Беседа с психологом: без привязанности не выжить

27 мая 14:05 Из газеты
PressFoto©.
PressFoto©.

Порой мы не задумываемся о том, какой глубокий смысл заложен в слове «привязанность». 

Между тем, утверждают психологи, именно привязанность – одна из самых важных потребностей человека, которую можно сравнить с фундаментом.

— Это такой стержень нашей внутренней «пирамидки», без которого не выжить, – говорит методист Архангельского центра помощи детям «Лучик» Екатерина Пяткова.

Спока – в топку 

Долгое время феномену привязанности не придавалось должного значения.О привязанности, как теории, заговорили сравнительно недавно – во второйполовине XX века. Основоположником считается английский психиатр Джон Боулби, впервые высказавший предположение о том, что адаптация детей в обществе, агрессивное поведение подростков и другие проблемы социализации возникают по одной «простой» причине – из‑за нарушенной или неправильно выстроенной привязанности между детьми и родителями.

Формирует привязанность «свой взрослый», который обязательно должен быть в жизни каждого ребёнка. И, глядя на которого, мы впоследствии формируем такой же шаблон, эталон – можно называть по-разному – внутри себя. Если шаблона нет, человека начинает «качать» и «носить» из стороны в сторону.

Процесс формирования привязанности длительный. И начинается, когда ребёнок находится ещё в утробе. Малыш рождается – происходит первый «разрыв» с матерью. Хорошо, если роды в срок и естественным путём. Но бывает и так, что ребёнок внутренне не готов, а его уже «просят» на выход.

Давно отмечено, что малыши, появившиеся на свет в результате кесарева сечения, не прошедшие через фазу схваток, отличаются от своих сверстников. Им чаще свойственна излишняя импульсивность. И чаще, чем детям, рождённым естественным путём, ставится такой диагноз, как синдром гиперактивности и дефицита внимания.

Привязанность формируется через чувства. До сих пор, к сожалению, можно услышать приверженцев доктора Спока, считающих, что ребёнка «не надо приучать» к рукам. Берите на руки, гладьте, целуйте, обнимайте. Спока – в топку. Вспомните его историю – свою жизнь доктор закончил в интернате для престарелых, куда его же и отдали собственные дети.

Чтобы выжить, ребёнку первого года жизни необходимо быть в постоянном физическом контакте с матерью. Мозг новорождённого занят тем, что следит за наличием привязанности. Если ребёнок не находится в непосредственном физическом контакте со значимым взрослым, то он должен хотя бы слышать, видеть, чувствовать его запах.

Отказнички – самый тяжёлый случай

Мне недавно рассказали случай, который произошёл у нас в одном из роддомов Архангельска. Мама родила, но по состоянию здоровья не смогла быть рядом с малышом. И тогда ребёнка принесли отцу, который был тут же. Первые минуты своей жизни этот малыш лежал на груди отца. С точки зрения психологии, это было очень правильное и важное решение. Потому что младенцу, только что пришедшему в мир, необходимо чувствовать: «Я нужен, а значит – я должен жить».

Эта потребность – быть нужным – она в основе всего. И привязанность через чувства – самый базовый уровень привязанности. Даже в случаях, когда речь о жестоком обращении, желание ребёнка быть с теми, к кому он привязан, исчезает самым последним. Вот почему дети в сиротских учреждениях так ждут своих «плохих матерей». Они успели ощутить, что были когда‑то кому‑то нужными. И это ощущение даёт им силы жить дальше.

Отказные дети, не знавшие вообще своей матери, – им тяжелее в этом плане. А если ещё с нянечкой в роддоме не повезло. Если она его в перчатках только и брала на руки. И он даже запаха не чувствовал и лица не видел, потому что оно всегда под маской… Ребёнок не удовлетворил свою первую важнейшую потребность. И всё – пошла депривация.

На втором году жизни формируется привязанность через похожесть. Малыш начинает ощущать, что быть с родителями можно не только вблизи, но и издалека. Он учится повторять, копировать за родителями их движения, выражения лиц – «строит гримаски». Ему важно быть таким же, как родитель.

К третьему году привязанность складывается посредством принадлежности и верности. Именно в это время возникает первая ревность: моя мамочка, мой папа. Посыл: я хочу быть вместе с тобой. Дети начинают искать подтверждение, что они принадлежат именно к своей семье. К четвёртому году появляется стремление ощущать собственную важность и значимость в жизни любимого человека. Ребёнок начинает чувствовать, что родители близки с теми, кем дорожат. И делает вывод, чтобы быть дорогим – надо быть хорошим.

Здесь важно дать понять ребёнку, что вы любите его безусловной любовью, а не только за какие‑то хорошие поступки. Иначе может развиться невроз и привязанность сформируется неправильно.

Пятый год жизни – привязанность развивается через эмоциональную близость. Ребёнок, действительно, отдаёт своё сердце. И это тот возраст, когда малыш психологически, наконец,готов остаться без родителей на длительный срок. По сути, только в этот период мама может спокойно ехать с папой в отпуск. Но мы часто не учитываем этого, оставляем двухлетнего малыша с бабушкой на две недели, а потом удивляемся: «Его как подменили! Приехал от бабушки – стал капризным!» А он просто возвращает вам то, что пережил за ваше отсутствие. Это такой «обратный выстрел».

Шестой год – формирование привязанности через доверие. Ребёнок хочет быть познанным. В этом возрасте внешняя речь частично уходит во внутреннюю. Ребёнок начинает делиться секретами. Выслушивайте, не отмахивайтесь. Так выстраивается самый важный уровень привязанности – психологическая близость.

«Простить и отпустить»

Научившись правильно привязываться в детстве, став взрослыми, мы ищем привязанность в отношениях с другими людьми. Иногда можно услышать, что «дочь повторяет судьбу матери».Та всю жизнь прожила одна, и дочь никак не может устроить личную жизнь.А дело, опять же, в привязанности, которой не хватило, чтобы постепенно «укорениться» рядом с любимым человеком.

И когда ко мне на консультацию приходят родители, имеющие проблемы с детьми, то порой оказывается, что в укреплении нуждается сама мама. Ей самой необходимо «простить и отпустить» своих родителей, чтобы затем помочь собственному ребёнку.

Вариации неправильной привязанности встретить можно довольно‑таки часто. Молодая пара, которая начинает выяснять, кто кого больше любит. Родители, которые любой ценой стараются «привязать» к себе ребёнка, а тому уже сорок лет. Или боязливые дети, которые неохотно покидают родительское гнездо, став взрослыми. И дело вовсе не в том, что «негде жить», а в собственной незрелости.

Противоположность привязанности – одиночество. По сути, когда мы привязываемся к человеку, то в глубине осознаём, что можем его потерять. Быть привязанным – это изначально подвергнуть себя боли потери. Но здоровая личность этого не боится. А вот люди с расстройством привязанности изначально видят лишь конечный результат – боль. И уходят первыми из отношений, бегут от близости и не способны длительно выдерживать отношения.

Очень чётко это прослеживается на поколении детей, рождённых в 90‑е годы. Когда мамы одни тянули семьи и речь часто шла о том, чтобы только выжить и прокормить. Среди этих взрослых детей сейчас много алиментщиков и «бегунов» от проблем – такой «выстрел» из собственного детства.

Но можно ли остановить этот круговорот? Можно. Но делать это надо постепенно, пройдя через все стадии привязанности. Приёмные родители, когда я об этом говорю, часто впадают в ступор: «Дочке десять лет! Мне что, качать её на руках?»

Обнимайте и качайте. Иногда подросток, чаще, конечно, девочка сама просит маму: «Возьми меня на коленки». Берите и радуйтесь, что она вам об этом говорит – укрепляйте привязанность. Время и постоянство – две составляющие формирования грамотных взаимоотношений. Поверьте, вы на верном пути. 

Наталья ПАРАХНЕВИЧ

Из жизни

19 ноября

В Онеге вос­ста­нав­лива­ют цер­ковь Лаза­ря Чет­вер­од­невно­го

16 ноября

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

16 ноября

Гипер­мар­кет «Мак­си» на Мос­ковс­ком про­спекте гото­вит­ся к открытию

15 ноября

В Пинеж­ском райо­не отрем­он­тиро­вали автомо­бильный мост через реку Сура

15 ноября

Теп­ло, захват­ив­шее Севе­ро-За­пад Рос­сии, замед­лило ледо­об­разо­ва­ние на реках Архан­гель­ской области

15 ноября

Агрох­ол­динг Бело­зо­рие: высо­кое качес­тво – всег­да резуль­тат боль­ших стараний!

15 ноября

«Что ты, Вася, выду­мал? У тебя чудес­ное имя!»

12 ноября

В Архан­гель­ской области стар­то­вал лите­рат­ур­ный кон­курс для школь­ни­ков

12 ноября

Житель­ницу Виног­рад­ов­ско­го райо­на задер­жали за неуп­лату али­мен­тов и уклоне­ние от обя­затель­ных работ

12 ноября

Жите­ли Архан­гель­ска купи­ли у интерн­ет-мош­ен­ни­ков несу­щес­тву­ющие запчасти и сва­роч­ный аппарат

9 ноября

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

7 ноября

В Архан­гель­ске отрем­он­тиро­вали дет­ский сад

7 ноября

Телеп­рог­рам­ма «Откры­тый регион» – о вто­рич­ной пере­раб­от­ке мусора

6 ноября

Татья­на Чер­ниг­ов­ская: «Мозг – не решето, из него ниче­го не вывали­ва­ет­ся»

2 ноября

За под­дер­жку семьи и детства

Похожие материалы

15 ноября Из жизни

«Что ты, Вася, выду­мал? У тебя чудес­ное имя!»

7 ноября Из жизни

В Архан­гель­ске отрем­он­тиро­вали дет­ский сад

6 ноября Из жизни

Татья­на Чер­ниг­ов­ская: «Мозг – не решето, из него ниче­го не вывали­ва­ет­ся»

2 ноября Из жизни

За под­дер­жку семьи и детства

1 ноября Из жизни

Иван Юшма­нов: «Точ­ка невозв­ра­та у каж­дого долж­ни­ка разная»

31 октября Из жизни

Ушла из жизни Вера Нико­ла­ев­на Румян­цева, журналист

25 октября Из жизни

Небо­гато, но при­пева­ючи

23 октября Из жизни

Жите­ли дерев­ни Засулье Лешу­конс­ко­го райо­на стро­ят в лесу дорогу

22 октября Из жизни

В Вайоц Дзор – под­лечиться и уви­деть кра­соты Армении

19 октября Из жизни

«А кула­чок‑то растёт»

16 октября Из жизни

Ушел из жизни Вале­рий Мои­се­ен­ко, кол­лега и друг

9 октября Из жизни

Мимо кра­си­во­го камня не пройдёшь

8 октября Из жизни

Муни­ципаль­ным сто­кам подоб­рали очистные