – у меня были любимые, которые поддерживали, отогревали душу. Мама как‑то сказала мне, ещё ребёнку, что я «в рубашке родился». Тогда не понимал, что это значит. Потом узнал: сколько всяких бед в жизни пришлось пережить, а они от меня отступали. А ещё – была большая любовь: с супругой Манюшкой мы прожили счастливо больше пятидесяти лет.

Война

— Руководство СССР, считаю, было наивным: в 30‑е Сталину отовсюду слали предупреждения, что немцы готовятся к войне, а он не верил. Почему не разумел, что фашисты – это не люди, не признают законы жизни? Гитлер такую силу скопил к 41‑му году, потому что многие страны ограбил. И нас собирался грабить…

Хорошо помню первый день войны. Я жил в Архангельске. Было воскресенье. Мы поехали в Маймаксу картошку сажать. Только взялись за лопаты, а тут нарочный приехал и кричит: «Война!» Мы всё побросали, на трамвай и домой. А утром нас, новобранцев, собрали в клубе, расформировали по штабам и повезли на фронт.

Попал в пехоту. Сразу на передовую, под Калугу. Фриц действовал обходными манёврами, ему сплошной фронт не годился. Нашу армию рассекал, раздроблял, чтобы легче было пленных брать. Вместе с однополчанами попал в окружение. Выходили долго, тяжело.

В середине войны меня направили в Горьковское танковое училище. Получил диплом, офицерский чин, и снова на фронт. Вначале на вооружении были танки Т-26: одно название, что танки, любой пушечкой можно разбить. На знаменитых Т-34 так и не довелось повоевать.

Нас посадили на американские «шельмана» («М4 Шерман» – американский средний танк, поступал в СССР по программе ленд-лиза, назван в честь американского генерала Уильяма Шермана – Прим. авт.). Ужасные танки! Гробины! Этими танками, скажу честно, можно только «брешь прикрыть», а не воевать. Неманевренные, неповоротливые, неуклюжие. Очень узкие (внутри неудобно размещаться) и высокие. Хоть мы, танкисты, были ребята натренированные, но с трудом запрыгивали на машину. А у немцев тогда уже появились «Тигры».

С «Тиграми» встретились лоб в лоб в Латвии, недалеко от Риги. Такой бой разгорелся! Дороги были обледеневшие, выгнутые, как жёлоб, дном кверху – попробуй машину удержать. Наш механик, видно, задремал, и «шельман» свалился в канаву. Никакими путями, кроме как тягачом, не вытащить. Так наш танк оказался в колонне первым с конца. А первому и последнему, как «самому богатому», в бою больше всех достаётся.

Вот мне и досталось: до врага – 30 метров, залп, взрыв, чувствую, попало по ногам. Механик вытащил из танка. Я вскочил, потом одна нога стала проваливаться, и тут понял – ранен. Лежал в канаве, пока наши не подошли. Два месяца не довоевал до мая 45‑го, отправили в госпиталь…

У нас всех была одна задача – любой ценой добыть победу. Себя не щадили. Да и командиры на людях не экономили. Но к Сталину лично у меня претензий нет. Всё‑таки мы отстояли страну, как бы там ни было и что бы ни говорили.

Любовь

— Сколько себя помню, всех любил. Мне казалось, что близкие – это боги! А потом в Архангельске встретил свою Манюшку. Мы вместе сели в поезд до Котласа. Я ехал на курорт в Сольвычегодск ноги подлечить. Она с братом – домой. Разговорились. В Котласе у неё оказалось полно родни. Там и заночевали.

Моя Мария Васильевна – деловая, толковая, до войны в Коряжемском сельсовете работала. В Архангельске училась на лесничего, но всё хотела вернуться домой. Уговаривала: давай поедем в Коряжму, там идёт большая стройка. И она оказалась права. Здесь, в Коряжме, мы нашли окончательное пристанище. И ещё много-много хороших друзей.

Комбинат

— По первости меня «приютил» Давид Наумович Карп, директор комбината промышленных предприятий. Человек большой души. Он меня взял на работу. Потом я перешёл на ремонтно-механический завод слесарем-инструментальщиком.

Помню, как строился сульфит-целлюлозный завод будущего Котласского ЦБК, как разрасталась промплощадка. Большое хорошее дело тогда начали. Комбинат‑то долго будет работать.

Опять капитализм

— Многие не поверили, когда Советский Союз развалился и советская власть рухнула. Я тоже не верил: как это так быстро может быть – взяли и перешли из социализма в капитализм. Потом понял – прошлое невозвратимо. Мне и при советской власти многое не нравилось, и сейчас – тоже. Но тут ничего не сделаешь. Просто самому надо жить по совести при любой власти.

Справедливость

— Теперешний строй в России ещё не укоренился. Потому что одни добро наживают, а у других – не получается. Почему так? Кто нахальнее, тот себе всё заграбастал. Надо было властям меры принять: помогать тем, кто хочет работать, а рвачам – дать по шапке.

Пока в стране не появится мельник Гриша, какой жил в соседней с нашей деревне, не будем мы жить хорошо. Я ребёнком ещё Гришу запомнил. Люди к нему с уважением относились. Когда на мельнице бывал ремонт, он даже ночевал там, чтобы всё самому контролировать. Работящий был, честный человек, и люди к нему со всей округи зерно везли, в очередь днями стояли, чтобы муку смолоть именно у Гриши. Искренне благодарили его за труд.

Ценности

— В моей жизни женщины играют большую роль. Нет, не материальную – это потом. Они спасают от скуки. Замечательные подруги из совета ветеранов КЦБК каждый день заходят в гости, рассказывают новости, шутят, варят уху из трёх рыб – это моя любимая еда, помогают организовать праздник, когда жду гостей. А гостей я люблю, и праздники – тоже.

Раньше любимые праздники назывались «октябрьскими», хоть и отмечались в ноябре (Великая Октябрьская революция свершилась 25 октября, после чего советское правительство изменило летоисчисление, по новому стилю праздник передвинулся на 7 ноября – Прим. авт.). Даже свой день рождения переносил с 12 ноября на 8‑е, чтобы несколько дней подряд отмечать. Друзья и родня знали об этом и безо всяких условностей приходили к нам. Я считал – вот если не приглашу, так и не придут. А Манюшка всегда смеялась: «Все будут!» И у нас действительно всегда был полон дом гостей.

Моя тёща Серафима Ивановна, славная была женщина, наставляла: «Пусть ваш дом будет открыт людям. Чем больше отдаёте тепла и любви – тем больше получаете». Так и живу!

Записала Татьяна ИВАНОВА Фото автора

Из жизни

18 октября

В Архан­гель­ске завер­ша­ет­ся бла­го­ус­тройство про­спекта Чум­баро­ва-Луч­ин­ско­го

18 октября

Фёдор Оня­ков: «Про­грамма «Ты – предп­ри­ни­ма­тель» – отлич­ная пло­щад­ка, чтобы про­тес­тиро­вать идею»

18 октября

В Архан­гель­ской области сох­ран­ит­ся дожд­ли­вая погода

17 октября

Одну из ста­рей­ших воин­ских час­тей Архан­гель­ской области поздра­вили с 65-летием

17 октября

Глав­ными приз­нака­ми осен­ней хан­дры архан­гело­гор­од­цы наз­вали сон­ливость и упа­док сил

16 октября

Архан­гело­гор­од­ка про­шла в финал кон­курса кра­соты «Мисс Офис-2017»

16 октября

«Рос­теле­ком» в Архан­гель­ской области модер­низи­ру­ет сети связи

16 октября

Ушел из жизни почет­ный граж­да­нин Устья­нс­кого райо­на Нико­лай Пав­ло­вич Кашин

16 октября

«Здра­вст­вуй, Нико­лай Евменье­вич…»

16 октября

В боль­шинстве райо­нов Архан­гель­ской области прой­дут дожди

15 октября

Архан­гель­ский учи­тель физи­ки побы­вал на Боль­шом адрон­ном кол­лайде­ре

15 октября

Потяр­кины: учи­теля и путе­шест­ве­нник

15 октября

На хреб­те камен­ного кряжа

15 октября

Твоё не предс­та­вляю детство

14 октября

Фёдор Литке – чело­век и пароход

Похожие материалы

15 октября Из жизни

Архан­гель­ский учи­тель физи­ки побы­вал на Боль­шом адрон­ном кол­лайде­ре

15 октября Из жизни

Потяр­кины: учи­теля и путе­шест­ве­нник

14 октября Из жизни

Фёдор Литке – чело­век и пароход

13 октября Из жизни

Син­дром эмо­ци­ональ­ного выгора­ния – как потушить свой внут­рен­ний пожар?

13 октября Из жизни

Пер­вый пас­са­жир «Вась­ково»: «Помощь при­хо­ди­ла в нуж­ную минуту»

12 октября Из жизни

Что делать, если пожи­лой родст­вен­ник стра­да­ет про­вала­ми в памяти?

4 октября Из жизни

Исто­рия «Прав­ды Севе­ра» в одной фотог­ра­фии. «Толь­ко и свету в окне»…

30 сентября Из жизни

В дерев­не Выем­ково Ленс­ко­го райо­на число жите­лей измеря­лось гар­мошка­ми

30 сентября Из жизни

«До Кот­ласа из Авст­рии дед доб­рался толь­ко поздней осенью 1917 года...»

24 сентября Из жизни

Жел­то-зеле­ная осень в Корелах

21 сентября Из жизни

Такой биз­нес. Исто­рия одного успеха

20 сентября Из жизни

Нег­ром­кий голос Нико­лая Сте­па­но­ви­ча

18 сентября Из жизни

Бабуш­ка предс­ка­зала мали­новые пид­жаки и дыря­вую одежду