Арктика – за поворотом!

13 марта 9:07 Фоторепортаж Из газеты
Кама идёт!
Кама идёт!

Интересно, много ли в Архангельске жителей, которые никогда не были на Хабарке или других островах, расположенных рядом с городом?

Кто‑то ездит туда отдыхать, кто‑то бывал хоть раз из любопытства. Но очень многие так и не выбрались туда за всю свою жизнь. Вроде того – да что там делать, особенно зимой? С другой стороны, если набрать в поисковике слово «Хабарка», появится множество сюжетов, весьма лирических об этом, как уверяют их авторы, лучшем острове на земле…

Счастье собачье

На зимнюю Хабарку, правда, в начале марта, но это ничего не меняет, выбралась благодаря Марине Довгань, с которой вместе работаем в одной организации. У Марины четыре собаки породы шелти. Внешним видом они напоминают колли, но, как я вычитала в справочной литературе, «шотландские овчарки являются самостоятельной породой с чёткими стандартами внешнего вида», Более того, Марина собирается завести ещё одну собаку этой же породы. А ещё дома у неё два кота… Мне, как и другим, кому и одну собаку держать непросто, хотелось хотя бы попытаться понять, как это возможно?

И мы пошли на Хабарку! Марина живёт в Соломбале, рядом с переправой на остров, это, кстати, один из аргументов заводить собаку, и даже не одну. Такой простор…

Марина пришла только с двумя мальчишками, как она называет псов. Это – Виро и Шико. Девчонки, Рута и Дита, будут ждать своей очереди, а сразу с четырьмя гулять не хочет, чтобы не смущать прохожих. Поэтому день Марины выстроен так: с собаками она начинает гуляет с пяти или семи часов утра и до одиннадцати вечера. И эти прогулки занимают практически весь день. Ведь с ними она гуляет по очереди четыре раза, то есть восемь раз! Маленькие прогулки длятся полчаса, а одна большая – два или три часа. Как раз это и есть прогулка на Хабарку.

Марина говорит, что раньше они ходили на Молодёжный остров, но там видели рысь, поэтому лучше не рисковать. А однажды, было это в январе, возле соломбальского берега встретили волка. Напугались, но он ушёл своей дорогой – всё же компания приличная. Почему хищники рыщут по островам? Марина говорит, что на Хабарке, как и на Молодёжном, развелось много зайцев и разных грызунов. А если есть добыча, то найдутся и охотники…

…Вот если вас спросят: где вы хотите жить – в большом доме в Подмосковье или небольшой квартире в деревянном доме на первом этаже и без удобств? Кажется, что ответ очевиден. Да, но если вы не собака. А если собака, ответ только один – там, где любят.

Марина живёт в историческом доме. Раньше там располагалась царская таможня, а с 1903 года он стал жилым. В этом доме жила прабабушка Марины, её бабушка, тут она родилась, тут сейчас живёт с семьёй – мужем, дочкой-студенткой, четырьмя собаками и двумя кошками. Конечно, в столь историческом доме нет удобств, воду надо носить из колонки. Квартира однокомнатная, на первом этаже пол зимой просто ледяной – у собачек лапки мёрзнут, поэтому у них есть свои лежанки. Марина говорит, что собак никогда не наказывает, даже голос не повышает – достаточно взгляда. И вот глядишь на ухоженных, спокойных, но при этом очень резвых собак, и понимаешь – вот оно, собачье счастье. А может, и не только собачье?

А скоро в маленькой квартире появится новый жилец и член семьи – он уже подрастает в Северодвинске до возраста, когда можно отлучить от матери. Спрашиваю Марину – зачем ей пятый пёс такой же породы? Она отвечает, что просто время подошло, четырёх собак мало…

Марина не заводчик, собак не разводит. Один раз она выставила на продажу двух щенков. Одного как раз и купили очень состоятельные люди из Москвы, которые строили дом в Подмосковье, и им хотелось иметь породистого пса. И одному из этого счастливого собачьего семейства не повезло оказаться в этом богатом доме. Марина говорит, что к этому пёсику относятся как к вещи, которую просто купили. А самое ужасное для неё, что парня постригли, чтобы было меньше шерсти. А ведь эту породу не стригут! Марина предлагает сообществу включить в договор пункт, запрещающий стричь собак таких пород. А сама очень переживает из‑за случившегося и винит себя. Поэтому второго пса она сняла с продажи – его хотели купить в Минске. Теперь он совершенно довольный бежит по белейшему и чистейшему снегу по дороге на Хабарку! Повезло…

Насторожённое отношение у Марины и к тем, кто разводит собак для спортивных состязаний. Особенно, когда делают это без сертификации, не учитывая особенности породы, а только делая упор на скорость. Такие собаки быстро изнашиваются, спорт – дело жёсткое не только у людей. Какое уж тут счастье? Но иначе в чём смысл?

Марина – сторонник сохранения чистоты породы. Считает, что сейчас на выставках довольно просто получить оценку «очень хорошо», что даёт право на разведение породы. При этом не всегда учитывается, что собака, будучи очень породистой, может быть трусливой или агрессивной. А трусливые собаки, считает Марина, недостойны продолжать линию своей породы. И правда, зачем плодить трусливых псов? Не защитят и предадут…

Откуда у Марины страсть к собакам? Говорит, что первая собака, а это была колли, у неё появилась в десятилетнем возрасте, ну и пошло… Мама присутствие собак в доме поощряла. Хотя профессию Марина выбрала далёкую от флоры и фауны – она строитель. Рассказывает любопытную деталь. Когда окончила строительный техникум, не могла устроиться по специальности – строителям в ту советскую ещё пору давали квартиры, поэтому вакансий не было. Получила ещё одну профессию – бухгалтера. А к концу девяностых квартиры строителям перестали давать, появились вакансии, и она вернулась в прежнюю профессию. Возглавляла производственную строительную базу, работала мастером, в частности, строила школу в Цигломени, за что получила грамоту от мэра Виктора Павленко.

Теперь занялась собаками, поэтому устроилась на работу, где можно трудиться по сменам. Если смена выпадает на дневное время, с собаками гуляют муж и дочь, конечно, не так долго. Но зато потом она и её воспитанники берут своё…

Лесистый остров

Мы идём по слепящему снежному ковру. Все, кто пишет про Хабарку, непременно говорят о том, что это дорога, ведущая из Соломбалы к острову, дорога в другой мир. Всего километр, но мир, правда, другой – сверкающий, чистый, с пьянящим воздухом и тишиной.

По дороге встречаем людей и собак. Все здороваются друг с другом – люди с людьми и собаками, собаки – с собаками и людьми. На Хабарку ходят многие соломбальцы – кто с палками для ходьбы, кто на лыжах, а кто с собаками. Жить рядом с таким островом – большое везение. Марина говорит, что иногда жители Хабарки ворчат – гуляете с собаками, ступить по весне будет негде. Но эти претензии к Марине не относятся. За своими она убирает…

Встречаем соломбалку Ирину с симпатичным шпицем, знакомую Марины. Собаки, конечно, тоже знакомы и радуются друг другу. Ирина говорит мне: «Вот бы вы пришли на выходных – тут жизнь кипит, люди возят мебель, бабушки катят баллоны с газом…»

Но и в будний день она тоже кипит. Хоть на острове есть магазин, но всё равно в городских выбор больше, поэтому люди идут за покупками. А ещё многие идут в больницу. Жители посёлка рассказывают, что у них хорошее здание своей больницы, да врача забрали в соломбальскую, потому что там кадров не хватает. И теперь если заболел – прямиком через переправу, и в Соломбалу…

Так получилось, что кого ни спросила, никто не мог ответить, почему остров назвали Хабаркой? Нашла в словаре Даля, как мне кажется, наиболее подходящее толкование – лесистый остров. Неожиданно, но точно. Тем более что посёлок, который осенью прошлого года отметил 110‑летие, возник потому, что в 1908 году лесопромышленники Вальтер и Эдгар Пеци на острове построили лесопильный завод. А продукция компании «Братья Пец» шла на европейский рынок. Так что жители посёлка имели работу и возможность кормить семьи. Лесопилением на острове занимались до 2006 года, потом завод закрыли. Какие‑то строения напоминают о былой жизни, когда рядом с домом была работа. Сейчас его покидают именно поэтому – работы нет. Хотя в посёлке ещё постоянно проживает около тысячи человек.

Неподалёку от заводского посёлка находится дачный, который называется Расчалка – здесь около полусотни домов. К некоторым прочищены дорожки – значит, живут здесь и зимой или приезжают время от времени. Есть дома, в окнах которых видны комнатные цветы, значит, тут точно живут. Но мы в тот день в Расчалке не встретили ни одного человека, зато кругом бегали коты. Кто знает, может, домашние? Но Марина говорит, что много и брошенных – люди берут на лето, а потом просто оставляют. Или завозят сюда и котов, и собак, чтобы не нашли дорогу домой… Конечно, это касается не только Хабарки.

Вот мы говорим, что трудно понять жизненную философию людей, которые держат по нескольку собак в небольших квартирах и заботятся о них, как о детях. А как понять логику тех, кто и котов, и собак просто оставляет на улице, словно выбрасывают надоевшую игрушку? Всё же какие мы, люди, разные! Хоть и не делимся на породы…

«Кама» с «Алмазом» идут!

Надежда ДмитриевнаС августа прошлого года на Хабарке появилась достопримечательность – новый причал. Сейчас он заснеженный, но угадывается. Его открывали в августе очень торжественно, в присутствии высокого городского начальства. Встретившаяся нам жительница Хабарки Надежда Дмитриевна на празднике тоже была. Говорит, что люди сначала порадовались, а сейчас не понимают, зачем им причал стоимостью в сто миллионов рублей? Туда летом причаливает всего один теплоход. Причал, конечно, был нужен, но к чему такой размах? По её словам, и «ожидалка» холодная, от ветра не спасёт. И самое главное – причал уже просел, осенью воды было по колено, его уже ремонтировали, как она говорит, сверлили дырочки. Помнится, в релизах пресс-служба администрации Архангельска сообщала, что причал построен по новым технологиям, и он очень надёжен. Может, ему время надо, чтобы адаптироваться? Просядет, потом поднимется и выровняется? Может, технология такая? Жители Хабарки и мы тоже были бы рады разъяснениям специалистов по этому поводу.

О причале говорила не только Надежда Дмитриевна – буквально каждый встречный. На острове проблем, как говорится, выше крыши, да хоть тополя старые спилить, а то уже представляют угрозу и людям, и жилью. Зачем эта помпезность на острове, где нет работы и который покидают люди? А потом ни на что другое денег нет. А где же им взяться?

Так и получилось, что сделали людям, казалось бы, доброе дело. А они недовольны. И имеют на это полное право. Считают, что не по‑хозяйски поступили…

Возвращаемся обратно, Марина говорит, что спешить не надо – вон Кама с Алмазом идут. Подумала, что это собаки и просто надо их подождать, чтобы поздороваться. Но собак не было видно. Зато в русле возвышался теплоход, а за ним буксир. Значит, это они – «Кама» и «Алмаз». И я побежала, потому что боялась пропустить целое действо – такое привычное для тех, кто работает на переправе, и кто ходит через неё каждый день, и необычное для человека нового.

Я так бегала с фотоаппаратом, что во мне заподозрили «приезжесть». Хотя, благодаря своей работе, я бывала на разных переправах, причалах, в том числе ледовых, расположенных на Северном морском пути. Но… Это всё равно завораживает и вызывает восторг. И почему только здесь нет толп туристов? Это же Арктика! Архангельск, между прочим, самый большой в мире город, который находится в Арктической зоне. Чтобы попасть в Арктику, туристы платят бешеные деньги, преодолевают сотни километров по ледяной пустыне. А тут стой и смотри! Арктика, настоящая – вот она, буквально за поворотом.

Стой и смотри, как, шурша льдинами, прямо на тебя идёт большой теплоход. С двух сторон ему и буксиру помогают работники переправы, вооружённые баграми. Где вы в современном мире увидите человека с багром?!

А когда «Кама» и «Алмаз» проходят переправу, в оставленном ими следе видна бурлящая вода. Но как же мы перейдём? Марина успокоила – сейчас «Алмаз» вернётся и будет нагонять на переправу лёд. И это тоже действо. Работники переправы постоянно на связи с рулевым буксира. И тоже пособляют ему багром. А потом очень быстро укладывают мостки, и люди, скопившиеся с обеих сторон переправы, идут по ним, не дожидаясь, пока установят перила. Совсем не страшно, и есть ощущение, что всё здесь надёжно.

Кстати, работников переправы все хвалят – они и помогут, и очень быстро мостки налаживают. Тоже ведь арктическая профессия, о которой стоит рассказать отдельно…

И всё это происходит в черте города – Хабарка относится территориально к Соломбале, от причала в город можно доехать 61, 42 и седьмым маршрутами городских автобусов. А до Хабарки пешком – километр. И это другой мир…

Марина бежит по реке вместе со своими гривастыми мальчишками. Спешит, чтобы покормить их и оставить отдыхать после столь активной прогулки – почти три часа бегали. А ей предстоит вновь пройти тем же или иным маршрутом – уже с девчонками. Тоже счастливыми…

Светлана ЛОЙЧЕНКО

Из жизни

11 декабря

«Акви­лон Инвест»: Сна­чала парк и дет­сад – потом новое жилье

10 декабря

Английс­кий язык для Начи­на­ющих – с чего начать?

9 декабря

В свой День рож­де­ния Архан­гель­ский Сне­го­вик откры­вал ёлку и запус­кал фейер­верки

5 декабря

Детей из Архан­гель­ской области приг­лаша­ют на кас­тинг телеп­рог­рам­мы «Луч­ше всех!»

5 декабря

«Акви­лон Инвест»: В прио­ри­те­те – повыше­ние качес­тва город­ской среды

4 декабря

Наталья Алек­се­ева: послед­ний марафон

2 декабря

Как соби­рали втор­сырье в СССР

29 ноября

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Архан­гель­ске

29 ноября

Как соз­дать ком­форт­ную среду для бизнеса

27 ноября

«У меня было много счас­тья...»

26 ноября

Минп­ри­роды РФ пред­лага­ет усо­вер­шенство­вать меха­низм рас­шир­ен­ной ответст­вен­ности про­из­води­те­лей

25 ноября

Новос­тройки на месте вет­хих «дере­вя­шек»

25 ноября

Роман­тик из пяти­деся­тых

23 ноября

Вете­ран, сереб­ряный волонтёр

22 ноября

Город запом­нил его как люби­мого певца

Похожие материалы