Только жестом!

20 марта 2019 12:10 Из газеты
Фото автора
Фото автора

Марина Коржавина, специалист-сурдопереводчик высшей категории, о том, как ей в своей профессии приходится быть врачом, учителем и адвокатом

Марина КоржавинаМарина Коржавина уже одиннадцать лет работает сурдопереводчиком в региональном отделении Всероссийского общества глухих. Сегодня мы говорим с ней о её необычной и очень редкой профессии. Ведь во всей области работают только восемь специалистов: два – в Котласе, один – в Вельске, два – в Северодвинске и три в Архангельске.

– Марина, а вы кем мечтали стать в детстве?

— В детстве я мечтала стать учителем. Потом, в подростковом возрасте – адвокатом или врачом.

– Но стали сурдопереводчиком. Как это получилось?

— Случайно. Находилась в декрете, узнала, что набирают курсы по жестовому языку. Окончила их, защитила категорию, а на следующий день мне уже позвонили и пригласили временно поработать, пока другой переводчик на больничном.

– А где учат столь сложной профессии?

— Курсы я окончила в Архангельске, в обществе глухих. Потом меня направили в Санкт-Петербург на месячные курсы. Позже поступила на специализацию «Организация сурдокоммуникаций», это уже среднее специальное образование.

– Марина, скажите, как много людей в городе и области имеют проблемы со слухом?

— В Архангельске – 170 человек, которые обращаются за помощью сурдопереводчика, а по области – около 500 человек.

– Как обучают языку жестов детей, который родились с инвалидностью по слуху?

— К сожалению, детей у нас не обучают жестовому языку. При обучении детей используют ручную азбуку. Жестовая речь для детей запрещена, потому что их стараются научить говорить и считывать с губ. Мы, сурдопереводчики, с этим не согласны, потому что дети сами придумывают неправильные жесты, а потом их приходится переучивать. Но если они учатся в школах-интернатах, то в некоторых обучают жестовому языку.

– Сейчас профессия сурдопереводчика востребована на рынке труда?

— Да, специалистов очень мало, профессия редкая, а глухих людей, к сожалению, меньше не становится.

– Как вы думаете, почему так мало людей хотят получить эту профессию?

— Во-первых, это не особо известная профессия, во‑вторых, все думают, что это очень сложно – выучить жестовую речь. А в‑третьих, психологически тяжело работать. Нужно буквально проживать с людьми их жизнь, а ведь всякое бывает, в том числе и негатив, и он тоже выливается на сурдопереводчика.

– Как люди с инвалидностью по слуху справляются со своими проблемами, когда рядом нет сурдопереводчика?

— У них у всех есть номера наших мобильных телефонов, они могут написать смс, позвонить по скайпу.

– На праздниках вы делаете перевод, стоя на сцене?

— Да. В жестовом языке ещё есть калькирующая речь, это когда мы досконально, слово в слово переводим. На мероприятиях сурдопереводчик и должен пользоваться вот этой калькирующей речью.

– Всегда было интересно – у жестового языка есть ругательства?

— Да, есть. Кстати, на курсах жестового языка это первое, чему обучают. Потому что среди глухих тоже есть разные люди, кто‑то может и послать… Нужно, чтобы переводчик знал, а не стоял и мило улыбался, кивая головой.

– Значения жестов очень различаются в разных странах?

— Неслышащие люди быстрее находят общий язык с иностранцами, даже со слышащими. Жестовая речь образная. Я не считаю, например, что во всех странах должен быть единый жестовый язык, потому что это невозможно, ведь жестовая речь связана с артикуляцией. Артикуляция – это самое важное, потому что в основном идёт считывание с губ, а жесты – это уже вспомогательный элемент. Но существует жестуна – это международный жестовый язык, к сожалению, в Архангельске ни один человек из глухих им не владеет. Но я знаю, что в жестуне большинство жестов взяты из русского жестового языка.

– Профессия сурдопереводчика требует определённого дресс-кода?

— Обязательно классический стиль: тёмная одежда с длинным рукавом, чтобы ладони выделялись. Естественно, не допускается яркий маникюр и украшения. Особенно жёсткие требования, когда на сцене выступаешь. И обязательно яркая красная помада, чтобы губы были видны, потому что человек читает с губ.

– Проект вашей организации «Слышим сердцем» стал победителем конкурса президентских грантов. Можете рассказать о нём?

— «Слышим сердцем» – это довольно грандиозный проект. Там решаются три больших задачи. Первая – включение инвалидов по слуху в оказание социальных услуг. Вторая – обучение разных специалистов жестовому языку. В прошлом году в Архангельске обучили 20 человек – там были специалисты из сферы культуры, здравоохранения, социальной сферы. Третья задача – подготовить инклюзивное мероприятие «Слышим сердцем», на котором глухие артисты будут выступать наравне со слышащими людьми. А, значит, больше жителей Архангельска и области смогут познакомиться с творчеством наших артистов. К сожалению, многие не знают, что наши артисты могут петь, танцевать, показывать клоунаду. После таких концертов в Котласе и Вельске люди выходили из зала с восторженным взглядом – они не могли себе это представить.

– Назовите особенности и сложности вашей работы.

— Сложность – большой поток информации, потому что сурдопереводчик для неслышащего человек должен уметь ориентироваться во всём: и в медицине, и в юридических, и в жилищно-бытовых вопросах, и в психологии. А плюсы – это интересная работа, она разнообразная, ты никогда не сидишь на одном месте. Вчера, например, утром вырывали зубы глухому дедушке – я присутствовала и переводила, потом сразу побежала в миграционную службу оформлять другому вид на жительство. Тут же бежишь и вызываешь сантехника, а вечером идёшь на родительское собрание…

– К вам за помощью обращается больше молодых или пожилых людей?

— В Архангельске это люди среднего возраста. Пожилых тоже много. А молодых очень мало, потому что в Архангельске нет специализированных учебных заведений, все молодые глухие уезжают куда‑то учиться, а потом там и остаются – работы для них у нас в городе тоже нет.

– Вы сказали, что постоянно на работе. Это не мешает семье?

— Мы шутим, что с нашей профессией нет никакой личной жизни. Бывает, запланируешь что‑то, а тебя вызывают, надо срочно ехать. Но глухие, чаще всего люди деликатные, привыкли, что вечерами нас не нужно беспокоить, только по необходимости.

 Какие, прежде всего, требуются качества для работы сурдопереводчиком?

— Первое – это любовь к людям. Нужно принимать человека, каким бы он ни был. Сострадание, понимание, спокойствие во всём. Нужен, конечно, позитивный настрой к жизни, ко всему вокруг. Без чувства юмора тоже никак… Эмоции обязательны, потому что жестовая речь – это артикуляция, эмоции и жесты. Ещё – открытость. Когда я пришла учиться, была очень стеснительной, а теперь стеснение ушло. Обязательно здоровье должно быть в порядке, потому что очень много времени проводишь на ногах. В нашей профессии не зарабатывание денег важно. Многое здесь придётся делать бесплатно. Есть профессии, где человек не будет делать того, что не прописано в договоре, а у нас так не выйдет.

– Получается, что профессия сурдопереводчика скрывает в себе ещё много других профессий?

— Да, вы спросили меня, кем я мечтала стать в детстве. В профессии сурдопереводчика я воплотила все мечты: как учитель я преподаю курсы жестового языка, как врач хожу по медицинским учреждениям, выступаю в суде как их адвокат. Вот так все мечты и воплотились в жизнь…

Лидия АГАФОНОВА

Из жизни

6 июля

«Ты опять ребён­ка вклю­чил?». Пси­хо­ло­ги – о том, как пра­вильно осоз­нать свою роль

3 июля

Уго­во­ри­ли или поймали?

3 июля

В Кот­ласс­ком райо­не захоро­нили оста­нки сол­дата, погиб­шего в 1944-м в Крыму.

3 июля

В Архан­гель­ской области самая высо­кая заболе­ва­емость раком в стране

29 июня

C нача­ла года более тыся­чи семей Архан­гель­ской области пок­дклю­чили «Виде­онаб­люде­ние» от «Рос­теле­кома»

22 июня

В Архан­гель­ской области сос­то­ялась мас­со­вая регист­ра­ция браков

22 июня

Депу­тат Госу­дарст­вен­ной Думы Елена Вто­ры­ги­на при­няла учас­тие в закладке «Сада Памя­ти» хол­динга «Титан» в Кар­пого­рах

22 июня

В Пинеж­ском райо­не про­шли регио­наль­ные уче­ния по туше­нию лес­ных пожаров

21 июня

Алек­сея Лип­ницко­го, сына наших кол­лег – Алек­сей и Ека­те­ри­ны, похоро­нят в Архан­гель­ске

19 июня

Накор­мите свои эмоции

15 июня

Диз­ай­нерс­кая мебель в сов­рем­ен­ных интерье­рах

6 июня

На Солов­ках отрес­тав­риру­ют зда­ние гос­тини­цы XIX века

5 июня

Из рода Став­ровых, из коле­на Абрамовых

29 мая

В Архан­гель­ской области выяв­лено 158 слу­ча­ев Covid-19 за сутки

29 мая

Сразу восемь юных худож­ни­ков из Архан­гель­ска стали при­зе­ра­ми все­рос­сийско­го кон­курса к 75-ле­тию Победы

Похожие материалы

6 июля Из жизни

«Ты опять ребён­ка вклю­чил?». Пси­хо­ло­ги – о том, как пра­вильно осоз­нать свою роль

3 июля Из жизни

Уго­во­ри­ли или поймали?

19 июня Из жизни

Накор­мите свои эмоции

5 июня Из жизни

Из рода Став­ровых, из коле­на Абрамовых

17 мая Из жизни

Житель­ница Архан­гель­ска через суд воз­мести­ла рас­ходы, понес­ён­ные на замену окон­ных блоков

16 мая Из жизни

Кусо­чек бума­ги, от кото­рого зависе­ла жизнь

30 апреля Из жизни

Пан­де­мия: про­вер­ка соба­ками на чело­веч­ность

29 апреля Из жизни

«Мой милё­нок – бала­лай­щик, я – евон­на куколка…»

23 апреля Из жизни

«Про­стых дел для меня не было»

18 апреля Из жизни

«Не ста­вить запятые, если не може­те объяс­нить их постан­ов­ку!»

13 апреля Из жизни

Моя нес­бывша­яся мечта

2 апреля Из жизни

Как я ходи­ла сда­вать­ся врачам

27 марта Закон

Дирек­тор номи­наль­ный, ответст­вен­ность – нет