Ходить поморским ходом

8 августа 2017 9:26 Из газеты Море
плавание на Соловки
плавание на Соловки

В июне 2017 года в селе Лешуконское был построен поморский карбас, на котором члены клуба «Морские практики», возглавляемые известным яхтсменом-кругосветчиком Евгением Шкарубой, совершили плавание на Соловки

Интересно, что идея построить поморский традиционный карбас и пройти морскими путями поморов периодически возникает в головах «больных морем» северян. В этом году исполняется 50 лет знаменитому на весь СССР походу на карбасе «Щелья» из Архангельска в «златокипящую» Мангазею и 20 лет походу на парусно-моторном вельботе «Щелья-2» вдоль Зимнего берега Белого моря.

Давайте шить карбас!

Вместе с вымиранием поморских деревень, исчезновением традиционных морских промыслов, уходит в прошлое и искусство постройки («шитья») карбасов. Хотя еще можно встретить в поморских селах умельцев, шьющих карбасы по индивидуальным заказам. Ещё совсем недавно карбасы изготавливались на Белом море для производственных нужд рыболовецких колхозов, где действовали несколько верфей, и на Архангельском водорослевом комбинате, где каждый год шили десятки карбасов. Но вековая традиция умирает, поморский карбас стремительно уходит в прошлое.

Яхтсмен Евгений Шкаруба загорелся идеей постройки традиционного карбаса всего за две недели – как строили в старину. Клуб «Морские практики» заказал постройку поморского карбаса мастеру из старинного села Лешуконское Виктору Петровичу Кузнецову. Сказано – сделано, за две недели карбас построен: длина судна 7,5 метров, карбас вооружен двумя мачтами, оборудован веслами и наречен «Вашка».

Сразу же после постройки, в первой половине июня, карбас с «морскими практиками» на борту и в сопровождении парусно-моторной яхты «Морошка» отправился из Лешуконского на Соловки. Сначала сплавлялись по реке Мезени, вышли в Мезенскую губу, пересекли Северный полярный круг и прошли горлом Белого моря на Летний берег и оттуда на архипелаг.

На бумаге все это выглядит красиво и романтично, но на деле пройти этот путь оказалось серьезным испытанием для участников похода, да и для самой «Вашки». Вот как подводит итог экспедиции сам организатор и идейный вдохновитель проекта «Поморский карбас» Евгений Шкаруба» на своей страничке в Facebook:

«Всего пройдено 780 км. В основном карбас шел на вёслах и под парусами. Буксир «Морошка» использовался около 15% пути. Мы старательно уклонялись от встречных ветров и штормов. В конце похода один человек попал в больницу с симптомами гипертонии, трое свалились от сильного переутомления, пришли в себя через двое суток. Теперь, после того, как маршрут пройден, стало понятнее, что за судно мы построили. Это – лоцманский карбас. Быстроходный, способный лавировать под парусами, но недостаточно мореходный для того, чтобы совершать длительные морские плавания в любую погоду.

Высокий фальшкиль делает невозможным осушку карбаса в отлив, значит, стоял он у причала. Судно река-море. Лоцман выходил на таком карбасе на рейд Северной Двины, чтобы пересесть на большое судно и вести его в порт Архангельска, например. Наш карбас отлично годится для походов компании из трех-пяти человек по акватории закрытых заливов, озер, таких как Онежское или Ладожское, на реках. В навигацию следующего года планируется поход на нём в Кандалакшский залив.

После этого карбас, скорее всего, будем пристраивать в хорошие, хозяйственные руки. Благодаря помощи членов клуба «Морские практики» и интернет-сообществу на всех этапах строительства и плавания карбаса нас сопровождала съемочная группа. С нетерпением будем ждать наш фильм. Я называю этот проект – идеальным. Как только была сформулирована идея, стало понятно, что проект осуществим и будет интересным».

В Мангазею на гребне весны

50 лет назад, 14 мая 1967 года, из Архангельска вышло судно «Щелья» с экипажем из двух человек. Конечным пунктом путешествия была объявлена Дмитрий Буторин. Фото Калестина КоробицынаМангазея – легендарный город в Западной Сибири, существовавший в конце XVI–XVII веке. Идею пройти старинным поморским ходом выдвинул Дмитрий Буторин, потомственный помор, опытный промысловик из села Долгощелье Мезенского района. Вторым членом экипажа стал писатель Михаил Скороходов, работавший тогда корреспондентом ТАСС в Архангельске. Пройти в Мангазею было давней мечтой Буторина, которой он заразил своего друга. Буторин говорил: «Пойдем за распадом льда, – сказал он. – Будем двигаться с запада на восток вдоль побережья Ледовитого океана вместе с весной, на ее гребне… Только собраться бы нам в Мангазею…».

Карбас, на котором помор и писатель решили отправиться в Мангазею, назвали «Щелья» (поморы называют щельей каменистый берег) в честь родины Буторина – села Долгощелье. Шестиметровый карбас был построен 1920‑х годах для ловли белухи и куплен Буториным «на дрова». Сшит он был из добротных еловых досок на гнутых дубовых шпангоутах, Буторин сразу оценил прочность судна: «ни одна клепка не вылетела» – и довел карбас «до ума». В 11 часов 14 мая 1967 года, после небольшой прощальной церемонии, «Щелья» отвалила от причальной стенки Архангельского яхт-клуба и направилась вверх по Северной Двине к Усть-Пинеге. «Щелье» предстояло пройти три моря: Белое, Баренцево и Карское и, пройдя два полуострова, Канин и Ямал, Буторин и Скороходов, ни на шаг не отступая от поморского пути, должны были тащить карбас волоком по суше.

Морский опыт позволил Буторину преодолеть льды, не сбиться с пути и через три месяца – 20 августа – прибыть к тому месту, где некогда находилась легендарная Мангазея. Здесь, на холме, установили памятный поморский крест. Практически с первых миль пути к походу «Щельи» был пристальный интерес общественности и прессы. К моменту прибытия в Мангазею информацию о походе разместили более сорока иностранных информагентств, газеты и журналы. После завершения экспедиции Скороходов и Буторин составили подробный отчет о походе и представили его на заседании Академии наук СССР. А уже на следующий год Институт Арктики и Антарктики начал раскопки на месте Мангазеи.

Михаил Скороходов написал книгу «Путешествие на «Щелье», а Буторин Дмитрий Буторин – капитан и кокв соавторстве с Воробьевым – книгу «Мангазейный ход». Карбас в качестве экспоната хотели получить многие музеи страны, но Буторин решил вернуть «Щелью» на родину и подарил Долгощельской школе, которую сам когда‑то окончил. Карбас находился под открытым небом и довольно скоро развалился. Только благодаря другому помору, Михаилу Буторину, уже в 1997 году удалось передать сохранившиеся детали «Щельи» в Северный морской музей.

«Щелья-2»

В 1997 году исполнилось тридцать лет со дня легендарного похода в Мангазею, и однофамилец капитана «Щельи» – Михаил Буторин, тогда депутат Архангельского областного Собрания, решил организовать новое плавание по поморским путям вдоль Зимнего берега Белого моря и назвал свой поход «Щелья-2». В конце 90‑х годов отдаленные северные районы Архангельской области оказались брошенными на произвол судьбы: морское сообщение отсутствовало, самолеты летали нерегулярно, жители поморских сел оказались отрезаны от цивилизации. Поэтому главной целью похода Михаил Буторин считал необходимость обратить внимание на проблемы приморских регионов. За десять дней похода судно останавливалось во всех деревнях по пути следования, организовывали встречи с местным населением, передавали гуманитарную помощь, организовывали концерты. В селе Долгощелье – конечной точке пути – были установлены памятные кресты. Но на этой экспедиции Буторин решил не ставить точку в истории «Щельи» и организовал еще шесть подобных экспедиций. Участниками походов были врачи, артисты, журналисты, священники, которые, кстати, впервые за 80 лет проводили обряды крещения и освящения домов. К юбилею походов на «Щелье» и на «Щелье-2» Михаил Буторин снял документальный фильм, который он впервые покажет в Архангельске, в Северном морском музее, 1 сентября.

Не только на промысел

Зачем люди вот уже 50 лет шьют карбасы и проходят старинные поморские маршруты? Что это – тяга к реконструированию старины? Научный интерес? В первую очередь это яркие попытки обратить внимание на корневые основы жизни поморов, зажечь интерес к морскому делу.

Конечно, в современных экономических условиях использовать традиционные поморские карбасы для промысла рыбы и морского зверя в таких масштабах, как это было еще в первой половине ХХ века, нецелесообразно и нерентабельно. Но есть европейский опыт сохранения традиционной культуры мореходства, например во Франции в приморских городах есть примеры переоборудования традиционных рыбацких лодок, очень похожих на наш карбас, в прогулочные суда.

Путешествуя вдоль берегов Бискайского залива и Ла-Манша на яхте «Джульетта», Евгений Шкаруба заметил, как серьёзно относятся французы к старым деревянным посудинам, бывшим рыболовным, грузовым, а теперь прогулочным судам. В Сен-Мало проходит праздник традиционных рыбацких судов.

Французы, итальянцы, испанцы, голландцы, норвежцы устраивают музеи, посвященные традиционному судостроению, издают книги о судоходстве, строят новые лодки и всячески популяризируют это направление среди увлеченных морем людей. Старый рыболовецкий деревянный флот нашел новое, вполне встраиваемое в современные реалии, предназначение – из промыслового он стал прогулочным. Приморская жизнь продолжается – человек, как и прежде, выходит в море под парусом.

***********************

Подводные лодки – строил! Карбасы пока не шил…

— Поддерживаю идею создания школы поморского кораблестроения, – сказал губернатор Архангельской области Игорь Орлов в интервью «Российской газете», – Как вариант, ее можно было бы открыть при Морском музее Архангельска, обучать традиционному северному ремеслу молодежь.

Губернатор подтвердил, что готов обсудить эту инициативу с участниками проекта «Поморский карбас». Игорь Орлов сообщил, что с удовольствием принял бы участие в строительстве следующего карбаса и прошел бы на нем часть пути под парусами.

Евгений Тенетов, фото из архива автора

Из жизни

3 марта

ГИБДД напо­мина­ет: маневр обгона дол­жен быть поня­тен и виден дру­гим водителям

3 марта

Осуж­денные постро­или 20-мет­ровый снеж­ный корабль в Архан­гель­ске

3 марта

Новые комп­ле­ксы фото­виде­офик­са­ции уста­нов­лены на доро­гах Архан­гель­ской области

3 марта

Ледо­ход в Архан­гель­ской области ожи­да­ют в сере­дине апреля

24 февраля

О зарпла­те губер­нато­ра и копил­ке в форме сейфа рас­ска­зали в Архан­гель­ском крае­вед­ческ­ом музее

24 февраля

В 46 домах Архан­гель­ска воз­никли про­блемы в сис­теме водос­набже­ния из-за морозов

24 февраля

Житель­ница Севе­род­винска хоте­ла купить щен­ка, а попалась на стан­дарт­ную улов­ку мошен­ни­ков

24 февраля

Более 100 тонн топ­лива дос­тавле­но в Мезен­ский и Лешу­кон­ский районы

24 февраля

В мезен­ском храме уста­но­ви­ли сис­тему автома­тич­ес­кого коло­коль­ного звона

20 февраля

«Гала­март» откры­ва­ет­ся в Архан­гель­ске 23 фев­раля: сразу же начи­на­ют дейс­тво­вать акции

19 февраля

Самые попул­яр­ные цветы в 2021-м году

17 февраля

Члены ОНФ: про­ект ремон­та доро­ги на улице Победы в Архан­гель­ске выпол­нен без учета мне­ния горожан

17 февраля

В Кот­ласе вновь откры­лся ЗАГС

17 февраля

Ледо­вую обста­нов­ку на слож­ных учас­тках рек области повторно раз­веда­ют в марте

17 февраля

В Архан­гель­ской области до рекор­дных зна­че­ний сок­рати­лась мла­ден­чес­кая смер­тность

Похожие материалы

6 августа Из жизни

Ушёл из жизни архан­гель­ский жур­на­лист Конс­та­нтин Горчаков

1 августа Из жизни

Фото­коры, с кото­рыми повез­ло газе­те и читателям

1 августа Из жизни

Поморье гото­вит­ся к внед­ре­нию «Еди­ной карты жите­ля Архан­гель­ской области»

31 июля Из жизни

В Новод­винске бла­го­ус­траи­вают­ся дворы и общест­вен­ные тер­рито­рии

30 июля Из жизни

Све­жий номер «Прав­ды Севе­ра» выхо­дит 31 июля

26 июля Из жизни

Дет­ские пло­щад­ки ком­па­нии «ЭЛИ­НА»: веселье для детей и спо­койс­твие для родителей

25 июля Из жизни

Квар­тира в новос­тройке: без вен­тиля­ции и с грибком

22 июля Из жизни

Лаком­ство, рож­да­ющее вдох­нове­ние

22 июля Из жизни

Изгот­ов­ле­ние бро­шек как спо­соб выхода из тоски

22 июля Из жизни

На одном архипе­лаге

18 июля Из жизни

«Мы вери­ли – Даша смо­жет выжить одна в городе»

18 июля Из жизни

Про Пет­ров день: из уст моего дедушки

11 июля Из жизни

Отор­вавши­еся от земли