Мода с чужого плеча

16 мая 15:21 Из газеты
Фото Льва Долгачёва
Фото Льва Долгачёва

Кто и почему сегодня покупает вещи, которые уже кто‑то носил

Сегодняшний «Секонд-хенд» (англ. second hand – вторая рука) отличается от «секондов» 90‑х тем, что перестал быть магазином для тех, у кого нет денег, а стал клондайком для модников «в теме».

Кто клиенты «секонд-хенда»?

Марина Мартынова, владелица одного из секонд-хендов в Архангельске, делит своих клиентов на три категории. Первая – «логоманы»: гонятся за логотипом бренда. Вторая – желающие найти качественную вещь, сэкономив при этом. И третья – так называемые «разумные потребители»: они понимают, что производство одежды – энергозатратная индустрия, негативно влияющая на окружающую среду, поэтому поддерживают идею давать вещам вторую жизнь.

Большинство же до сих пор скептически и даже брезгливо относится к секонд-хендам, полагая, что одеваться там – удел людей с низким достатком. Однако, по наблюдениям продавцов таких магазинов, малоимущие к ним не ходят. «Они бедные, но гордые» и скорее пойдут в магазины с условным названием «Смешные цены». Так что среднестатистический покупатель секонд-хенда – человек со средним достатком. Он знает, что качество вещей, способных на ещё одну жизнь, не найти в сетевом магазине.

Секонд-хенды пользуются популярностью у молодёжи. Если ещё 30 лет назад многие стыдились признаваться, что одеваются из «секонда», то сейчас это подчёркивается. Ведь сам историк моды Александр Васильев обожает ходить по таким магазинам и на федеральном канале рекомендует делать то же самое любителям винтажных или супер-модных вещей.

Марина Мартынова рассказала:

— «Логоманы» в день завоза с утра расхватывают новинки, в примерочной фотографируют их на себе или на ком‑то и выставляют фото в соцсети. Несколько минут – и вещь, ещё не вынесенная из примерочной, продана. К примеру, футболку стоимостью 300 рублей продают за 500, потому что кому‑то это важно – иметь футболку с логотипом «Hugo Boss». Или джинсы «Levis».

Но «логоманы» всё‑таки не основные наши клиенты. Основной покупатель секонд-хенда – женщина старше 35. В её руках – семейные финансы, и она вынуждена распределять их не только на себя, но и на всю семью. Именно поэтому женщины часто начинают отбор вещей с мужских или детских стеллажей.

Откуда вещички?

Вещи для россиян идут из Германии, Англии, Италии. Там сбором одежды занимаются специальные лицензированные компании. На улицах стоят контейнеры для сбора вещей, и люди отдают их бесплатно. «Сборщики» отправляют собранное на склад для распределения по сезону, качеству, бренду. Если смотреть географию поношенных вещей, Америка – худший для нас поставщик: 30 процентов населения страдает от ожирения, и одежда оттуда достигает 70 размера. Считается, что лучший «секонд» идёт из Британии: британцы обеспечены, поэтому сами носят качественные вещи известных марок, из натуральных материалов.

В Европе на специальном складе одежда сортируется по качеству: цена зависит от нескольких параметров. Брендовые брюки, блузки, джемпера, понятно, дороже. Остальной товар делится на несколько категорий. Первая – новые вещи в хорошем состоянии и чаще всего определённого бренда. Вторая – вещи с малозаметным браком, и третья – товар для утилизации, его продают промышленным организациям для переработки.

А куда потом?

Мы не занимаемся благотворительностью, потому что везде жёсткие правила отбора вещей. Как‑то звонили в приют для собак, но нам отказали: им простые «тряпки» не нужны. «Вот пальто или одеяла на подстилки – приносите». Но у нас нет пальто и одеял в таком масштабе. Если говорить про нераспроданные вещи, знакомым или продавцам отдаю их бесплатно. Оставшееся выкидываю. У нас нет больших запасов ненужных вещей, чтобы задумываться о том, куда их пристроить.

Кто конкуренты?

Главный – крупные магазины розничной торговли. Они предлагают вещи по такой же, как в «секонде», цене. Разница – в качестве: их кофточек или брючек хватает буквально на несколько стирок. Наши могут носиться годами.

— Рост иностранной валюты также сказывается на количестве брендовых вещей: евро подорожал, и увеличился ценник, который предлагают фабрики. К примеру, Европа активно помогает одеждой беженцам, поэтому на распределительные пункты всё реже и реже поступают качественные брендовые вещи. Появление сети федеральных «секонд-хендов» вынудило закрыться большинство маленьких магазинов «вторичного употребления», – прокомментировала Марина Мартынова.

Сегодня «федералы» вообще делают из секонд-хендов бутики, где вещи аккуратно разложены и развешаны, где нет сильного специфического запаха одежды после обработки, а есть зона отдыха и даже детская комната.

В чём отличие от комиссионки?

Большинство людей путают секонд-хенд с комиссионкой, но между ними есть отличия.

— Раньше в комиссионку покупатели шли из‑за дефицита товаров. Продавцы – чтобы избавиться от лишней или ненужной вещи либо чтобы заработать на продаже. Сейчас это неактуально. Совместить секонд-хенд и комиссионку можно, если быть жёстким при отборе вещей. Но это тяжело из‑за разных целей того, кто сдаёт вещь, и того, кто её принимает. Для вас ваша кофточка или портфель самые лучшие и практически новые, и вы хотите «адекватных» денег за них. Но и магазин должен заработать на том, что выставит и продаст вашу вещь. Зачастую стороны не могут сойтись в цене. Именно это и останавливает соединять качественный сток и вещи, бывшие в употреблении, но без признаков износа, с комиссионными вещами. К тому же по правилам, вещь принятая в «комиссионку», должна иметь справку из химчистки, но этим никто не заморачивается, – говорит Марина Мартынова. – Есть мифические истории о том, как в карманах вещей из секонда находили тысячи. И мы находили, но самое большее – 40 фунтов. В Европе есть традиция – «послать в Африку»: перед сдачей одежды благотворители могут положить в карман брюк или куртки один-два евро.

Есть ли будущее у секонд-хендов?

У производителей никогда не исчезнет желание зарабатывать на продажах, а у потребителей – получать удовольствие от шопинга. И с каждым годом вещам в наших гардеробах будет становиться теснее. Утилизация же их тоже стоит немалых денег. Именно поэтому Европа нашла удобный и наиболее дешёвый способ избавляться от ненужных вещей. Возможно, и Россия когда‑нибудь озаботится подобной проблемой.

Анна ЖУКОВА

Из жизни

17 июля

В орлятс­ком кругу гово­рили о счас­тье людей

17 июля

«Прав­да Севе­ра» объяв­ля­ет кон­курс на луч­ший садо­вый участок

17 июля

Немец­кий эксперт о рос­сийск­их свал­ках: «В Рос­сии сей­час те же самые вызовы, кото­рые были в Гер­ма­нии относи­тель­но недавно»

16 июля

В Архан­гельск при­был круиз­ный лай­нер «Nautica»

16 июля

В Архан­гель­ской области ожи­да­ют­ся дожди с гро­зами и туманом

15 июля

Севе­род­винцы нако­пили дол­гов перед ПАО «ТГК-2» на 279,3 млн. рублей

15 июля

Два новых «Мак­си» откро­ют­ся в Архан­гель­ске

12 июля

Пой­демте с нами! Чем занять­ся в выход­ные в Арха­не­гель­ске

12 июля

Кол­ледж менедж­ме­нта – залог успе­шного будущего!

12 июля

Воп­росы инвесто­рам про­ек­та эко­тех­ноп­ар­ка «Шиес»

11 июля

Хол­динг «Акви­лон Инвест» постро­ит сем­ей­ный дом

11 июля

11 июля в Архан­гельск встре­тят «Аркти­чес­кий Пла­ву­чий уни­вер­си­тет»

11 июля

Отор­вавши­еся от земли

10 июля

Озеро моей мечты

10 июля

Акцент на мусо­ропе­ре­ра­бот­ку

Похожие материалы